Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

ОРУЖЕЙНИК

Книга  вторая

Бой без правил

Глава  18

Надземный переход, соединяющий Рынок с телом всего остального поселка, был полностью зашит железными листами. Лишь через каждые десять шагов в них имелись небольшие зарешеченные окошки. Это были просто прямоугольные дырки, через которые внутрь попадали не только свет, но и утренний туман, и капли... да какие там капли, целые потоки кислотного дождя. Надо ли говорить, что в результате этого, прямо скажем, совсем не полезного для металла воздействия туннель стал походить на сток старого коллектора. Те же ржавчина и разляпистые известковые потеки, та же, до поры до времени, засохшая черная плесень и вонь сероводорода.

На все это я обратил внимание лишь краем глаза. Мы буквально неслись по широкой полутемной трубе больше глядя себе под ноги, чем по сторонам. Однако движение в конце туннеля Леший все же разглядел.

— А ну, притормозили! — подполковник ФСБ раскинул руки и придержал нас с Нестеровым.

— Что еще? — Отдуваясь, спросил милиционер.

— На выходе кто-то стоит.

— Ну и что с того?

— Возможно охрана, — Загребельный уверенно покачал головой. — Не годится, чтобы они увидели трех вооруженных людей, которые рвутся в их сектор как на пожар. Могут заподозрить неладное.

— Да откуда внутри поселка охрана? — начал было Нестеров.

— Точно, есть караул, — перебил его я, припоминая свои весьма и весьма нечастые визиты в это место.

— Интересный тут Рынок! — слова майора стали последними словами, прозвучавшими с нашей стороны до встречи с двумя здоровенными амбалами.

Они стояли перед уходящими вниз ступенями, которые вели к светлому пятну выхода. Оба охранника курили. Втянув носом воздух, я понял, что это ни какой-то там суррогат, который изготовляли местные умельцы, а настоящий табак. Сигареты? Ни фига себе как живет базарная братва!

Стражи перехода вперили в нас тяжелые пронизывающие взгляды. По мне они лишь скользнули, а вот мощная фигура Лешего, экипированного по самой последней армейской моде, да ментовская одежонка Нестерова вызвали у них куда больший интерес. Особенно Нестеров. Мне даже показалось, что при виде серого бушлата оба аборигена потянулись к оружию. Однако на этом все и закончилось. Может охранников и подмывало узнать по каким таким делам столь сурьезные люди явились в их Дом, но спросить они так и не решились. Во-первых, боязно. Все-таки трое против двух. А во-вторых, рынок как-никак... сюда многие ходят.

Вынырнув из перехода, мы оказались среди крытых торговых рядов. Вернее когда-то это были ряды, в которых продавали всякое китайское шмотье. Сейчас поделенные и переделенные кирпичными и железными перегородками они превратились в целую сеть маленьких кустарных мастерских. Петляя по узким проходам, мы быстро шагали мимо сапожников, столяров, слесарей и стекольщиков. Топот наших ног заглушали урчание небольших генераторов, треск сварочных аппаратов, визжание резаков, разноголосая канонада молоточных ударов. Большая часть того, что изготавливали, а чаще ремонтировали здесь не предназначалось для нужд всего поселка. Это были частные заказы, за которые приходилось платить.

Я подумал о той плате, которую могли потребовать с Лизы, и буквально ринулся вперед.

— Максим, ты знаешь где искать? — прокричал мне в спину Леший.

— Здесь где-то была...

Я не успел договорить, так как увидел небольшую облезлую надпись «Аптека. Медбиолайн». Вывеска конечно же осталась еще с довоенных времен. Менять ее никому не пришло в голову, пусть даже этого самого «Медбиолайна» давно уже нет и в помине. Но первая часть надписи работала до сих пор. Аптека она и в Африке аптека.

Вломившись внутрь небольшого, но чисто прибранного помещения, мы до смерти перепугали его владелицу: невысокую пожилую женщину в длинной зеленой куртке. Она ойкнула и прямо таки упала на старый колченогий табурет.

— Не пугайтесь. У нас дело, вернее вопрос. Очень важный вопрос, — без лишних предисловий сразу начал я. — Мы ищем девушку. Она должна была приходить к вам сегодня утром. Спрашивала лекарство... — я позабыл название и оглянулся ища помощи у Нестерова.

— Маннитол, — быстро подсказал милиционер.

— Да-да маннитол, — я закивал. — Вспомните пожалуйста.

— Чего ж тут вспоминать? — женщина немного пришла в себя. — Да, точно, приходила. В синей куртке такой... грязной... и с автоматом.

— Ну, а дальше? — потребовал я. — Вы дали ей это лекарство? Знаете куда она ушла?

— Откуда же у меня маннитол! — фармацевт всплеснула руками. — Мне старатели только всякую дешевку приносят: зеленку, аспирин, витамины кое-какие. Я им только за это платить могу. А серьезные медикаменты они Зурабу сбывают.

— Зураб? — переспросил Нестеров. — Так она к нему пошла?

— Пошла, — подтверждая слова милиционера, женщина закивала. — Я ей так и сказала, что маннитол только у Зураба можно найти.

— Где его отыскать? — я едва дал ей договорить.

— Как где? — владелица аптеки похоже даже удивилась. Как можно не знать таких вещей? — В «Центральном» он.

— Что еще за... — начал было Загребельный, но я схватил его за рукав.

— Быстрей, я знаю где это!

Наша троица ринулась к двери. Я уже схватился за ручку, чтобы распахнуть ее, как сзади послышался негромкий окрик:

— Товарищи!

Я вздрогнул от этого слова, от этого голоса. Конечно «товарищем полковником» меня частенько величают и сейчас, но только это, я бы сказал, устойчивое словосочетание, форма, по которой обращаются к военным. Произносящий ее даже не задумывается над смыслом слов. Это все равно как сказать главный агроном или просто Семен Семенович... Только вот сейчас в возгласе этой женщины звучало нечто совершенно иное. Она узнала нас, поняла, что мы свои, что мы как бы пришли из прошлого, из того самого мира, где все люди еще были друг для друга товарищами.

Я, Нестеров и Загребельный остановились как по команде, а затем дружно оглянулись. Хозяйка убогой фармацевтической лавки глядела на нас с тревогой и какой-то растерянностью.

— Ребята, вы там поосторожней, — наконец произнесла она. — Зураб и все кто с ним... — женщина понизила голос практически до шепота. — Они... они очень нехорошие люди.

— Одним словом бандиты, — милиционер моментально назвал вещи своими именами.

— Сколько их там? — тут же среагировал Леший.

— Человек тридцать, может чуть побольше, — произнеся это, аптекарь тут же спохватилась. — Только вы им ни-ни про то, что я вам сказала. А то житья не будет. У меня и без них проблем хватает. Вон, крыша прохудилась, дров надо запастись, и за все плати...

— Спасибо, — я рванул входную дверь.

Времени, чтобы утешать бедную женщину или советовать ей бросить всю эту долбанную коммерцию и присоединиться к жизни коммуны, просто не было. В конце концов каждый решает для себя сам.

Оказавшись снаружи, я метнул на своих спутников быстрый взгляд.

— Я иду к у Зурабу...

Окончание этой фразы произнесено не было, но оно подразумевалось само собой. Вас, мол, просить не могу, а тем более приказывать. Не дожидаясь ответа, я быстро развернулся и пошел, почти побежал по узкому извилистому туннелю из железа, кирпича, бьющихся на ветру кусков замызганной банерной ткани. На ходу передернул затворную раму. Глянул в подсумок. Кроме того рожка, что был вставлен в автомат, у меня оставался еще один полный. Не густо, но и не пусто. Правда против тридцати амбалов...

За спиной послышались быстрые шаги. Я оглянулся и увидел Лешего с Нестеровым. Они спешили за мной следом. Ничего не говорили, но тоже готовили оружие к бою. Цирк-зоопарк, вся эта история могла закончиться очень и очень скверно. Плевать, что персонально для меня, но я вел за собой друзей, подставлял их под пули, втравлял в разборки с криминалом. От понимания всего этого меня захлестнуло жгучее чувство вины и стыда. Но Лиза... Самому мне ее не вытянуть, никак не вытянуть!

— Значит так... — подполковник ФСБ прервал мои попытки самомазохизма. — Зайдем в этот, как его... «Центральный», говорить буду я. Ты рот не раскрывай, а то все испортишь.

— Что-то придумал? — я с надеждой поглядел на друга.

— Посмотрим... — Андрюха пожал плечами. — Может получится обойтись без стрельбы. Кто его знает, а вдруг все еще не так плохо.

Торговый центр «Центральный» находился на западной окраине рынка. Это был здоровенный, метров сто в длину кирпичный павильон. Что там и как внутри, не знаю, бывать не доводилось, а вот снаружи... Здание снаружи походило на огромный ДОТ времен Первой Мировой Войны. Строили тогда такие железобетонные крепости, толщина стен которых могла свести на нет даже разрушительную мощь полевой артиллерии. Все наружные входы в «Центральный» были наглухо замурованы. Окна оставили лишь те, что находились под самой крышей. Именно из них и торчали стволы двух крупнокалиберных пулеметов — «Корды», 12,7 миллиметров. Их можно было узнать по специфическим дульным тормозам, делавшим пулеметы невероятно похожими на знаменитые Дегтяревские ПТРы времен Великой Отечественной.

Откуда эти машины взялись в Подольске я не знал. И еще один очень любопытный факт: меня ни разу не приглашали их обслужить, никто и никогда не заикался о запчастях. Из всего этого складывалось впечатление, что оба пулемета хотя и поставлены на защиту поселка, однако не входят в Надеждинскую систему. Они чья-то собственность, и собственник этот не нуждается в услугах постороннего оружейника, так как сам прекрасно разбирается в оружии.

Все эти мысли, предположения и подозрения всплыли в моем мозгу пока мы проталкивались сквозь толпу, наполняющую крытые павильоны. Раньше я даже представить себе не мог, что рынок пользуется такой популярностью. Хотя если подумать, то всем кто выходит за периметр рано или поздно на глаза попадается нечто ценное, полезное в хозяйстве. Если этот предмет, этот осколок погибшей цивилизации необходим тебе лично, то бери его и с полным правом владей. Если же он тебе как рыбе зонтик, то тоже не беда. Эту штуковину можно сменять на что-нибудь другое, куда более полезное. Где именно? Что за вопрос? Конечно же на рынке!

Однако, как мне показалось, посельчан сюда гнала не только практическая сторона дела. Попадая на рынок, они словно окунались в прошлое. Мир, где было полно жизни, где звучал человеческий гомон, где людей интересовало не только, вернее не столько количество трупов, появившихся за последние сутки, а еще и такие понятия как цвет, размер, натуральный или синтетический, сладкий или кислый, годится против клопов или только от тараканов.

Я прекрасно понимал нужды и мотивы снующих туда-сюда, в общем-то ничего не сделавших мне людей и все же потихоньку начинал их ненавидеть. Казалось, что сегодня они специально притащились сюда, чтобы организовать пробки и толчею, чтобы стать у нас на пути и не позволить успеть. Успеть, черт побери! Мы обязательно должны успеть! Лизе больше не на кого надеяться, только на нас.

Температура в моей груди уже приближалась к точке кипения, когда впереди вдруг выросла высокая стена из грязного кирпича темно-песочного цвета. Без сомнения это был «Центральный». И цвет, и кирпич я хорошо помнил, так как бесчисленное количество раз проезжал мимо здания.

— Пришли! — я кивнул в сторону нового укрепленного входа, который пробили ровно посередине длинной торговой галереи.

— Идем на пролом, по наглому, — Загребельный быстро оценил обстановку. — Что-либо изобретать времени у нас просто нет.

После слов подполковника мы сразу двинули в сторону мощной железной двери, которую вместе с рамой, видать, выколупали в одном из складов рынка. Помимо воли я отметил, как тут все ладно и по уму организовано. Около входа небольшое проволочное заграждение, пуленепробиваемые щиты с амбразурами, часовые. Только вот против кого все это? Не с той стороны укрепились, мать вашу!

— Здорово, мужики! — Леший предвидел, что без допроса внутрь нас все равно не пропустят, а потому заговорил первым.

— Здорово, коль не шутишь, — на нас уставились две пары цепких оценивающих глаз.

— Мне Зураб нужен.

Леший говорил от своего имени. И правильно делал. Сказал бы «нам», и это могло выглядеть будто трое незнакомцев явились на разборки. Конечно так оно и было, да только знать об этом охране было совсем не обязательно. А так все выглядело будто один серьезный человек пришел по делам к другому не менее серьезному человеку. Что касается нас с Нестеровым, то мы эскорт, полагающаяся по статусу охрана.

Вот только все это неспешное развитие сюжета сейчас для меня было настоящей пыткой. Я едва сдерживался, чтобы не рвануться вперед. Но все же сдерживался, понимая, что своей горячностью могу только все испортить.

— По какому делу? — один из часовых, по одежде вроде как из бывших военных, внимательно оценил оружие и амуницию Загребельного.

— Боец, перед тобой подполковник! — Андрюха очень натурально сыграл гнев, который якобы вскипел у него в груди.

Первой реакцией военного было принять стойку «смирно», но усилием воли он подавил в себе это желание, причем настолько, что смог даже ехидно улыбнуться:

— А мне теперь хоть полковник, хоть подполковник, хоть генерал-полковник, на всех положить. Были они все, да кончиись. Лучше говори зачем пришел.

— Хочу у Зураба медикаментов прикупить, — Леший не стал лезть в бутылку.

— Ха, да чё за день такой! — заржал второй часовой, тощая, плюгавая, очень смуглая личность, на пальцах у которой поблескивали две большие золотые печатки. — У нас сегодня чё, типа аптека открылась?

Мы с Нестеровым стояли позади Загребельного, а поэтому сумели быстро переглянуться. Слова этого отморозка могли означать лишь одно — Лиза была здесь.

— Да мне глубоко до жопы какой у вас сегодня день! — оборвал хриплый смех черноволосого Андрюха. — Мне таблетки нужны, и за них я собираюсь платить.

При слове «платить» смех прекратился. Видать бизнес для братвы был делом святым, с ним, как с богом, не шутят.

— А чем платить думаешь? — поинтересовался военный.

— Мне с тобой что ли разговаривать? — Загребельный проткнул наглеца острым как заточка взглядом.

— Ладно уж, — часовой наконец согласился. — Только пойдешь один. Люди твои пусть здесь покурят. — Он с сомнением покосился на автомат гостя, помолчал, но все же потребовать сдать оружие так и не решился. Наверное понял, что это будет уже перебор. — Цыган, проводишь, — военный властно глянул на своего напарника.

— Старшой, ты чё? Зураб же строго-настрого приказал на входе всегда двоим быть.

— Иди, только быстро. Одна нога тут, другая там, — военный смерил нас с Анатолием долгим оценивающим взглядом: — А за вход не волнуйся. Я тут в случае чего разберусь.

Тот, кого называли «старшим», был полностью уверен в своих силах. Это меня слегка задело, даже разозлило. Да, он молодой и, судя по всему, совсем не дохляк, но и нас двое, причем оба при оружии.

— Я пошел. Поговорю там, — Леший развернулся ко мне. Взгляд у подполковника был жесткий и сосредоточенный, да и вообще Андрюха напоминал хищника, который готовится к атаке. Сейчас он двигался медленно и плавно, но в любой момент мог последовать молниеносный, несущий смерть и разрушение бросок.

Перед тем как уйти, Загребельный наклонился к моему уху и шепнул:

— Осторожно, он профессионал. Левша. Под бушлатом еще один ствол.

Леший не скрывался и не пытался замаскировать свое напутствие под дружеское похлопывание по плечу или, к примеру, просьбу закурить. Я понимал его. Профессионал, каким и являлся наш противник, мигом все это срисует и тут же забеспокоится. А так... а так все вроде как играют в открытую. Мы не доверяем им, они не доверяют нам. У них свои секреты, а у нас свои.

Когда в сопровождении Цыгана Андрюха ушел, мы так и остались стоять друг против друга. Нестеров, я и этот бывший офицер, которого сейчас в бандитской шайке кличут не иначе как «старшой». Что перед нами офицер и скорее всего старший лейтенант, было ясно. Теперь не мешало бы поделиться этой информацией с Анатолием. Не вызывая подозрений сделать это можно было лишь одним способом:

— Э, товарищ старший лейтенант, а ты где служил?

Я задал вопрос и вальяжно облокотился о стену, словно предвидел долгий треп и готовился к нему. Надо сказать сделать равнодушно-безучастное лицо мне стоило немалых усилий. Внутри все кипело и клокотало. Хотел я того или нет, мысли неизменно возвращались к главной теме: Лиза! Что с ней? Где она?

— Слыхал такую поговорку: «Меньше знаешь — крепче спишь»?

Старший лейтенант вновь, на этот раз уже более внимательно прошелся по мне своим колючим взглядом. Похоже ему стало жуть как интересно что за умник такой тут объявился. Небритая физиономия, рваная телогрейка и тертые джинсы, заправленные в нечищеные кирзаки, аж никак не выдавали во мне человека, способного разбираться в таких вещах.

— Не хочешь говорить, не надо, — я усмехнулся. — Знавал я вашего брата спецназовца. Все такие. Рожи каменные, язык в жопу засунут и делают тайну из того, что накануне по ящику целый день показывали.

— Спецназовца? — охранник довольно осклабился и тем самым продемонстрировал, что я ошибся. — Да я скорее коллега вон, господину полицейскому. — При этих словах старлей кивнул на Нестерова.

— Милиционер я, — поправил собеседника тот.

— Что, не по нутру реформа пришлась?

— Реформа-то была ничего, — пользуясь положением коллеги, Анатолий позволил себе подойти поближе к охраннику. — Только с названием не угадали.

— Что так?

— Понимаешь, любопытная история получается. Во все времена, во всех странах как только революция происходила или народное правительство на выборах побеждало, то сразу милицию образовывали, тоже народную. А вот как буржуи во главе государства становились и порядки свои начинали наводить, так вот тут у них даже и вариантов не возникало, только полицию им подавай.

— Закостенелый ты субъект, — скривил кислую ухмылку старлей. — Вы, старые менты, свою кантору, как бы это так помягче выразиться, дискредитировали, развалили к чертям собачьим. Ее после этого пришлось на помойку отправлять и строить новую... по всем мировым правилам строить.

— Ты прав, сынок, — Нестеров угрюмо кивнул. — Мы, старые менты, другими были. Под бандитов не ложились и на стреме у них не стояли.

По тому как потемнело лицо старлея стало понятно, что он на пути к бешенству. Только бешенство это было не импульсивное и яростное, как бывает у несправедливо оскорбленного человека, а темное, тягучее, смешанное со страхом и подсознательным желанием избавиться от свидетеля своих черных дел.

Чем бы весь этот «милый» разговор закончился, не ведомо, не произойди вдруг одного события. Где-то за спиной у охранника, в глубине «Центрального» прогремела длинная автоматная очередь.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава

Уважаемые читатели, здесь вы можете ознакомиться с черновой версией романа, которая подгружалась на сайт в процессе его написания. Окончательный издательский текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по весьма скромной цене 49 руб.

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-2