Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

Глава36

Глава37

Глава38

Глава39

Глава40

Глава41

СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

скачать книгу СЕЗОН ОГНЕННЫХ ДОЖДЕЙ

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 39

— Патроны у него закончились, вот и не смог выстрелить,— пояснил Строгов, глядя на спецназовца, который лежал в луже свежей, еще не свернувшейся крови.— Только курком щелкнул.

— Повезло.

Смит стоял рядом и угрюмо разглядывал разбросанные по полу труппы. Тела изогнулись и скорчились, словно перед смертью они все разом подхватили церебральный паралич. Недуг оказался столь жестоким, что переломал несчастным конечности, вывернул шеи.

— Лихо ты их тут… словно детей. Я так разумею, даже не стрелял.

Американский морпех и Великий Мастер уже целых пять минут как перешли на «ты». Сделали они это сами того не замечая, легко, будто знали друг друга миллион лет.

— Они стояли довольно плотно, а в ближнем бою стволы больше помеха. Вот хороший нож это да, это вещь.

Строгов нагнулся, выдернул широкий боевой клинок из горла одного из мертвецов и быстро вытер его о штанину. Изображать чистюлю было ни к чему. Вся его униформа и так взмокла от красных ручейков, которые сочились из рваных ран. Любой другой человек уже наверняка грохнулся бы от потери крови, но Мастер больше не был человеком. Могучее тело создавалось для битвы, и чтобы сокрушить его потребуется большее, гораздо большее, чем два сраных куска стали, застрявших у него в боку.

— Это кто такие? — Строгов указал на мертвые фигуры в обтягивающей эластичной униформе.— Личная охрана Лиги?

— А черт их знает,— честно признался сержант.— Я этих красавцев первый раз вижу.

Смит ответил, а затем призадумался. Строгов понял, что тот пытается что-то вспомнить, да только никак не может. Смиту требовалось за что-то зацепиться, отчего-то оттолкнуться. Возможно, в поисках именно этой мелочи сержант и опустился на корточки рядом с одним из трупов, стянул с его головы забрызганный кровью шлем.

— Что б я пропал! — простонал Смит.

Сержант с печалью, почти с болью глядел на искаженное предсмертной гримасой лицо молодого солдата, остекленело глядящего в пустоту ясными голубыми глазами.

— Знаешь его? — Строгов понял реакцию сержанта.

— Тэрри,— выдохнул морпех.

Словно эхо от возгласа Смита прозвучал голос Луизы:

— Мальчик еще совсем,— пошатываясь, девушка подошла к Николаю и прислонилась к его плечу, скорее даже повисла, потому как не чувствовала сил в подламывающихся ногах.

— Странно… — задумчиво протянул Строгов.— Мне показалось, что они все тут такие, сопляки желторотые. Ума не приложу как им могли доверить охрану Лиги?

Как бы стараясь проверить свою догадку, Мастер поддел носком ботинка тонированное забрало другого мертвеца. Бронестекло с характерным щелчком подскочило вверх, открывая взору еще одно молодое лицо.

— Так, значит… второй Тэрри,— прокомментировал Строгов свою находку.

— Близнец? — в голосе Луизы прозвучал ужас.— Мы убили братьев.

— У Тэрри не было братьев,— подал голос Смит.— Он вырос в приюте.

Это известие как будто подтолкнуло Великого Мастера. Он отстранил Луизу и подошел к третьему телу. Еще один удар, еще один щелчок отлетающего бронестекла и еще одно мальчишеское лицо с широко открытыми голубыми глазами.

От третьего трупа Николай перешел к четвертому, затем к пятому и шестому. Каждый раз, раскрывая боевые шлемы, он видел одни и те же черты.

— Клоны,— прошептал Строгов.

— Клоны? — непонимающе переспросил Смит. По сержанту было видно, что тот ошарашен. Он никогда не видел клонов, больше того, он даже не задумывался над их существованием.

— Зачем было делать клонов, этих детей? И зачем их послали насмерть? — Луиза опустилась на колени у одного из тел. Не отрываясь, она смотрела в лицо мертвому юноше. Смотрела так, будто узнавала его, видела в нем что-то… вернее, кого-то.

— Не уверен, что их послали на смерть. Скорее их отправили нести смерть другим. Нам, например. И они были полны решимости выполнить приказ.— Это казалось нелепым, но глядя как девушка смотрит на убитого, Николай почувствовал укол ревности.— Так что нечего тут распускать нюни. Луиза, давай, поднимайся!

— Но почему Тэрри? — погруженный в свои мысли, Смит не слушал разговор Луизы с Мастером.— Почему они сделали клонов именно с Тэрри?

— А, может, тот, кого ты знал, тоже был клоном? — Строгов не терял времени даром. Он собирал оружие и боеприпасы.— Может, натурального природного прототипа никогда не существовало? Все они из одной пробирки.

Тут Строгов вспомнил, как молодые спецназовцы молниеносно реагировали на его выпады, как практически не уступали ему в скорости. Вместе с воспоминаниями возникло подозрение: этих ребят создали специально для охоты на него — Великого Мастера. Они словно противовес ему. Такие же быстрые, ловкие и проворные, только вот с другим знаком. Если Строгов имел все основания присвоить себе «плюс», то они бесспорно «минус». Если он вещество, они — антивещество. Именно поэтому их встреча неминуемо должна была закончиться именно так, как закончилась — взрывом, разрушением, смертью.

И все же Николаю почему-то было очень больно смотреть на погибших. Пусть они другие, пусть они враги, однако чем-то эти парни определенно походили на него самого. Мастер перевел взгляд на лежащего неподалеку клона. Да, так и есть, они похожи… и не только скоростью и рефлексами, а даже вроде как и лицом. Нет, конечно в них не отыщешь черт Великого Мастера, скорее едва заметное сходство с тем простым русским парнем по имени Николай Строгов, жившим когда-то на далекой прекрасной планете под названием Земля.

— Тебе тоже показалось? — Луиза стояла рядом и в упор глядела на Мастера.

— Ты это о чем? — Николай метнул на девушку быстрый взгляд.

— Ни о чем,— та опустила глаза.— Так… глупости все это.— Луиза вдруг встрепенулась, вспомнив о чем-то важном.— У тебя кровь. Надо перевязать.

— Оставь,— Николай отвел ее руки.— Для Великого Мастера это лишь царапины. Я залечу их и так. А кровь… — Строгов коснулся своей липкой, словно вымоченной в жидком шоколаде куртки.— Кровь уже почти свернулась.

— Нам желательно побыстрее отыскать местное начальство,— вмешался в разговор Смит.— Как бы оно не дало деру, обнаружив, что охраны больше нет.

— Тут где-то должны быть потайные ходы или, по крайней мере, один ход.— Строгов стал быстро и внимательно оглядывать просторный сводчатый зал, который из-за своей белой отделки сильно смахивал на огромную покрытую изморозью пещеру.

— Почему ты так решил? — поинтересовался Смит.

— Потому, что здесь была засада. А засаду не устраивают в глухом тупиковом помещении, которое можно обойти или вообще миновать, даже не обнаружив. Засада это способ преградить путь, остановить тех, кто движется в очень важном, опасном для обороняющихся направлении.

— Согласен,— кивнул морпех.— И где же нам сыскать этот самый ход?

Только Смит произнес эти слова, как внутри одной из стен послышалось легкое шипение пневматической системы, и белые отделочные плиты стали одна за другой тонуть в ее поверхности. Свои прежние насиженные места покинуло по меньшей мере дюжина плит. Этого оказалось достаточно, чтобы в стене образовался портал, через который свободно мог пройти рослый человек. Именно такой человек и не замедлил тут же появиться. Массивная грузная фигура, облаченная в белый монашеский плащ, шагнула в зал.

В самом начале Николаю и впрямь показалось, что он видит высокорослого негра. Однако, это было лишь первое мимолетное впечатление, которое бесследно испарилось, стоило лишь взглянуть незнакомцу в лицо. Это было не лицо человека, а скорее полуфабрикат, заготовка к нему. Нос, скулы, губы, ушные раковины лишь только угадывались. Казалось, что скульптор, задумавший вытесать портрет из черного матового камня, едва приступил к работе. Единственное, что автор создал сразу, так это глаза. Два вмонтированных в камень бесцветных мутных кристалла теперь пристально глядели на Мастера. Недобрый, ледяной, хищный взгляд, от которого у Николая похолодело все внутри. Именно по этому взгляду Мастер понял, что перед ним враг, не противник или соперник, а именно лютый заклятый враг.

Вскрик Луизы подтвердил это. От вида зловещей фигуры она вся затряслась и побелевшими от страха губами пролепетала всего лишь одну единственную фразу:

— Смерть, вот она смерть!

Что имела в виду Луиза ни Строгов, ни Смит так и не поняли. Однако слово «смерть» заставило их насторожиться. Оно означало опасность, смертельную опасность. Это почти команда «Огонь!». Строгов едва удержался, чтобы не надавить на спусковой крючок автомата. Может сообразил, что пока рано, а может его отвлекло новое движение за спиной у пришельца.

Комбинированный серо-красный комбинезон первым делом бросился в глаза. Слава богу, это не военная униформа, это… Как только на свет вынырнуло лицо человека, Мастер тут же забыл о странной, никогда не виденной им униформе. Светлые волосы, благородный овал лица, горящие решимостью и отвагой серые глаза.

— Марк! — в один голос вскричали Николай и Луиза. Они уже собирались кинуться к другу, но тот остановил их движением руки.

— Держите этого гада на прицеле,— вместо приветствия прохрипел Марк Грабовский.— А я сейчас… я вот только помогу…

— Смит, займись,— Великий Мастер тут же возложил заботу о незнакомце на сержанта, а сам ринулся на помощь другу.

В потайном туннеле оказалось очень тесно. Для одного человека вполне потянет, ну а вот двоим, пожалуй, не разминуться. Именно поэтому Грабовский не поддерживал Дэю, а тащил ее прямо на своей спине. В том, что это была Дэя, Строгов даже не сомневался. И пусть ее голова, шея и руки больше не сияли роскошной мозаикой подкожных имплантантов, однако линии ее тела, черты ее лица по-прежнему оставались интригующими и ни с чем не сравнимыми. И даже мешковатый земной комбинезон не мог их скрыть или испортить.

— Давай сюда, я помогу.

На выходе из потайного хода Строгов перехватил руку женщины. Когда одна когтистая пятерня легла в другую, доктор подняла взгляд на Мастера. Она внимательно поглядела в горящие синим огнем глаза и тихо произнесла:

— Николай, это ты.

— Как ты поняла? Ты ведь никогда не видела меня таким. 

— Я теперь многое вижу,— на губах женщины проскользнула горькая улыбка.— Я изменилась.

— Эти твари нашпиговали ее халанитом, этой дрянью с Теоса,— пояснил запыхавшийся Марк.

Строгов вспомнил все, что слышал о халаните, но ничего смертельно-опасного не приходило на ум. Единственный вариант это:

— Передозировка? — Николай вопросительно глянул на Дэю.

— Хуже,— за свою возлюбленную ответил Марк.— У грибка оказался какой-то побочный эффект. Я еще не разобрался в чем дело. Но грибок, похоже, влияет на психику.

— Тьма во мне, Марк, и это правда,— на лице лурийки застыло усталое обреченное выражение.

— Слыхал? — Грабовский задохнулся от горя.— Она бредит.

— Это не бред! — взволнованный голос Луизы послышался за спинами у мужчин.— Я чувствую эту тьму.

Пошатываясь от недавней контузии, Луиза подошла к лурийке.

— Тебе страшно? — произнесла корсиканка и протянула к доктору руки.

Дэя буквально упала в ее объятия. Вцепившись друг в друга, они стояли около минуты. Мужчины смотрели на них и молчали, боясь помешать. Они каким-то подсознательным чутьем понимали, что творится таинство, волшебство, чудо.

— Я заставила ее уйти,— наконец прошептала Луиза.

— Спасибо. Мне стало легче дышать,— из глаз Дэи потекли слезы.

Великий Мастер смотрел на женщин и осознавал, что не все так просто. Одним объятием не исцелишь Дэю, одним выстрелом не поборешь зло. Хотя, почему бы не попробовать? Строгов медленно, с неприкрытой угрозой повернул голову к мрачной фигуре, которую охранял Смит. На тонких невыразительных губах инопланетянина играла улыбка удовлетворения. Эта наглая черная рожа… Хотя пока она еще ничего не сделала, не сказала, но уже начала выводить Николая из себя.

— Кто это? Зачем ты его притащил? — осведомился Мастер у своего друга.

— Это первое лицо в галактике, главный советник Нуд. После некоторых уговоров он таки согласился стать нашим проводником в лабиринте местных вестибюлей и переходов.

— Кто?! — Николай не поверил своим ушам.

— Ты не ослышался, это тот самый Нуд.

— Как он оказался на станции?

— Не он один. Дэя говорит, что весь Совет Галактического Союза тоже здесь. И я склонен ей верить. Пока пробивался, подстрелил пару гадов.— Марк ткнул стволом пистолета в сторону пленного.— Они тоже были инопланетянами, и тоже одеты вот точно в такие же белые тряпки.

— Ничего не понимаю,— Мастер затряс головой, словно пытался стряхнуть поволоку, которая скрывала от него правду.

— Версий всего происходящего множество,— Марк пожал плечами.— Где правда, а где вранье я пока сказать не могу.

— Полагаю, вот он знает правду,— Мастер грозно глянул на Нуда.

— Знает,— согласился разведчик.— Только вытягивать ее из него придется долго и нудно. И опять же, фильтровать, сравнивать с показаниями других участников этого общегалактического заговора. В общем, будем живы, займемся.— При этих словах Грабовский оживился.— Выбираться надо поскорее. Так какой у вас план?

— А у тебя?

— Сперва никакого плана не было. Просто очертя голову рвался в эту треклятую зону «А». Хотел выведать все ее тайны, раскрыть все секреты. Ну а потом… когда нашел Дэю… — на секунду голос разведчика дрогнул.— Потом подумалось, что надо жить. Что надо спасти ее, во что бы то ни стало. Пришло в голову, что можно взять заложников. Кого-то очень важного и высокопоставленного. Вот тогда-то можно будет поторговаться, потребовать звездолет, оружие, свободу пленным, короче все, что можно содрать с этих милых янки.

— Этот в заложники не годится,— Николай кивнул в сторону главного советника.— Нужен кто-то из наших, земных христопродавцев.

— Выходит, вы ищете именно их? — догадался Марк.

— Выходит, ищем, только вот найти пока не можем. Как ты думаешь, а если спросить у Нуда?

Оба офицера одновременно повернулись к главному советнику. Тот по-прежнему стоял под охраной сержанта и казалось был безучастен ко всему происходящему. Так ли это Мастер выяснить не мог? Его телепатические способности перечеркивала исправно функционирующая система глушения.

Спокойствие Нуда Строгова, прямо сказать, озадачило. Он помнил, как реагировали на опасность Торн, Дэя, Нагира, Фалек и другие инопланетяне, с которыми ему довелось повстречаться. Кто-то контролировал себя лучше, кто-то хуже, однако всех их все равно в той или иной мере терзали паника, растерянность, страх. Две тысячи лет тихой мирной жизни не прошли даром. Среди граждан Галактического Союза не осталось смельчаков гордо и невозмутимо глядящих в лицо смерти. Или это не так? Быть может Нуд и есть то редкое исключение? Или его раса просто лишена эмоций? Или он не считает «головорезов» опасностью?

Последнее предположение могло стать плохой новостью. Гадкое предчувствие, вернее подозрение, просочилось в мозг Николая. Оно терзало его несколько невероятно долгих секунд, но, в конце концов, все же было отброшено за нелогичностью. Нуд не мог быть тем самым легендарным героем и храбрецом. Ведь советник все же привел Марка сюда, не устоял перед магическим действием наведенного на него пистолета.

Пока Строгов размышлял, его друг приступил к допросу инопланетянина:

— Главный советник Нуд, вы знаете, где сейчас находятся члены Верховной Лиги?

— Возможно.

— Да или нет?! — Рявкнул Грабовский, нервно поигрывая пистолетом.

— Я предполагаю где они.

— И где же?

— В центре боевого управления.

— Где располагается этот центр?

На этот вопрос Нуд не ответил. Он испытывающе смотрел в лицо Марку, словно оценивая чего можно ожидать от землянина, что даст торг при заключении сделки с ним. 

Сейчас он дождется,— мелькнуло в голове у Николая, и он оказался прав. Эта мысль встрепенулась и упорхнула, испуганная грохотом выстрелов. Грабовский вскинул пистолет и пару раз нажал на спуск. Пули просвистели в считанных сантиметрах от лица главного советника. Тот даже почувствовал их убийственный жар и в панике шарахнулся в сторону.

— Стоять! — выкрикнул Марк и навел пистолет прямо меж глаз черной физиономии.— Выша жизнь, советник, сейчас стоит очень дешево, так что на вашем месте я бы не искушал судьбу и все-таки показал нам дорогу.

— Вы потребовали довести вас до места, где произошли взрывы и только… — начал было Нуд.

— Я поменял свое решение и поменяю еще раз, когда пойму, что вы зря коптите небо,— время шло, и Марк начал выходить из себя.

Что-то в этой милой беседе Николаю не понравилось, что-то было не так, не логично. Главному советнику не куда деваться, он должен был согласиться или Марк пустит ему пулю в лоб. Это прекрасно понимали все, в том числе и Нуд. Так какого черта инопланетянин тянул? Желал поторговаться, так почему не торгуется? Желал выиграть время, в надежде, что его спасут? Но это весьма опасное занятие. Он должен понимать — терпение у «головорезов» далеко не бесконечно. Что же тогда?

— Я проведу вас,— Нуд сдался.

— Тогда не мешкайте. Ведите!

Нуд повернулся и через весь зал зашагал к противоположной стене. По тому, как он уверенно шел, Строгов понял — знает, что делает. Вот только когда этот гад успел так хорошо изучить резиденцию Верховной Лиги, все ее секретные ходы? Вопросы, вопросы и вопросы,— подумал Николай. Будут ли на них ответы?

Грабовский не собирался позволять врагу самостоятельно разгуливать где тому заблагорассудится. Поэтому разведчик двинулся вслед за ним. Но, даже зная все таланты Марка, Строгов не мог быть до конца уверен, что тот справится в одиночку. Нуд не так прост, как кажется. Именно поэтому Мастер махнул американскому сержанту:

— Смит, подстрахуй лейтенанта.

Услышав этот приказ, Грабовский на миг оглянулся на друга. Николай кивнул ему в ответ, мол, все в порядке, этот человек наш. Марк сделал знак, что понял, и уже на пару с сержантом повел пленного.

— Барышни, хватит обниматься, пора идти,— Строгов подковылял к Дэе с Луизой.

— Николай, ты ранен? — доктор обеспокоенно поглядела на залитую кровью униформу.— Дай, я посмотрю.

— Некогда,— Мастер как можно деликатней отвел протянутую к нему руку.— Давайте, я вам помогу.

— Я справлюсь сама,— запротестовала Луиза.— Ты лучше найди мне оружие.

Умница, похвалил свою подругу Николай. Становится настоящим солдатом. Комплимент для женщины не очень-то подходящий, может именно поэтому Строгов оставил его при себе.

Подойдя к куче собранного у клонов оружия, лейтенант выбрал два ствола: UMP-45 для Грабовского и МР-7 для Луизы. Если уж она добровольно взяла на себя заботу о лурийке, то оружие ей понадобиться легкое, такое, из которого можно стрелять с одной руки.

Пока Николай перебирал и заряжал автоматы его товарищи открыли потайной проход и уже готовы были войти внутрь.

— Ник! — Марк призывно помахал рукой.

— Иду.

Перед тем как уйти Мастер еще раз глянул на лежащие у входа трупы. Ему вдруг подумалось… нет, он был почти уверен — это далеко не последние из тех, кому доведется сегодня умереть.

Как Николай и предполагал, центр боевого управления без защиты не остался. В конце неширокого, но длинного коридора, возле той самой заветной двери стоял боевой робот. Он казался точной, только слегка уменьшенной копией того огромного гусеничного монстра, которого «головорезам» довелось повстречать внизу. До машины было метров пятьдесят. Все это расстояние предстояло преодолеть по идеально ровной, гладкой металлической кишке, в которой не наблюдалось ни единого укрытия. Стоило Грабовскому сунуться в нее, как прозвучал сигнал тревоги, а затем бесстрастный механический голос потребовал проходить по одному, четко и внятно называя свою идентификацию и код доступа. В противном случае через пять секунд нарушителям грозило немедленное уничтожение.

— Ну, братцы, что будем делать? — после поспешного бегства из запретной зоны Марк не успел даже отдышаться.

— Справишься за пять секунд? — Строгов внимательно поглядел на Луизу. Она сидела на полу рядом с Дэей. Обе женщины прижались друг к другу как родные сестры.

— Понадобится много энергии,— корсиканка призадумалась.— И у меня будет всего лишь одна попытка, один удар.

— Почему один? — не понял Грабовский.

— Тут везде металл… толстый металл. Стены, дверной обод, сама дверь. А металл это не камень, не бетон. Он гнется, плющится, тянется, но не крошится, не ломается. Вот Николай со Смитом знают.

— Знаем,— угрюмо подтвердили сержант с Мастером.

— Тогда какой выход? Почему именно один удар?

— Робот. Только им можно прошибить дверь,— девушка не без искорки самодовольства приняла восхищенные взгляды бывалых солдат.

— Отличная идея! Но пять секунд… Это очень мало, чтобы накопить энергию для такого удара.— Мастер вспомнил, как непозволительно медленно раскручивался вокруг Луизы черный ураган.

— Но мы имеем только пять секунд. Перехитрить охранную систему не получится,— после некоторого раздумья раздосадовано процедил Марк.

— Перехитрить нет, но можно попробовать отвлечь.— Николай представил, как он несется навстречу огню многостволок. По кривой, от стены к стене, уворачиваясь от следующего по пятам свинцового шквала.

— Ты предлагаешь себя в качестве мишени? — Грабовский отрицательно покачал головой.— Чтобы достать тебя в этом коридоре, роботу будет достаточно лишь на несколько градусов повернуть ствол. Ты не успеешь, даже учитывая всю твою сверхъестественную скорость.

— Другого выхода я не вижу. Иначе мы просто-напросто застрянем здесь и дождемся пока нас либо перестреляют, либо перетравят газом или что более вероятно отдадут на растерзание морунгам. Так что мой вариант…

Строгов запнулся, почувствовав чей-то неприятный колючий взгляд. Его изучали, словно какую-то там двухголовую и шестиногую крысу, случайно обнаруженную на радиоактивной помойке. И взгляд этот принадлежал… Ну, конечно же, старина Нуд! Он стоял совсем невдалеке и не таясь разглядывал Великого Мастера. И не только его. Своим недобрым вниманием главный советник удостоил и Луизу. Николая особо взбесил этот липкий сусальный взгляд, которым главный советник лапал его любимую.

— Я поменял свое решение,— Строгов резко поднялся на ноги.

— Слава богу,— хором выдохнули Грабовский и корсиканка.

— Да, я поменял. И знаете почему? Потому, что нашел того, кто добудет нам необходимые секунды.

Главный советник Нуд не привык к такому обращению. Он пробовал отбиваться, но против Великого Мастера вся его сила выглядела лишь жалкими потугами. Строгов схватил его и поволок к туннелю, в котором нес свое дежурство здоровенный боевой робот.

— Луиза, начинай! — именно с таким криком Николай зашвырнул главу Галактического Совета на свидание со стальным монстром.

Нуд пролетел шагов пятнадцать, а затем грохнулся наземь. Его белая мантия задралась, открывая костлявые страусиные ноги и длинный словно у ящерицы хвост.

Однако анатомия инопланетянина сейчас не очень интересовала «головорезов». Намного важнее был план Николая. Сработает или нет? Имеется ли у Нуда код доступа или его размажет смертоносной очередью? Если верным окажется второе и прозвучит залп, то поможет ли это Луизе, даст ли это ей время накопить силы?

«Назовитесь. Ваше имя, личный номер и код доступа на объект»,— прогремел голос охранной системы.

Услышав его, Нуд хотел рвануть назад, да вовремя сообразил, что не успеет. Чудовище по имени Великий Мастер зашвырнуло его слишком далеко.

— Нуд эль Хас, двести сорок девять тысяч сто девяносто шесть. Код доступа пятьсот семьдесят девять — красный — альфа три.— Выкрикнул он.

На мгновение в туннеле воцарилась тишина. Нуд стоял между готовым к стрельбе роботом и погруженной в себя Луизой. Николай наблюдал за черным смерчем, все быстрее и быстрее вращающимся вокруг девушки и считал секунды. Им кажется удалось! Они выиграли уже как минимум семь секунд и в запасе оставалось еще пять…

«Вы опознаны,— вновь загремел механический голос.— Код доступа принят. Вашей группе разрешен проход».

Что такое?! Группа?! Строгов не поверил своим ушам. Нуд назвал пароль для прохода целой группы?! Выходит, существует и такое!

По мере того как спадало напряжение, к Николаю возвращалась способность размышлять и анализировать. А что ж это наш «дорогой друг» раньше не говорил о кодах, о том, что может пройти сам и провести других? Наблюдал? Оценивал? Хотел посмотреть на что мы способны? Ну, что, посмотрел? Понравилось тебе, гад?!

Николай тут же рванулся к неподвижно стоящему советнику. Это пока он неподвижен. Но враг, он и есть враг, того и гляди выкинет какую-нибудь пакость. Это тем более опасно, когда рядом чужой робот. Ведь не исключена возможность, что Нуд сможет ему приказать. Домчавшись до инопланетянина, Мастер тут же воткнул тому меж лопаток ствол своего UMP-45.

— У меня в автомате двадцать пять патронов сорок пятого калибра,— грозно предупредил Николай.— Затеешь играть со мной, все они твои. По стене размажу.

Нуд выслушал угрозу довольно спокойно. Сейчас он вновь владел собой. Внешне владел, только внешне! Строгов надеялся, что раскусил это странное существо. Оно всегда, пусть даже и с неохотой, но делает то, что от него настоятельно требуют «головорезы». Значит спокойствие и невозмутимый вид главного советника это все театр, маска, под которой скрывается обыкновенная трусость.

— Сейчас ты откроешь дверь,— Великий Мастер посильнее вдавил ствол в покрытую белой тканью спину.— И даже не подумай сказать «нет». Если у тебя есть код допуска, то должен быть и ключ от двери. Ведь одно без другого просто не работает.

Строгов оглянулся, махнул своим товарищам и довольно грубо подтолкнул Нуда вперед. Находясь рядом с главным советником, Николай и сам начал чувствовать ЭТО. Нечто неведомое мрачное и холодное жило внутри инопланетянина. Сквозь затылок Нуда ОНО глазело на Мастера. И было в этом взгляде что-то нетерпеливое, голодное, ненасытное.

— Открывай!

Лейтенант попытался выбросить из головы все посторонние мысли, как только они подошли к мощной, идеально подогнанной двери. У нее была всего одна створка — рифленая, по всей видимости, толстая стальная плита, края которой надежно закрывались широкой цельнолитой рамой. Проломить такую конструкцию…? Увидев ее вблизи, Строгов засомневался, что у Луизы вышел бы этот трюк. А посему услуга главного советника оказалась как нельзя кстати. Так что спасибо, Марк, за подарок. Это же надо, в одиночку умудрился сцапать… и не кого-нибудь, а самого главного советника!

Нуд уже протянул свою ладонь к сканеру, как вдруг сзади прозвучал окрик Грабовского:

— Погоди, Ник!

Повинуясь скорее рефлексам, чем разуму, Мастер молниеносно перехватил руку главного советника, которая уже почти легла на обведенный желтой линией круг в самом центре сканирующего окна.

— Что еще? — продолжая крепко сжимать запястье инопланетянина, Строгов оглянулся.

Марк подбежал первым. Он не стал дожидаться, пока подойдут Смит, Луиза и Дэя.

— Сколько времени мы уже торчим в этом коридоре? — разведчик начал с вопроса.

— Минут десять-пятнадцать. А что?

— Центр боевого управления это довольно многолюдное местечко, особенно, если оттуда руководят такой гигантской штуковиной как Амарилло. А между тем за пятнадцать минут нашего здесь пребывания внутрь никто не зашел, а изнутри никто не вышел. В этом коридоре мы одни.— Ознакомив друга со своими подозрениями, Грабовский перевел взгляд на небольшую белую надпись в верхней части двери.— «Центр боевого управления»,— вслух прочитал он.— Краска совсем свежая, блестящая, как будто только-только нанесли. Подозрительно все это.

Таящееся где-то в глубине души беспокойство тут же вскипело, заклокотало, как внезапно пробудившийся вулкан. Все странности в поведении Нуда, его невероятные покладистость и сговорчивость нашли свое объяснение. А может он и в плен к Грабовскому угодил совсем не случайно?

Строгов уже хотел задать главному советнику пару весьма неприятных вопросов, как вдруг замерший невдалеке боевой робот ожил. Два многоствольных пулемета быстро навелись на группу Великого Мастера.

Кто подал команду машине, было не понятно. То ли сам Нуд с помощью какого-то там мысленного контакта, то ли кто-то другой, наблюдавший за всем происходящим со стороны. Однако сейчас это уже было не столь важно, робот вновь активировался и держал людей на прицеле. Единственный плюс состоял в том, что огонь он пока не открывал. А почему? Ответ мог быть только лишь один — дружище Нуд! Он по-прежнему стоял среди «головорезов», крепко удерживаемый рукой Мастера.

Главный советник Совета Галактического Союза слишком ценная фигура, чтобы ее просто так взять и пустить в распыл. Это Николай понял мгновенно, понял и тут же использовал этот единственный случайно завалившийся козырь. Строгов сгреб Нуда в охапку и мигом поставил перед жерлами многостволок.

— Если робот начнет стрелять, ты подохнешь первым,— Мастер объявил приговор довольно громко, так чтобы слышал не только Нуд, но и возможные невидимые наблюдатели.

В последующие десять секунд ничего не произошло. Все, включая робота, стояли недвижимо. Гробовая тишина свидетельствовала, что в туннеле они по-прежнему одни. Но так не могло продолжаться долго. С минуты на минуту враг опомнится и начнет действовать.

— Следует выбираться,— негромко приказал Строгов.— Отходим назад, туда, откуда пришли.

— Он нас далеко не отпустит,— в тон другу предположил Марк.

— Луиза,— позвал Николай.

— Я поняла.

Голос девушки прозвучал как-то уж очень бесцветно и отрешенно. Из чего становилось понятно, что она начала подготовку. Только бы успела!

«Вам надлежит немедленно войти внутрь». Голос исходил не от робота. Где-то совсем рядом, скорее всего в потолке, оказался спрятан динамик.

— Продолжай, Луиза,— едва слышно прошептал Николай, после чего громко выкрикнул.— Иначе что? Ничего вы не сделаете! У нас главный советник Нуд!

Мастер тянул время. Бесхитростно, неловко, прямолинейно, так как это обычно делают в дешевых кинобоевиках. Но ведь и цель у него была не весть какая. Следовало выиграть четверть минуты, всего каких-то жалких пятнадцать секунд!

Ему удалось. Вместо того, чтобы открыть огонь, робот неспешно переполз в центр коридора, тем самым отрезая корсиканцам путь к отступлению. Стальной часовой решил караулить их пока не подоспеет подкрепление. Действия ясны и понятны. Они бы возможно сработали, окажись в западне кто-то другой. Но сейчас роботу противостояли знаменитые «Головорезы».

Беспомощная боевая машина кувыркнулась назад и, успев дать всего лишь одну короткую очередь, полетела вдоль железного коридора. В этот момент робот напоминал пулю, разгоняющуюся в канале ствола. Сейчас она вылетит на свободу и тогда… Ничего не вышло. Винтовочка эта оказалась упертой в толстую бронированную стену, после удара о которую любой предмет перестает быть не то что опасным, но даже узнаваемым.

Однако не только робот перестал угрожать легионерам. Смерть настигла и того, кто заманил их в эту опасную ловушку. Отрекошетив от потолка, две пули снесли пол головы главного советника. Мастер видел их полет. Он вовремя пригнулся сам и успел пригнуть Луизу, а вот для Нуда не хватило ни времени, ни желания.

Строгов выпустил из рук бездыханное тело и после того, как оно грузно плюхнулось на пол, с гадливостью вытер забрызганное белой слизью стекло боевого шлема.

— Отгулялся, гад,— Марк толкнул труп носком ботинка.— Туда ему и дорога.

Затем разведчик обернулся к Дэе. Приняв свою подругу из рук Смита, Грабовский приказал ей:

— Идем. Скорее идем. Здесь не на что больше смотреть.

— Погоди,— остановила его доктор.— Давай подойдем к Нуду.

— Зачем? — скривился Марк.

— Я должна знать. Я должна это видеть.

— Нечего там смотреть!

— Марк! — Дэя требовательно поглядела на Грабовского.

Разведчик переглянулся с Мастером, и, заметив его утвердительный кивок, сдался:

— Ладно, только быстро.

Приблизившись к мертвому телу, лурийка опустилась на колени. Она повернула голову главного советника и отвела в сторону кусок разбитой черепной кости, который болтался на лоскутьях черной рваной кожи. Затем рука доктора проникла в рану и подцепила там какие-то серые грушевидные образования. По своей плотности и внешнему виду они напоминали тела небольших кальмаров, и, как показалось Николаю, все еще продолжали ритмично сжиматься и разжиматься.

— Что это? Этого не должно здесь быть! — простонала Дэя.— Неужели и я… неужели и у меня…

— Хватит любоваться этой дрянью,— Марк поднял женщину на ноги.— Надо идти. Ты можешь идти? Сперва доберемся до места где валяется эта долбанная жестянка, а там уж и решим куда дальше.

Поглядев на останки некогда грозной боевой машины, Строгов подумал, что их враги доселе не ведали о той истиной мощи, которой обладала Луиза. Все ее предыдущие победы проходили вдали от глаз видеокамер, а все свидетели, испытавшие на себе ее мощь, унесли это знание вместе с собой в могилу. Так что нынешняя схватка, для всех наблюдавших за ней, стала откровением, шоком, от которого господа из Лиги не сразу оправятся. Наверняка сейчас они беспомощно клипают глазами, не в силах придумать, что бы такое противопоставить этой маленькой ведьме. Но Николай был реалистом. Он прекрасно понимал, что они все равно что-то да изыщут, не могут не изыскать, учитывая опыт и гигантский арсенал орудий убийства, накопленный «Архангелом». Из всего этого выходило, что «головорезам» следовало поспешить. Они должны нанести удар первыми.

— Куда дальше? — выдохнул Грабовский, перешагивая через куски покореженного металла, бывшие когда-то роботом.— Налево или направо?

— Бес его знает! — выругался Николай.— Спрашивать больше не у кого, твой язык сдулся.

Тут Строгов вспомнил Нуда, таким как тот ему запомнился уже после смерти. Искаженное отвратительной гримасой восторга лицо и ставшие вдруг смолянисто-черными глаза. В момент смерти они зажглись каким-то диким, безумным огнем.

— Он бы тебе наплел… — произнес Марк с сарказмом и, оглянувшись, посмотрел туда, где возле наглухо закрытых дверей мнимого Центра боевого управления, распласталась массивная туша.— Надо найти другой выход.

— Где ж он, другой то? — Мастер лихорадочно искал хоть малейшую зацепку, хоть намек на то, куда им идти, где искать следы Лиги.

— Может кто-то что-то заметил или почувствовал, или хотя бы о чем-то подумал?

Грабовский обращался ко всем членам команды.

— Смит, ты?

— Ничего,— сержант отрицательно покачал головой.

— Дэя?

— Я никогда не видела членов Лиги.

— Луиза?

Корсиканка молчала, опустив глаза и кусая губы. Она едва заметно дрожала.

— Луиза, что-то не так? — Строгов почувствовал неладное.— Что? Что случилось? Говори же!

Николай притянул девушку к себе, пытаясь успокоить.

— Луиза, скажи, я пойму,— вдруг неожиданно подала голос Дэя.— Ты ведь знаешь, что я пойму.

— Тьма,— глядя в глаза лурийке, произнесла девушка.— Она здесь. Я ее чувствую.

— Тьма? Какая тьма? — не понял Грабовский.

— Та же, что была в том погибшем поезде. Та же, что мучает Дэю. Та же, что скрывалась в голове у Нуда.

Последние слова Луизы словно стронули в мозгу у Николая какой-то переключатель. Неожиданно ему открылось то, что ускользало от него раньше. Совет Галактического Союза объединился с Верховной Лигой. Почему и для чего неведомо, но это сейчас и не главное. Важно то, что они вместе, они единое целое, они одинаковые, такие же как Нуд. Черные! Бездушные! Порабощенные мглой! Это именно их чувствует Луиза, это именно они вселяют в нее панику и ужас.

— Луиза, где? Где ты видела тьму? В какой стороне она гуще всего? — вскричал Мастер.

— Она там,— девушка неотрывно глядела вглубь длинного коридора.— Только я не пойду. Я боюсь. Она заглотит меня.

— Не бойся, мы с тобой. Мы поможем, мы защитим,— Николай успокаивал Луизу, стараясь сам поверить в свои собственные обещания.

Вдруг он почувствовал взгляд. Грабовский смотрел на них с Луизой и удрученно покачивал головой. Строгов понял неуверенность друга. Тот сомневался в Луизе, в ее силах. Мастер как будто и в самом деле услышал его слова: «А вдруг она больше не сможет? Мы окажемся в западне. Самим нам не открыть ни одну дверь».

Что значит не открыть?! В Строгове вскипело ущемленная гордость матерого пса войны. А мы сами, ты, я… разве мы больше ни на что не годны? Мастер уже собирался наградить друга суровым укоризненным взглядом, да так и не успел. Его взгляд застыл где-то на пол пути, зацепившись за груду искореженного металла, которая еще несколько минут назад именовалась боевым роботом. Из мешанины битых бронеплит, погнутых приводов и расплющенных сервомоторов торчала одна на вид вполне целая штуковина. Шестиствольный пулемет М-134 «Миниган». Лейтенант сразу узнал знакомую конструкцию.

— А, ну, погоди, родная. Я сейчас,— Строгов отпустил Луизу и, убедившись, что та крепко стоит на ногах, шагнул к поверженной машине.

— Ты куда? — крикнул ему вдогонку Грабовский.

— Сейчас посмотрим, что тут у нас…

Николай разговаривал скорее сам с собой. Привычным движением он закинул за спину свой UMP-45, тем самым освободив руки. Теперь они готовы почувствовать и принять гораздо большую мощь, чем сила небольшого автомата.

Уцепившись за мощную станину Мастер оторвал тяжелый пулемет от надломленного ударом кронштейна. Вслед за многостволкой потянулся лишь шланг от пневматической системы спуска. Питающего электрического кабеля, который Николай надеялся обнаружить, на удивление не оказалось. Озадаченный, «головорез» повертел в руках оружие и только теперь заметил небольшой прямоугольный блок прикрепленный снизу. На его крышке краснела предупреждающая надпись: «Осторожно, радиоактивность! Питающие ториевые элементы. 2 единицы». Ага, вот оно как! Значит, теперь не придется тащить с собой нелепую, громоздкую батарею. Отличная новость! Закинув себе за плечи длинную патронную ленту, Строгов стал обладателем мощного оружия, способного за минуту угостить врагов четырьмя тысячами выстрелов.

Про врагов это он зря подумал. Как говорится, помяни черта, он и появится. В одном из примыканий послышался отчетливый топот множества бегущих ног.

— Уходим! — Мастер указал направление. Это был тот самый длинный коридор, о котором говорила Луиза.

— Туда нельзя! — вскричала корсиканка, но Смит схватил ее за руку и поволок в брюхо извивающейся стальной змеи.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава