Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

Глава36

Глава37

Глава38

Глава39

Глава40

Глава41

СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

скачать книгу СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 20

Лурийская принцесса старалась держаться с достоинством и честью. Это было тяжело… очень тяжело. Одно дело демонстрировать свою волю и непреклонность, зная что за тобой стоит правда, справедливость и здравый смысл, и совсем другое когда в душе не переставая ворочается мерзкий червь сомнений. Что же происходит на самом деле? Кто начал эту войну? Для чего? Ответы не находились, и Дэе оставалось лишь одно — хранить достоинство существа, на чьей совести не числится ни одного черного дела.

— Сюда,— конвоир, лицо которого показалось лурийке смутно знакомым, сверился с зажатым в руке планом и указал на уходящий вправо неширокий коридор.

Ох, сколько же здесь этих чудовищных коридоров! С тех самых пор, как Дэю провели через контрольно-пропускной пункт зоны «А», доктор и ее небольшой конвой поворачивали уже кажется десятки раз. Угрюмый серый искусственный камень, который люди называют бетоном, был повсюду. Он пугал, давил и душил лурийку. Она дочь простора, утонченности и красоты чувствовала себя здесь как маленькая крылатая ящерица така, которую вместо чистого неба бросили в глубокую яму и теперь безжалостно засыпают пыльной каменистой землей. Страшно, жутко, безысходно.

Дэя вдруг почувствовала, что у нее подкашиваются ноги. И виной этому даже не безжалостные позывы клаустрофобии, причина здесь совсем в другом. Все это место, все эти люди… они словно из иного, ужасного потустороннего мира. Они полны злости, ненависти и жестокости. И Дэя знает об этом далеко не понаслышке. Два с половиной цикла назад именно здесь, на этой неизвестной космической станции, ее уже пытались сжечь заживо. Ну а то, что произошло вчера… От того, что произошло вчера кровь до сих пор леденеет и стынет в жилах.

Доктор затряслась всем телом, вспомнив тот страшный миг, когда в лагерь повстанцев прибыл разведывательный модуль с погибшей «Новой Невады». О том, что планетоход уже прошел сигнальный периметр, лурийка узнала от явившегося за ней посыльного. Он сказал, что господин Майер просит ее прийти. Среди вновь прибывших оказалось несколько харририан, и главе сопротивления позарез был необходим человек, знающий их язык. Человек… помнится он так и сказал «человек». Гордая своим зачислением в команду Дэя начала быстро собираться. Язык фах-ри был ей хорошо знаком, и женщина радовалась окончанию своего вынужденного бездействия. Кроме этого, появлялась возможность расспросить о Марке. Марк! Она так устала от невыносимой разлуки. Она так истосковалась по его ласкам и нежным прикосновениям, тем, что люди называют поцелуями. Неведомо почему, но Дэя была абсолютно уверена, что эти харририане что-то знают о Марке. Хоть что-то, хоть самую малость, но знают.

Переполненная надеждами, женщина кинулась к штабной палатке, но вдруг остановилась как вкопанная. Все светлое и радостное, все надежды и чаяния, все планы и стремления, все это рухнуло, превратилось в прах. Ни для чего подобного здесь не было места. Здесь полноправно царила лишь одна смерть.

Около десятка тел, распластавшись, лежали возле только что прибывшего разведывательного модуля. Они не двигались, у некоторых из ушей, носа или глаз текли тоненькие струйки крови. Дэю очень поразило, вернее даже напугало кровотечение из глаз. Что же должно было случиться, чтобы порвались глазные кровеносные сосуды? Однако эта мысль лишь на мгновение посетила голову лурийского доктора. Невозможно думать о чем-то отвлеченном, когда тебе самой угрожает смерть.

Смерть смотрела на нее огромными черными немигающими глазами трех харририан. Это было все равно, что находиться под дулами винтовок. Один шаг в сторону, малейшее движение, попытка к бегству и они выстрелят. И выстрел этот будет молниеносный, беззвучный и невидимый. Дэя вдруг поняла что произошло. Оборотни! Это ужасные оборотни! Они пробрались в лагерь, и теперь людям Отто не будет спасения.

В этот самый миг где-то совсем невдалеке от лурийки прогремела автоматная очередь. Пули ударили в одного из харририан, превращая его грудь и голову в сплошное грязно-бурое кровавое месиво. Немигающие, пропитанные холодной ненавистью взгляды жителей Агавы, тут же переметнулись с женщины на нового, более опасного противника. Освободившись от их оков, Дэя рухнула на землю. У нее больше не было сил. Страх, а может быть, и взгляды этих чудовищных существ выпили, иссушили ее до дна. Сейчас она могла лишь недвижимо лежать на горячей каменистой земле, не многим отличаясь от мертвых.

А выстрелы все гремели и гремели. Вот уже второй оборотень опрокинулся на спину и нелепо, словно поджаренный на огне арахнид, задергал конечностями. Почему на повстанцев больше не действует смертоносное излучение морунгов? Лурийка с трудом повернула голову и глянула в том направлении, откуда звучали выстрелы. Несколько человеческих фигур, головы которых украшали эллипсоподобные шлемы, объяснили все. Кто-то из повстанцев все же успел облачиться в защитные шлемы. Им теперь не страшны морунги, они теперь могут подойти вплотную и расстрелять этих тварей как бешенных змееногов.

Только Дэя об этом подумала, как со стороны десантного модуля грянули ответные выстрелы. Из открытых дверей замершего планетохода посыпались люди в камуфлированных комбинезонах. Одновременно с этим небо закрыли черные силуэты огромных десантных кораблей. Дальше все смешалось в сплошном водовороте грохота, выстрелов, криков и стонов. Судьба лагеря, а значит и Дэи была предрешена. Это был конец.

Лежа на земле, женщина обреченно глядела на залитое кровью поле боя. Солдаты ушли, преследуя отступающих повстанцев. И вот тогда-то произошло самое страшное… вот тогда-то и пришли они… Лурийка не видела, откуда появились фигуры в белых комбинезонах. Казалось, что они материализовались из самого горячего воздуха пустыни, казалось, что это призраки, явившиеся за душами умерших. Ах, если бы за душами… но нет же они явились за головами. Какими-то зловещего вида инструментами, похожими на мощные лазерные скальпели, они отделяли головы погибших от тел и тут же прятали их в квадратные поблескивающие металлом контейнеры. Исключение не делали ни для своих, ни для чужих, ни для людей, ни для инопланетян. Когда охотники за головами двинулись в ее сторону, женщина просто закрыла глаза. Она готовилась к страшной смерти.

— Мы на месте,— конвоир засунул вычерченный на куске пластика план во вмонтированный в стену приемник утилизатора.— Дальше я поведу ее сам.

— Ты справишься, сержант?

Двое других солдат переводили взгляды с сержанта на Дэю и обратно, как бы оценивая возможности своего напарника. Сержант покосился на стянутые наручниками запястья инопланетянки, на толстые перчатки, надежно укрывающие ее острые двухдюймовые когти, и утвердительно кивнул.

— Справлюсь, тем более что бежать нашей гостье отсюда некуда.— Землянин внимательно посмотрел в глаза лурийке и медленно, почти по слогам повторил.— Бежать отсюда некуда. Ты меня понимаешь?

Дэя поняла, но ничего не ответила. Находясь в вынужденном бездействии на борту «Призрака», а затем и в лагере повстанцев, она усиленно изучала английский — язык тех людей, среди которых доктору довелось очутиться. Он оказался легче французского, но все же без загрузочных кабин, да еще за столь короткий срок лурийка не смогла преуспеть во многом.

— Мы пошли.

Сержант одной рукой взял женщину за локоть, а другую приложил к датчику сканирующего устройства. Через мгновение замок щелкнул, и разблокированная дверь с легким шипением скользнула в сторону.

Помещения, по которым пролег их дальнейший путь, кардинально отличались от бездушных бетонных коридоров. Здесь было все по-другому. Полы и нижняя часть стен оказались декорированными красивым природным материалом. Дэя как-то читала как он называется, но сейчас вспомнить никак не могла. На память приходили лишь огромные раскидистые растения с толстым и твердым стволом. Их очень много на Земле, поэтому не мудрено, что люди с давних времен использую их как строительный и отделочный материал. И надо сказать, они достигли в этом истинного совершенства.

Доктор отдала должное благородной красно-коричневой отделке стен и геометрической мозаике полов. В глянцевых поверхностях тускло отражался свет замысловатых, похожих на большие белые цветы, светильников. Они висели на стенах, и своим слегка желтоватым светом придавали помещениям спокойную умиротворенную атмосферу, схожую с вечерними сумерками. Светильники на стенах чередовались с изображениями. Это картины — тут память лурийки не подкачала. Люди очень ценят их, особенно работы старых мастеров. Доктор не могла сказать точно, но как ей показалось именно такие картины и доминировали в этой подземной галерее. Обнаженные человеческие фигуры, мифические существа с крыльями, воины, облаченные в похожие на скафандры железные доспехи, диковинные фрукты и цветы. Все изображения были вставлены в массивные позолоченные рамы, от чего казалось, что это окна, и выходят они в разные миры. Совсем другие миры. Туда, где нет боли и страха, страданий и смерти. Но стоило Дэе отвести взгляд, и реальность с ужасающей жестокостью кричала ей — ты смертница, и жить тебе осталось считанные часы.

Вспомнив о камере сжигания отходов, женщина задрожала. Ничто, пусть даже самые шикарные интерьеры не смогут заглушить воспоминания о ней. Вонь гниющих нечистот, закопченные стены, груды грязных пластиковых пакетов и огромное черное жерло, из которого вот-вот вырвется смертоносный огонь. И это все не где-то там на другой планете… это все здесь, возможно даже за соседней стеной, возможно ведущий к жуткому крематорию туннель находится вот за этой огромной дверью.

Эти мысли до предела напрягли нервы несчастной женщины. Поэтому когда конвоир свернул и повел Дэю к этим самым резным двухстворчатым дверям, она едва переставляла ноги.

Оказавшись у двери, землянин приложил руку к датчику идентификатора и негромко произнес:

— Это сержант Смит. Пленная доставлена.

Ответа не последовало, но видимо так и должно было быть. Сержант тут же убрал ладонь с поверхности сканера и, невесело покачав головой, приготовился ждать. Он молчал примерно два такта, затем перевел взгляд на лурийку и негромко произнес:

— Мы уже встречались. Я тебя хорошо запомнил.

В голосе конвоира не было враждебности, одна пустота и усталость. Такой голос не бывает у лютого врага, именно поэтому Дэя и ответила:

— Твое лицо мне тоже показалось знакомым. Только я не могу вспомнить, где и когда мы встречались.

— Тогда лучше не вспоминай,— человек по имени Смит сделал неопределенный жест рукой, словно отмахивался от прошлого как от мерзкого надоедливого насекомого.

Своеобразный ответ. Лурийка вдруг поняла, что этому землянину неприятно вспоминать былое, может даже он его стыдится и сожалеет о содеянном. Это хорошо. Возможно, удастся разговорить этого человека, и таким образом раздобыть хоть какую-то информацию. Марк всегда говорил, что информация это ключ к спасению. Подавив острую щемящую боль, которая возникла при воспоминании о любимом, Дэя самым тихим и кротким голосом, на какой только была способна, спросила:

— Куда меня привели?

Кое-кто хочет с тобой повидаться.

— Кто?

— Не знаю. Это не мое дело,— резко отрезал Смит, а затем, одумавшись, уже более мягко добавил.— Если мы оказались здесь, это значит, что тебя ждут важные персоны.

— Что это за место? — лурийка обвела взглядом диковинно оформленный коридор.— И почему оно так странно выглядит?

— Странно? — несколько тактов Смит непонимающе клипал глазами. Затем в его взгляде появилось понимание.— Ах, да… ты ведь инопланетянка. Ты не понимаешь наших вкусов.— Смит снисходительно улыбнулся.— То, что ты видишь вокруг, это яркое проявление богатства и роскоши. Дорогие породы дерева, венецианское стекло, старинная мазня. Такое в нашем мире могут позволить себе лишь единицы.

— И это значит… — Дэя пригласила своего собеседника закончить фразу.

— И это значит, что мы в резиденции Верховной Лиги.

Верховная Лига, вот оно что! Выходит личность лурийской принцессы заинтересовала кого-то из руководства «Архангела». Удивительно, что это произошло лишь сейчас. В прошлый раз они без церемоний сунули ее в топку. Но теперь что-то изменилось. Что? Дэя попыталась совладать с нервным ознобом и начать думать.

Сверхмощная боевая космическая станция — главное оружие «Архангела» обезврежена. Пусть временно, пусть не окончательно, но обезврежена. Оба Источника Жизни больше не контролируются спецами проекта, а значит армия черных морунгов не пополняется. Даже наоборот, по мере того, как противники «Архангела» уничтожают этих мерзких выродков, она становится все меньше и меньше. Вот это, пожалуй, и есть основные события последних дней.

И что они ей дают? Да очень многое. Получается, что «Архангел» сейчас ослаблен, очень ослаблен. Он не в силах тягаться с Галактическим Союзом, и, естественно, рассчитывает на перемирие. Переговоры о таком важном деле должны начинаться с жеста доброй воли. А возвращение из плена лурийской принцессы как нельзя лучше подходит для такого жеста. Я научный консультант Совета, я лично знакома с большинством его членов, верховный советник Нуд близкий друг моего отца. Я могла бы поговорить с ним…

Тут мысли Дэи неожиданно оборвались. Она вдруг вспомнила Тогор. Такой, какой видела столицу в последний раз. Выжженная пустыня. Покореженные остовы зданий, сплавившаяся гора стекла и металла на месте «Звездной пирамиды» — центральной резиденции Совета. Вряд ли там кто-то выжил, вряд ли уцелел хоть один член Совета. Выходит, централизованного правительства в галактике больше не существует. С кем же тогда говорить? В чем ее ценность? Что хочет от нее Лига?

Щелчок разблокировавшегося замка оторвал доктора от раздумий. Массивные деревянные створки медленно расползлись в стороны.

— Иди,— в голубом призрачном свете, хлынувшем изнутри, слова сержанта Смита прозвучали нереально, будто глас, доносящийся с небес.— Мне туда нельзя,— Смит легонько подтолкнул женщину, после чего отступил назад, словно нарочно не желал ничего видеть и ничего знать.

У Дэи не было выбора. Она должна идти. И не важно, что там впереди, добро или зло, жизнь или смерть, от нее уже ничего не зависело, кто-то другой неведомый сейчас всецело распоряжался ее судьбой.

Первые шаги лурийка сделала почти вслепую. После мягкого полумрака коридора яркий голубой свет невыносимо резал глаза. Чтобы адаптироваться к нему, понадобилось время. Десять тактов, не более. Но десять тактов это десять шагов, и Дэя прозрела, находясь уже внутри огромного сводчатого зала.

Зал был почти пуст. Лишь дуга сверкающего белизной стола да двенадцать мягких, обтянутых белой обивкой кресел. Да и вообще, дизайнеры этого помещения оказались зациклены на белом цвете. Залитые каким-то белым сверкающим стеклополимером полы, обшитые белым пористым камнем стены, даже свисающая с потолка система голопроектирования была тоже выполнена из белоснежного пластика. В сочетании с голубоватым светом плазменных ламп картина получалась не очень приятная. На ум сразу приходила ассоциация с огромной операционной, где угрюмые хирурги потрошат не только тела, но и души.

Движение женщина заметила не сразу, так как оно было плавным и размеренным, совсем не похожим на резкие шаги землян. Кто-то появился из бесшумно открывшейся потайной двери и теперь медленно приближался. Дэя повернулась лицом к незнакомцу, и тот моментально остановился. Их разделяло шагов десять, но даже с этого короткого расстояния лурийка не смогла понять кто перед ней. Человек ли? Гуманоид из доминионов Галактического Союза? Массивную тучную фигуру надежно скрывал широкий белый плащ с накинутым на голову капюшоном. На одежде не было ни орнамента, ни какой бы то ни было эмблемы, короче, ничего такого, что выдавало бы его инкогнито. Доктору оставалось лишь одно — ждать, когда это существо заговорит. Или нет, принцесса сама, первая задаст вопрос. Именно этим она покажет, что не боится, что озноб, колотящий ее тело, это лишь нервы, злость и справедливое возмущение от творящегося произвола.

— Кто вы? По какому праву смеете меня задерживать? Я принадлежу к королевскому дому Лура — одной из самых сильных и влиятельных звездных империй. Насилие против меня является прямым вызовом и оскорблением императорской семье и повлечет за собой немедленные ответные действия.

Дэя говорила на межгалактическом интерлеви и надеялась, что ее поймут. Она специально подчеркнула значимость своей персоны, надеясь, что это даст ей дополнительные козыри в переговорах. Однако незнакомец не прореагировал на ее слова. Как и прежде он оставался молчаливый и неподвижный. От этого женщине стало как-то уж очень жутко. Показалось, что перед ней не живое существо, а холодная каменная глыба, для которой все разговоры и доводы, весь здравый смысл цивилизованного мира не стоят ровным счетом ничего. Новая тирада, готовая сорваться с языка Дэи, застряла у нее в горле, и лурийка так и стояла, беззвучно шевеля губами. Но долго так продолжаться не могло. Дэя быстро осознала нелепость своего положения. Злость на себя вновь придала ей силы. Чем бы таким пробить это толстошкурое создание? Ага, знаю! Доктор понимала, что поступает опрометчиво, но остановиться уже не могла:

— Против кого, а главное, зачем вы ведете войну? Против Галактического Союза? Черта с два! Вы убиваете всех подряд, не щадите даже собственных людей. Я знаю все, я все поняла! Живые существа для вас лишь сырье, а чужие или свои это уже не важно.

Теперь уж точно незнакомец не сможет промолчать,— подумала Дэя, и не ошиблась. Он и не стал молчать. И ответ этот прозвучал как гром среди ясного неба:

— Я оказался прав, настаивая на сохранении вашей жизни, уважаемый доктор. Такие ценные мозги просто преступление отправлять в переработку. Их надо использовать по назначению.

Дэю поразили не столько слова говорившего, сколько его голос. Именно голос! Тихий, словно шепот, полный ни с чем несравнимых свистящих интонаций. У Дэи екнуло сердце. Она знает его… она слишком хорошо его знает!

— Главный советник Нуд! — доктор с трудом выдохнула ставший бетоном воздух.— Вы… Это Вы?! Не может быть, чтобы это были вы!

— Я, дорогуша, именно я.

Существо вытянуло из-под балахона черные худощавые руки и откинуло капюшон. На лурийку глянули бесцветные, немигающие, мутные как неотшлифованные алмазы глаза. Дэя всегда удивлялась этим глазам. Они словно два бездонных водоворота обволакивали, затягивали, гипнотизировали. Все остальное лицо главного советника Нуда служило лишь их оформлением, оправой, рамой. Коричнево-черное, напрочь лишенное мимики. Складывалось впечатление, что на голову человека натянули черный шелковый чулок. Эластичная ткань прилегла настолько плотно, что практически сровняла щеки, нос, рот, подбородок, превратив лицо в подобие гладкой неподвижной маски.

Нуд смотрел на Дэю как всегда — спокойно и невозмутимо, с достоинством существа, за плечами у которого имелся багаж в несколько сотен лет. Доктор же в этот миг являла собой полную его противоположность. Она была вся как комок нервов, как взведенная граната, готовая вот-вот взорваться.

— Советник, объясните мне, что происходит?! — вскричала женщина. Она совершенно позабыла о приветствиях и церемониях, подобающих при встрече с такой высокопоставленной персоной. Не время и не место строить из себя образец культуры и благовоспитанности.

— Все идет так, как ему и положено идти,— Нуд ответил с такой уверенностью и спокойствием, что доктора прошиб ледяной озноб.

— Положено? — Дэя задохнулась от негодования.— Девять мертвых звездных систем, стертый с лица планеты Тогор, миллиарды погибших, смерть членов Совета — это вы называете «как положено»?

— Не сгущайте краски, уважаемая,— главный советник махнул рукой, и от этого жеста весь зал пришел в движение. Одна за другой открывались потайные двери, из которых появлялись новые фигуры в белых балахонах. Капюшоны на их головах были откинуты, и Дэя с изумлением узнавала знакомые лица. Советник Элайн, советник Ревер, советник Энна-Дик и все остальные, прочие члены Совета… все живы и здоровы.

— Но как же так? — лурийка переводила взгляд с одного лица на другое.— Я думала все кончено, думала все вы мертвы? А вы здесь, среди землян!

— Все только начинается,— пообещал Нуд, и Дэя с недоумением заметила, что на его, доселе не ведавшем эмоций, лице проскользнуло подобие улыбки.

— Все начинается… — понимая, что это истинная правда, Дэя шепотом повторила зловещие слова.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава