Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

Глава36

Глава37

Глава38

Глава39

Глава40

Глава41

СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

скачать книгу СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 13

Строгов сгреб Луизу в охапку и как можно дальше отпрыгнул в сторону. В темноту, в мертвую зону, туда, куда не долетят пули. В том, что сверху не свалится охотник или как туман не осядет невидимка, Николай был уверен. Он бы знал. Он бы почувствовал. Из поля зрения Великого Мастера могут ускользнуть лишь те… Николай скрипнул зубами, когда осознал эту горькую правду — лишь те, кто вышел на охоту за Великим Мастером. Строгов вспомнил UG-18. Те черные ящики, висевшие под потолком, маскирующие шлемы у экипажа «Новой Невады». И та непробиваемая глухота, которая свалилась на него неизвестно откуда.

Глухота?! Да, сейчас он действительно словно оглох. Николай больше не слышал ни Марка, ни выстрелов, и об пол уже целых три секунды не звякали дымящиеся гильзы.

— Уходим! Быстро! — Этот приказ дался Строгову с невероятным трудом.

— Но там же Марк… — только и успела пискнуть Луиза перед тем, как ее рванули могучие руки Мастера.

— Мы уже ничем ему не поможем. Постараемся помочь хотя бы самим себе.

Накаркал! Строгов понял это как только из огромной каменной трубы, в которой только что исчез Грабовский, вывалились две гранаты, два рифленых цилиндра с бешено несущимися красными цифрами на взведенных таймерах. Николай впервые видел такую систему, но чутье профессионала тут же подсказало, что эти заряды куда помощнее обычных гранат. Раз так, то спасения нет. Они слишком близко. Но все же остается один шанс, крошечный шанс для Луизы. Тело Великого Мастера куда более прочная штуковина, чем тела обычных людей. Защитить, заслонить любимую, и может тогда… Медлить более Николай не мог. Он повалил девушку на пол и попытался прикрыть ее собой. То-то и оно, что лишь попытался. Луиза не приняла эту жертву. Она неожиданно сильно толкнула Мастера в грудь.

«Дура! Что творит?!» — только и успел подумать Строгов прежде, чем у него за спиной один за другим прогремели два взрыва.

По затылку, защищенному прочным костным шлемом, щелкнуло лишь несколько мелких безобидных камешков. Горячий ветер толкнул в спину и тут же отступил, как бы извиняясь за причиненное беспокойство. Что и это все?! Мастер не мог поверить в чудо. Несколько секунд он продолжал неподвижно стоять на коленях, скалой нависая над распростертой на полу девушкой. Гранаты сработали, а они все еще живы. Как же так?

Но лучше один раз увидеть, чем два раза услышать. Николай медленно повернул голову. Обычный человек вряд ли разберет что-либо в чернильном мраке подземелья, но Великий Мастер это совсем другое дело. Его, горящие синим огнем глаза, видят все.

Где-то в самой глубине рукотворной пещеры заворачивались густые клубы красной пыли. Вентиляция в туннелях благополучно почила уже ни одну тысячу лет, поэтому продукты взрыва не разметало по воздуху. Они оседали на пол словно опадающие лепестки гигантского алого цветка. Зрелище величественное и роскошное, но созерцать его нет времени.

— Это ты постаралась? Ты отбросила гранаты? — Николай быстро перевел взгляд на Луизу.

— Я сделала все, как ты учил,— корсиканка прошептала на выдохе, сама не веря в свою удачу.

— Молодец. А теперь вставай,— Мастер вскочил сам и одним рывком поднял на ноги свою подругу.

— Шеф, движение вверху! — Шредер с Микульским выросли как из-под земли.

— За мной! Жмите что есть духу! — Николай легко, словно маленького ребенка поднял Луизу на руки и бросился туда, где все еще кружился порожденный взрывом красный смерч.

— Почему именно туда? — Микульский спросил у Шредера, так как прекрасно понимал, командиру в пылу сражения такие вопросы не задают.

Почему именно туда? Николай затруднился бы ответить. Потому, что так надо. Потому, что именно там лежит дорога к спасению. Это сложно объяснить. Это чутье загнанного в угол хищника. Может быть он что-то заметил, может быть вспомнил или почувствовал. Мозг еще не в состоянии осознать и переварить, однако решение уже принято и ноги сами собой несут Мастера неизвестно куда.

Неизвестно куда, говоришь? Очень даже известно! Сквозь облака пыли проступила неясное черное пятно. Да, вот оно! Это скорее всего…

— Дыра в стене! Взрывы открыли проход в новый туннель! — закричал Георг Шредер. Протонная система наблюдения разобралась с пыльным маревом куда лучше, чем глаза Великого Мастера.

— К пролому! Быстрее!

Коварный враг уже дышит в спину. Николай чувствовал, как в подземелье спускается группа захвата. Нет, конечно, он не восстановил свой дар, зато вынужденная глухота включила порядком подзабытые инстинкты человека. Этот рывок в подземном мире уж очень походил на бегство сквозь непроходимые африканские джунгли. «Головорезы» ведь не всегда победоносно наступали. Иногда приходилось и драпать.

Шредер первым добрался до развороченной взрывом стены. В баварца с разгону врезался Микульский, для которого Георг служил верным и единственным проводником в царстве вечной ночи. Вслед за солдатами подоспели Строгов с Луизой.

«И чего это мы бежим? — Мастер вдруг уловил мысли Шредера.— Луиза ведь легко остановит любую погоню. Или лейтенант бережет свою подружку?»

«Ну, Георг, ну, баран! Когда же ты начнешь думать головой, а не тем местом, на котором сидишь? — Строгов метнул на рядового гневный взгляд.— Луиза еще не готова, не готова убивать. Поэтому стоит нам лишь остановиться и ввязаться в бой… и это будет конец».

Баварец не на шутку разозлил Строгова. При других обстоятельствах лейтенант обязательно нашел бы возможность наставить заблудшую душу на путь истинный, однако сейчас не время и не место. Сейчас Николай прежде всего командир, а личные счеты это потом. И все же в голосе Великого Мастера зазвучали интонации, от которых по телу у солдат побежали крупные мурашки.

— Всем внутрь! Немедленно! Шредер, просканировать оба направления. Даю тебе пять секунд. Время пошло!

Чтобы максимально ускорить процесс, Мастер расставил мощные руки и не хуже бульдозера впрессовал своих людей вглубь зияющего провала. И надо сказать, что сделал он это как раз вовремя. Три каменные трубы выплюнули первую атакующую группу. Худшие опасения Николая подтвердились. Шлемы А-420 зловеще поблескивали грязной ртутью на головах у каждого из «дорогих» гостей. Естественно, сейчас они не маскировали людей под морунгов. Они подавляли все биоволны исходящие от человеческого мозга, превращая своих владельцев в настоящие черные дыры.

Было и еще кое-что примечательное. Отряд спецназа распался на маленькие группки, по три человека в каждой. Тройки уходили вперед широким полуклином. Каждая последующая в двадцати метрах позади и в дюжине слева от впередиидущей. Строгов глядел и не верил своим глазам. Он знал это боевое построение! Это было их построение! Его придумал майор Жерес, специально для действий в условиях ограниченной видимости. Самое поразительное, что заокеанский спецназ следовал рисунку атаки четко и уверенно, словно эта тактика была вбита в их головы давным-давно. Строгов легко мог принять американцев за «Головорезов» не окажись на солдатах черной штатовской униформы, а в руках новеньких Р-90.

Все эти мысли, все эти воспоминания вихрем пронеслись в голове Великого Мастера при одном лишь коротком взгляде назад. В подземелье градом сыпался спецназ — матерые волки с железной хваткой. Не мудрено, что Марк попался в их силки, как наивная куропатка. Удивительно, что он еще успел выстрелить. Вспомнив своего лучшего друга, Строгов застонал как от боли в сердце. Пройдя сквозь сито дыхательного респиратора, стон стал похож на звериное рычание, от которого вздрогнули даже бывалые «головорезы». Кто как, а Шредер принял этот грозный звук на свой счет.

— Слева туннель чист. Справа две цели. Идентифицированы. Роботы. Похоже проходчики. Оба дезактивированы, энергия на нуле.

Бесконечные подземные туннели, мертвые роботы — что-то подобное уже было. История похоже повторяется, предоставляя Николаю возможность переиграть партию с самого начала. Ну, что ж, попытаемся выяснить, что мы не сделали тогда на Агаве и насколько умнее стали теперь.

Без всякого колебания Строгов повернул в ту сторону, где маячили две неясные тени. До них не так уж и далеко, метров семьдесят, в крайнем случае, сто. Добежать вполне успеем. Преследователи хотя и дышат в спину, но прежде чем кинуться в погоню, им предстоит выяснить, в какой именно из туннелей ушла группа Великого Мастера. Инфракрасный сканер здесь не сработает, это точно. Космические ботинки гарантируют полную термоизоляцию, так что тепловых следов «головорезы» не оставляют. А просветить несколько метров горной породы…? Не думаю, что портативные приборы обладают такой мощностью. Да и температуру здесь не назовешь низкой, градусов тридцать будет, никак не меньше. Не самый лучший фон для поиска человеческого тела, так что минуты четыре, а то и целых пять у них имеется.

Серые силуэты росли прямо на глазах. Вернее серыми они казались лишь вначале. Через два десятка шагов Николай уже отчетливо различал пыльные терракотово-красные борта, по которым словно лианы ползли ассиметричные бурые, почти черные полосы. Это что, камуфляж?! Открытие оказалось настолько неожиданным, что Мастер даже перешел с бега на шаг. Выходит, никакие это не проходчики. Рабочие механизмы не маскируют под цвет пустыни.

Как только шок прошел, Строгов смог сконцентрироваться на деталях. Шагоходы. Однако совсем не похожи на хищные профили боевых «Сахаев». Да и ростом не вышли. Трехметровые железные истуканы скорее напоминали глубоководные батискафы, которые неумелый горе-конструктор поставил на две короткие кривые ноги. Казалось, что машины сами чувствовали свою ущербность и нелепый вид. Стараясь скрыться от косых взглядов, они низко присели на ослабевших за тысячи лет ногах и затравлено озирались по сторонам. Глазами роботам служили многочисленные объективы, торчащие из шарообразного корпуса на манер рогов плавучей мины. Но была и другая причина, по которой машины выглядели неуклюжими и чрезмерно тяжеловесными. Каждая из них тащила на себе два внушительных цилиндрических баллона.

Емкости сразу привлекли внимание Великого Мастера. Что в них? Топливо? Маловероятно, чтобы шагающие боевые роботы пыхтели двигателями внутреннего сгорания на манер примитивных земных легковушек. Что же еще хранят в баллонах? Газ? Для чего? Для дыхания? Аналогия с аквалангами прочно засела в голову. Бред какой-то! Роботам не нужно дышать, если это конечно роботы.

Как только Шредер добежал до замерших во мраке шагоходов, он тут же принялся готовиться к бою. Рядовой не разглядел в инопланетных машинах ничего кроме более или менее сносной оборонительной позиции. Георг рассудил вполне резонно — уйти не удастся. Сдаваться? Пощадят навряд ли. Или прикончат на месте, или того хуже, отправят на корм морунгам. Остается всего один вариант — дорого продать свою шкуру. Хоть какое-то утешение напоследок.

— Если стрелять одиночными, то десятка полтора гадов можно и прикончить,— Шредер без приказа принялся занимать позицию под брюхом ближнего от входа робота.— Кто его знает, может, выиграем минут десять. Тоже кое-что. За этот время двое из нас смогут уйти вглубь туннеля. Для них это шанс.

— Почему двое?

Луиза прошептала это одними губами, как будто боялась, что преследователи услышат голос. Однако, на самом деле она боялась саму себя. Боялась, что произнесет вслух то, что хотела спросить на самом деле: «Почему не трое?» Почему нельзя пожертвовать одним человеком? Ведь если оставлять второго… Микульский как и Луиза слеп в кромешном мгле подземелья, а, значит, стрелять не сможет. Но тогда для последнего смертельного боя остается только одна кандидатура — Николай… ее милый, родной, горячо обожаемый Николай.

У Мастера подкатил комок к горлу. Выходит, она все же его любит. Уродливого, искалеченного, отвратного, но все же любит! Строгов на секунду крепко прижал к себе девушку, но тут же опомнился и опустил ее на пол. Не время. Не сейчас.

Вся эта душещипательная история напрочь выбила Николая из состояния концентрации. А ведь он вгонял себя в него не просто так. Он о чем-то думал, что-то искал и эти мысли, насколько Мастер помнил, никак не вязались со словом смерть. Причем, ни для себя, ни для Луизы, ни для обоих его солдат. Ни для кого из них!

Без жалости сжигая драгоценные секунды, Николай попытался нащупать утерянную нить. Так, о чем это он? Да, конечно, машины… Взгляд прилип к камуфлированным бортам. Оживить и отправить в бой? Ужасная идея! Строгов даже вздрогнул от возмущения. Это же надо, чтобы такой бред лез в голову, когда тикают последние секунды безопасной тишины. Для подобного фокуса надо быть как минимум инженером робототехником и иметь пол года в запасе. Нет, не то! Что же тогда? Чем могут помочь эти железные солдаты никому не известной, канувшей в бездну времени, войны?

Прозрение пришло как вспышка молнии. Есть! Вот оно! Николай победоносно, до боли, до хруста в пальцах стиснул кулаки. Если это действительно боевые машины, то у них должно быть оружие. Не исключено, что именно такой робот уничтожил подземный состав. Вопрос только, на что похоже это оружие и как его применить.

— Всем искать! — Великий Мастер неожиданно резко разорвал погребальное молчание.

— Что искать? — Шредер вскочил на ноги и с ходу принялся озираться по сторонам. Чутье подсказало бывалому «головорезу», что возможно сегодня и не придется героически расставаться с жизнью.

— То, из чего эти штуки стреляли.

Не дожидаясь пока в голове десантника все сварится и срастется, Строгов первым кинулся шарить по броне шагохода. На помощь Шредера он не очень-то рассчитывал, ну, а вот обладатель невероятно острого и внимательного взгляда — Ян Микульский, сейчас был просто необходим. 

— Ян, включи фонарь и ищи вместе со мной.

— Свет нас демаскирует,— разведчик схватился за фонарик, но тут же отдернул руку, словно от раскаленного металла.

— Плевать. Если они заглянут в этот туннель, то все равно нас засекут. И неважно на глаз или сканером. Так что включай смело, и ищи!

Со стороны трое мужчин напоминали пауков, ползающих по огромному пятнистому кокону. Они цеплялись за каждую выступающую деталь, прощупывали монтажные швы и фигурные выштамповки.

— Туда вашу мать! — Георг Шредер не выдержал первым.— Такое впечатление, что после того, как внутрь запихнули всю начинку, его наглухо заварили.

— Но ведь должны же существовать защитные блистеры. И боеприпасы тоже куда-то загружались… патроны или батареи, или что там у него… — Микульский был сама сосредоточенность, и не на секунду не прекращал поиски.— Пока ясно лишь одно, съемными являются лишь баллоны.— Разведчик чисто автоматически постучал по одному из цилиндров.

— Не может быть, чтобы…

Ян не дал баварцу закончить.

Тс-с-с! Тихо! Заглохни! Кажется внутри что-то пошевелилось.— Поляк приложил ухо к металлу.— Так и есть. Там что-то скребется.

— Джин, который раньше жил в бутылке. А, черт…! — Георг вдруг спрыгнул на пол и быстро взял свой FAMAS на изготовку.— Лейтенант, у нас движение на входе в туннель. Все, допрыгались! Теперь будем подыхать одной дружно компанией.

Великого Мастера не удивило появление противника. Как раз вовремя. Парни уложились в отведенные им пять минут. Еще секунд тридцать пока подтянутся главные силы, и десять пока они выйдут на огневой рубеж. Вот тогда и начнется… Но ведь есть еще целых сорок секунд! Есть время для того, чтобы понять! Итак, еще раз. Что мы ищем? Оружие. Мощное оружие. Такое, которое в состоянии перемолоть в пыль тонны металла. Значит, и сама эта штука должна быть большая. Взгляд Строгова сам собой прирос к внушительным навесным баллонам на спине шагохода. Их можно быстро заменить, что наверняка и делалось многократно. Почему меняют баллоны? Да потому, что они пустеют. А что во время боевых операций расходуется быстрее всего? Конечно, топливо и боеприпасы! От мысли о топливе Строгов уже отказался ранее и поэтому не хотел возвращаться к ней вновь. Значит, остается второй вариант. Значит в баллонах, скорее всего, и находится то самое таинственное оружие, которое они искали.

— Микульский, у тебя, кажется, оставалась последняя граната? — Николай резко развернулся к разведчику.— Давай сюда!

Пока поляк отстегивал с пояса смертоносный заряд, Строгов обратился к Шредеру:

— А ну, господин подрывник, соображай очень быстро. Этот туннель гораздо уже, чем линия подземки. Взрыв гранаты может завалить его?

— Нет,— баварец отрицательно замотал головой.— В лучшем случае наполовину. Я уже об этом думал.

Так, ясно… взрыв ничего не даст. Вердикт Георга лишь подтвердил предположения Николая. А собственно говоря, нужен ли им взрыв? Строгов уставился на гранату с таким напрягом, как будто хотел просветить ее рентгеном своего взгляда. Ему показалось, что руки сами сделали то, до чего голова так и не додумалась. Не активируя боевую часть, Мастер включил питание прижимного силового щита и разширил его до максимума.

— Туннель не широкий, должно хватить.

Разговаривая сам с собой, Николай схватил Луизу за руку и кинулся вглубь каменных катакомб, туда, где навечно застыла вторая из древних машин. Стальных великанов разделяло метров тридцать, не более. Мастер пролетел их за секунду. Толкнув девушку еще дальше, вглубь спасительной темной пещеры, он приказал подоспевшим солдатам:

— Идите к ней и ждите. Я мигом.

Миг это слишком долго. Мастер двигался намного быстрей. Четверть мига, и он подскочил к стоящему рядом, второму из мертвых шагоходов. Еще четверть, и магнитный захват надежно приклеил гранату к брюху мертвой машины. Быстрый взгляд Строгова скользнул по потолку, стенам, полу. Хорошая идея использовать робота в качестве штатива. С его помощью граната заняла место точно в центре практически круглого в сечении туннеля. Ее прекрасно видно с того места, где замерли обескураженные «головорезы». Последний шаг — включить таймер щита. Когда Мастер потянулся к выпуклой красной кнопке, он вдруг с отвращением осознал, что пальцы предательски подрагивают. А вдруг он просчитался, и щит не закроет весь проем? Тогда… Нет, об этом лучше не думать! Шанс есть, и Великий Мастер будет последним идиотом, если его не использует.

Легкий щелчок и по индикатору побежали миниатюрные цифры. Они были зеленого цвета. Это означало, что взрыва не будет. Вся энергия направлена к силовому щиту, до включения которого осталось одиннадцать секунд.

Вихрем Николай долетел до своих товарищей. Он выполнил свое обещание — мига вполне хватило. Без всяких объяснений Строгов вырвал FAMAS из рук Шредера.

— Приблизь изображение и считай,— только и удосужился объяснить грозный Мастер.— Сколько там на таймере?

— Восемь секунд,— обалдело произнес рядовой.

— Надеюсь, что получится.

Строгов пошарил прицелом по пузатому силуэту первого найденного легионерами шагохода. Стоящий между ним и целью робот номер два, слегка загораживал обзор. Ну, да это ничего, не беда. Великий мастер отыщет цель, не упустит свою добычу. И точно, добыча тут же, словно дрессированная прыгнула на мушку. Один из объемных заплечных баллонов некогда грозного боевого монстра — вот то, что он искал!

А тем временем машина, расположившаяся ближе к выходу, уже не казалась затерянной и одинокой. За ее шарообразным телом по туннелю бешено плясали с десяток световых лучей. Что ж, спецназ уверенно взял след. Хорошая работа.

— Пять секунд.

Николай старался не думать о том, что скрывается в зловещих баллонах, и о том, на какую смерть он обрекает несколько десятков человеческих созданий. Человеколюбие и сострадание пусть усохнут и заглохнут. Здесь идет война!

— Две секунды!

Крик рядового стал чем-то вроде приказа «Пли!». Ну вот и все! Николай плавно надавил на спуск, отправляя в спину железному солдату длинную очередь плазменных пуль. Он видел, как огненные трассы вспороли толстый металл, и как тот начал крошиться, будто только что извлеченный из жидкого азота. Он слышал необъяснимый низкий звук, так стальные гусеницы скрежещут по асфальтовой мостовой. Ему на миг показалось, что он увидел… Точно увидел! Безжалостная, яростная и неудержимая из баллонов на волю вырвалась тьма…

Вдруг все исчезло. Туннель перегородила стена из мутного голубого света. Силовой щит сработал, разделив мир на две части. В одной из них «головорезам» даровалась жизнь, а вот что творилось в другой…? Да будет это известно одному Богу… ну, или дьяволу.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава