Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

Глава36

Глава37

Глава38

Глава39

Глава40

Глава41

СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

скачать книгу СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 14

Разряд из парализующего станера не причинил Грабовскому особенного вреда. Боевой комбинезон отразил большую часть лучей, а за врачевание онемевших участков тела тут же взялась универсальная аптечка. Так что боеспособность лейтенант потерял всего на несколько секунд. Несколько секунд… Это ничтожно мало в обычной жизни и чудовищно, непозволительно много в жестоком остервенелом бою. Марку не хватило именно этих нескольких секунд, чтобы дотянуться до автомата, лежащего возле трупа убитого им рейнджера. Пальцам оставалось всего каких-то пару сантиметров, когда на Грабовского накинулись сразу две затянутые в черное фигуры.

Не хотят убивать. Берут живым. Марк прекрасно понимал действия своих противников. Ему самому неоднократно приходилось брать языка, только вот в роли этого самого языка, разведчику сейчас оказаться совсем не хотелось. Ну, просто жуть как не хотелось!

Используя усилители боевой униформы, лейтенант резко развернулся с живота на бок. Такой силы и прыти с его стороны атакующие явно не ожидали. Они посыпались с разведчика как наездники со спины необъезженного мустанга. Один завалился на другого, высвободив тем самым правую руку Грабовского. Это была ошибка, их роковая ошибка. В руке разведчика мигом оказался выдернутый из-за голенища тяжелый боевой нож.

Он ударил, не видя своих врагов, за спину, наугад, в надежде на удачу. Резкий вскрик и глухой чавкающий звук подсказали Марку, что он попал. Вот только куда и в кого? А какая, собственно говоря, разница? Важно, что теперь у него появится время, те самые, столь необходимые секунды, чтобы завладеть оброненным Р-90.

Автомат отлетел в сторону, как только Марк потянулся к нему. Его отшвырнули ударом ноги, легко, словно это был футбольный мяч. И кто же этот футболист? Грабовский метнул разъяренный взгляд вверх.

Спецназовец оказался невысокого роста, на удивление хрупкого, можно даже сказать мальчишеского телосложения. Да, впрочем, он и был самым настоящим желторотым сопляком. Вместо маскировочного шлема А-420 у солдата на голове была одета обычная кевларовая каска. Из под поднятого защитного стекла на Грабовского глядело хмурое сосредоточенное лицо еще не ведающее, что такое бритва. Пристальным взглядом своих голубых глаз юнец внимательно изучал Марка.

Ах ты, засранец, сейчас я тебе объясню кто тут есть кто! Практически без замаха разведчик метнул нож. Лейтенант рассудил здраво, когда третий, не связанный потасовкой противник будет уничтожен, он продолжит беседу с двумя другими… и сделает их, обязательно сделает, не будь он Марк Грабовский.

Однако, все вышло не так, совсем не так. Молодой солдат словно играючи поймал летящий ему в горло нож. Он схватил его налету с легкостью, с какой хватают надоедливую муху. Марк был поражен. Уклониться от ножа можно, но чтобы поймать… Да, ладно, хрен с тобой! Поймал и радуйся! Посмотрим, сможешь ли ты остановить пулю. Лейтенант тут же внес коррективы в свой давешний план. Теперь в первую очередь он займется сладкой парочкой, которая все еще болтается на нем, как прочно засевшие репьяхи.

Навалившиеся на Грабовского рейнджеры оказались крепкими ребятами, но разведчик все же был лучше. Удар локтем окончательно доконал первого, уже раненного противника. Подключив усиление костюма, Марк смог перебросить его через себя… вперед, прямо под ноги молодому жонглеру так ловко управляющемуся с ножами. Жалко только, что вместе с солдатом улетело и его оружие. Ну, ничего, второй коммандос остался на месте и автомат его все еще при нем.

Солдат, заламывающий Грабовскому руку, даже не подозревал, что боевой комбинезон не потерпит неестественного болезненного расположения конечностей. Он мигом включит бандажирование, обеспечив тем самым сохранность связок, суставов и костей своего владельца. Программа сработала автоматически, еще до того, как лейтенант отдал приказ. Избавленный от болевого прессинга, Марк получил отличную возможность атаковать, причем действовать неожиданно и решительно. Не медля ни секунды, Грабовский снова вернулся в положение «лицом вниз», а затем свободной правой рукой оттолкнулся от пола. Одновременно с толчком он крутнулся всем телом, подныривая под своего противника. Трюк сработал, и они оказались лицом к лицу. Солдат в черном попытался вцепиться ему в горло, но Марк оказался быстрее. Сильным ударом кулака он сломал противнику кадык. Солдат захрипел, кровь струйками потекла из-под его серебристого шлема.

— Ах, простите, какая жалость,— свирепо прорычал Грабовский и тут же ухватился за автомат, болтающийся подмышкой у смертельно раненного противника.

Защищаясь телом поверженного врага, лейтенант навел оружие на стоящего невдалеке молодого солдата и без колебаний нажал на спуск. Он нажал, точно нажал. И продолжал изо всех сил давить на него с полминуты, не меньше. Только выстрела все небыло. Спусковой крючок напрочь отказывался нажиматься, словно в руках у «головореза» оказалось не боевое оружие, а простенький макет, выструганный из старого палена каким-то любящим сельским папашей. Фермер сделал деревянную копию для забав своего малолетнего отпрыска, а Марк впопыхах купился на фальшивку.

Но это же чушь, бред, небылицы! Это настоящий Р-90 и спусковой крючок не может не нажиматься! Он должен нажиматься! Марк думал только об этом и, прилагая все силы, давил и давил на непослушную металлическую скобу. Он не мог остановиться, он продолжал тупо бороться со спусковым крючком даже когда появились новые фигуры в черном, даже когда они навалились на него и сорвали боевой шлем. И даже когда автомат выбили из рук, а запястья стянули мощными браслетами, Грабовский все равно, скрючив пальцы, снова и снова пытался справиться с воображаемым, ставшим единственной целью в жизни, рычажком.

Наваждение стало отпускать лишь тогда, когда разведчика поволокли к выходу из пещеры. Собственно говоря, место, в котором произошла стычка, было пещерой лишь в восприятии землянина. Его строители наверняка именовали эту полую внутри, состоящую из множества сводчатых залов гору, как-то по-иному. Чтобы понять как, следовало повнимательней приглядеться к попадающимся на пути диковинам. Главной из них были огромные, диаметром не менее десяти метров сферы, которые без всякой видимой опоры, словно сами собой, висели в воздухе. Шары были выполнены из неизвестного пористого материала по виду напоминавшего белый пенопласт. Каждый из них располагался точно над уходящим в глубину колодцем. Именно через такую вертикальную шахту Грабовский и поднялся на поверхность.

Предназначение сфер могло быть самым разнообразным, но разведчику почему-то пришло в голову, что это теплоприемники. В пещере стояла невыносимая жара, да и к тому же проделанные в потолке и стенах круглые, словно гигантские иллюминаторы, отверстия направляли солнечные лучи прямо на парящие в воздухе сферы. Следуя за наитием, Грабовский сразу дал этому месту подобающее название — энергостанция.

Марк вдруг удивился своим мыслям. Думать о памятниках канувшей в бездну цивилизации в тот самый момент, когда прошлым рискует стать он сам? Смешно. Даже нет, не смешно, а горько и противно. Ведь, изменяя самому себе, он абсолютно не помышлял о борьбе. Думал о причине, по которой заел автомат, о давным-давно почивших жителях Воларда, об этом странном сооружении и его не менее странной начинке… о чем угодно, но только не о борьбе. Такое с разведчиком происходило впервые, его словно подменили, заколдовали. Тут внутри Марка все похолодело. А вдруг и впрямь что-то нечистое?

Стоило Грабовскому это понять, как в памяти всплыл взгляд молодого солдата. И ведь тот даже не поднял свою винтовку, когда Марк целился в него. Просто смотрел… смотрел своими немигающими гипнотическими голубыми глазами.

Дальше этого кадра мысли «головореза» не продвинулись. Стало просто не до размышлений. Пещера закончилась, и его выволокли на залитое солнцем каменистое плато. Метрах в пятидесяти от входа стояли три военных флаера. Два «Вампира» и одна тяжелая транспортная машина. Их иссиня-черная окраска броско контрастировала с грязно-желтой гаммой окружающего пейзажа. Угловатые, словно ограненные, обводы крыльев и фюзеляжей делали машины похожими на огромные кристаллы, вывалившиеся на пустынное плоскогорье из диковинного параллельного мира, полного мрачных красок и невероятных геометрических форм.

— Шлем, наденьте ему шлем!

Неожиданный окрик резанул Грабовского по ушам. Кричал один из трех военных стоявших у опущенной аппарели транспортника. Властный и одновременно взволнованный тон выдавал в нем офицера, ответственного за ход этой операции.

У конвоиров Марка запасного шлема не оказалось. Шедший первым капрал, расписавшись в своем полном бессилии, красноречиво развел руками.

— Сюда его, быстрее сюда!

Офицер понял и быстро указал на темное чрево транспортной машины. Затем он перевел взгляд на одного из своих подчиненных и приказал:

— Лейтенант, достаньте новый А-420 из нашего запасного комплекта. «Гром», конечно, экранирован, но не будем рисковать.

Когда Грабовского уже подводили к аппарели, сзади вдруг послышался топот ног и надрывный крик.

— Уходим, немедленно уходим!

В этом возгласе звучало столько тревоги, что все, включая и самого Грабовского, обернулись. Вслед за конвойной группой бежал тот самый молодой солдат, который в незримой мысленной дуэли начисто переиграл разведчика. Только вот на этот раз лицо его было совсем не такое спокойное. На нем отражался страх, настоящий страх. Глаза лихорадочно блестели, лоб покрылся нервной испариной, дышал он часто словно запыхавшийся, сошедший с дистанции стайер. Такие значительные метаморфозы за столь короткое время? Марк удивился, да и, надо сказать, не он один.

— Что случилось, Тэрри? — прокричал встревоженный офицер.

— Взлетаем, скорее!

Солдат ничего не объяснял, то ли потому, что не хотел, то ли потому, что сам путался в липкой паутине происходящих событий. Верным оказалось второе. «Головорез» понял это по новой фразе перепуганного юнца:

Что-то должно произойти, что-то неотвратимое и страшное. Что-то приближается, что-то идет. Это сделал ОН… эта гадина, этот зверь. Я знаю, я чувствую!

— Все внутрь! Пилотам экстренный взлет!

Капитан, а Грабовский только теперь разглядел две капитанские шпалы, вышитые на клапане офицерского комбинезона, кинулся к молодому солдату по имени Тэрри и принялся прикрывать его отход. В поспешности, с которой офицер ринулся на защиту молодого солдата, Грабовский узрел что-то противоестественное. Так защищают либо близкого человека, либо кого-то ценного, того, от кого зависит очень многое, включая твою собственную судьбу и карьеру.

Летели секунды, они складывались в минуты, но ничего ужасного пока не происходило. Тэрри, как, впрочем, и капитану, ничто не угрожало. Они благополучно добрались до аппарели. Да и вообще вокруг стояла такая невообразимая гробовая тишина и умиротворение, что Марк вдруг усомнился в реальности всего происходящего. Черные боевые флаеры, вооруженные люди в высоких серебристых шлемах, он сам — это призраки, миражи, которые через мгновение растают, возвращая этому мертвому миру его вечное безмолвие и покой.

Однако Тэрри совсем не разделял мироощущения Грабовского. Взбегая по широкому десантному трапу, он снова закричал:

— Взлетайте, немедленно взлетайте!

И словно проснувшись от этого крика, моторы флаера ожили. В машине все пришло в движение. Аппарель поползла вверх, вспыхнули экраны нижнего обзора. Предназначенные информировать высаживающийся десант, они демонстрировали всю панораму на триста шестьдесят градусов вокруг. Грабовский вновь мог взглянуть на безжизненное плоскогорье, оценить громаду энергостанции, заглянуть в черные пустые глазницы ее многочисленных входов.

Черные… Они действительно стали черными, как будто внутри поселился бесконечный космос. А, может разведчику это лишь показалось? Войсковые ситуативные экраны ведь очень часто искажают цвета. Полутона для них излишняя, чрезмерная роскошь. Показали оперативную боевую обстановку в округе и будет. Это же вам не коммерческий кинозал, где платят за качество изображения.

Марк уже хотел отвести взгляд и заняться скрупулезным изучением, как своих охранников, так и внутренностей «Грома», но… Вдруг из одного из входов наружу выскочил человек. Да, это определенно был человек. Бежал он на двух ногах, и ошалело размахивал двумя руками. Однако во всем остальном его внешность… Да какая там, к дьяволу, внешность! У человека не было внешности. Он представлял собой сплошную кровавую кашу. Этакая абстрактная скульптура, слепленная из только что перемолотого кровавого фарша. Непонятно только каким образом она ухитрялась сохранять свою целостность и форму, а не развалиться, превратившись в лужу кровавого киселя.

Только Марк об этом подумал, как существо за бортом постигла именно эта участь. Оно переломилось пополам, и обе части с размаху грохнулись о землю. Все находившиеся во флаере с ужасом наблюдали как части человеческого тела быстро таяли, растекаясь по земле большим красным пятном. И это пятно кипело и бурлило, словно вода, выплеснутая на раскаленную сковородку.

Смерть, притаившаяся в глубине темных пещер, не удовлетворилась первой кровью. В погоне за новыми жертвами она покинула свое подземное пристанище и выплеснулась на залитое солнцем плоскогорье. Марк отчетливо видел, как из всех ходов энергостанции хлынули клубы черного, густого, как будто погребального дыма. Но это был совсем не дым. Обычный дым не может складываться в длинные узкие щупальца. А этот мог. И вот эти быстрые хищные щупальца во мгновение ока устремились к одному из «Вампиров». Машина, ближе других стоявшая к громаде энергостанции, вмиг погрузилась бурлящее облако. Черный саван кое-где оказался недостаточно плотным, благодаря чему и стало возможным видеть это.

На сверхпрочной броне летающего боевого монстра стали образовываться безобразные оспины. Буквально на глазах они расширялись и становились все более глубокими. Секунд через десять оспины стали прорываться и осыпаться внутрь, превращаясь в рваные дыры. Тьма словно ждала этого момента. Как океанские волны устремляются в пробоину тонущего корабля, так и она хлынула внутрь некогда грозной боевой машины. С этого момента судьба флаера была предрешена. Меньше, чем через минуту «Вампир» развалился на куски. Падая на землю, металлические плиты рассыпались в прах, устилая камни искрящимся серебристо-серым снегом.

— Пилоты, взлет! Влет, черт бы вас побрал! — вопль капитана стал первым человеческим голосом, прозвучавшим во всеобщей тишине.

И этот голос словно привлек внимание смерти. Черные щупальца потянулись в сторону транспортника. Казалось, облако окутает машину легко и беззвучно, но вместо этого его первое касание оказалось ударом, от которого задрожал весь корпус. Он так и продолжал вибрировать, создавая в мозгу противный зудящий визг.

— Взлет! Чего вы тянете?!

На этот раз истерически кричали уже все, включая офицеров, рейнджеров, и самого Марка. Но пилотов больше не стоило подгонять. Режим предполетного тестирования завершился, и двигатели взревели на полную мощность, отрывая тяжелую машину от земли.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава