Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

ОРУЖЕЙНИК

Книга  вторая

Бой без правил

Глава  21

Костер был совсем маленьким. Я развел его внутри старого, изрядно изрешеченного пулями, ведра. Металл разогреется и тепла вполне хватит на двоих. Да, на двоих... именно на двоих... на меня и на Лизу. Наконец мы оказались наедине. Мы сидели на том самом двуспальном матрасе, в той самой зале той самой Подольской «гостиницы».

Леший со своими людьми куда-то запропали. Может и впрямь дела, а может просто решили дать нам с Лизой немного времени для личной жизни. Цирк-зоопарк, это они хорошо придумали, а главное вовремя! Не могли что ли подумать об этом на день или лучше на два раньше? А то сегодня, сейчас... Сейчас мне было, ей богу, боязно от ее близости.

Не поворачивая головы, я скосил глаза и поглядел на свою подругу. Лиза сидела молча. Девушка обхватила руками колени и пустым потухшим взглядом уставилась в огонь. Отблески пламени отсвечивали на ее усталом, как-то моментально похудевшем лице, на до сих пор так и не расчесанных волосах, на хорошо знакомой мне синей «Аляске».

Мы играли в молчанку уже достаточно долго и это занятие Лиза, казалось, не думала прерывать. Я понимал ее, но наряду с этим и отчетливо осознавал, что своими мыслями она делает себе все больнее и больнее, ранит себя все глубже и глубже. Это следовало остановить, и как можно скорее!

― Согрелась?

Я медленно, так чтобы Лиза видела и не испугалась, протянул руку и потер девушке плечи и спину. Таким весьма не хитрым способом я пытался хоть немного ее отвлечь, растормошить, разогнать кровь. Хотя, откровенно говоря, мне очень и очень хотелось ее обнять, прижать к себе, но... Но я побоялся. Страстных объятий эта пичужка уже сегодня отведала и притом предостаточно. Еще не хватало ненароком ей о них напомнить! Тут в памяти всплыла мерзкая рожа этой скотины Зураба. Повезло ублюдку. Быстро сдох. Не опереди меня Лиза, я бы его прямо там же... Стоп! Я понял, что вновь начинаю заводиться. Не вовремя и не к месту. Мой гнев, моя злоба не помогут, а наоборот навредят этой маленькой избитой жизнью девочке.

― Почему все так устроено? ― задумчивый голос Лизы прервал мои мысли.

― Что все? ― я догадывался, о чем именно спрашивает девушка, но захотел, чтобы она продолжила. Пусть выговорится, выплеснет накопившиеся эмоции, может даже поплачет. Сразу полегчает. Очень надеюсь, что полегчает.

― Почему люди такие разные? ― Лиза даже и не думала плакать.

― Сложный вопрос.

― Наверное, в них все с самого рождения заложено, ― девушка явно меня не слушала. ― А если так, то зло не переделаешь. От него можно лишь избавиться. Как от опухоли. ― Произнося эти слова, Лиза красноречиво посмотрела на мой трофейный АКМС.

― Может ты и права, ― поколебавшись, я кивнул. ― Только вот как узнать кто зло, а кто нет. Пока оно не проявится...

― Когда проявится, будет уже поздно, ― авторитетно заметила моя подруга.

Разумеется, на это я мог бы кое-что возразить, но не стал. Не теперь. Лизе сейчас совсем не нужны морали и лекции о черной и белой стороне человеческой души. Ей немедленно, позарез требуется дружеское тепло и забота. Понимая это, я очень осторожно провел рукой по спутанным волосам девушки, слегка притянул ее голову к себе и поцеловал висок. На счастье Лиза не отстранилась, только лишь слегка вздрогнула. В этот миг наши лица оказались очень близко друг к другу, может поэтому Лиза и решилась. Словно опасаясь, что ее могут услышать посторонние уши, она быстро, сбиваясь на каждой фразе, зашептала:

― Максим, я чувствую себя такой грязной. Я помылась в бане. Мне выдали новую одежду и белье, но это гадостное ощущение осталось. И я не могу от него избавиться. Прямо хочется содрать с себя кожу.

― Ну, ты чего? Не раскисай! ― я выдавил из себя довольно фальшиво наигранное возмущение. ― Я тебя прекрасно понимаю.

― Нет, не понимаешь, ― Лиза упрямо замотала головой и первый раз хлюпнула носом.

― Нет, понимаю, ― я стал настаивать. ― Со мной тоже было что-то подобное.

― С тобой? ― девушка глянула на меня возмущенно, почти гневно. ― На тебе рвал одежду, тебя бил и унижал какой-то мерзкий, грязный урод?

Вот это глазищи! Чистые и бездонные. Увидев их перед собой, я уже в который раз задохнулся от восторга. В таких глазах хочется утонуть, полностью и окончательно, навсегда, до конца своей жизни.

― Ты чего замолчал? ― Лиза ждала ответа. Ее требовательный взгляд как бы говорил: «Ну, давай... Раз начал, то и заканчивай».

― Тогда, в Одинцово... Помнишь меня уволокли кентавры. Уроды еще те, почище Зураба будут. Насчет унижали... не уверен, а вот били это точно, причем, чем попало. Кстати и одежду содрали, гады. У меня потом вся кожа зудела от их радиоактивных лап и пятна пунцовые пошли.

Я не лгал. Так оно все и было. Радиации в тот раз я хватанул изрядно. Не представляю, чем бы все закончилось, не случись встречи с Главным.

― Это ты так пошутил? ― моя подруга скрипнула своими зубками и отвернулась. ― Это не то, Максим... совсем не то, что случилось со мной.

― А вот тут ты не права, ― я стал донельзя серьезным, так как вдруг совершенно отчетливо понял, что именно должен сказать Лизе. ― Это все одно и то же. Это называется война. Не случись ее, все было бы по-другому, совсем по-другому. Ты бы поступила в какой-нибудь универ и сидела за книжками. Я бы перебирал кипы бумаг, гонял зеленых летёх и ленивых контрабасов. Рядом были бы наши родные и близкие. И мы бы никогда не повстречали ни Зураба, ни Фомина, ни кентавров, ни призраков, ни каких других тварей.

Тут я на секунду замолчал. Надо было дать Лизе подумать над моими словами. Надо было, чтобы она поняла их и прочувствовала. После того как девушка едва заметно кивнула, я продолжил:

― Но все изменилось. Наш мир умирает. Все, что от него осталось, это мы. Мы последние, понимаешь? И что бы с нами не происходило, как бы тяжело нам не было, надо держаться. Пока живы мы, жив и он.

― Наш мир? ― выдавила из себя девушка.

― Он самый.

― Но с каждым днем нас становится все меньше и меньше.

― Вот поэтому надо быть сильными, очень сильными. Мы должны жить за себя и за тех, кто погиб: за твоего отца, за морпеха Серегу, за вашего дядю Витю Сотникова. На нашем пути уже было, и уж поверь мне, еще будет очень много крови и грязи, но мы все равно должны пройти через это, преодолеть. Просто кроме нас больше некому. И если мы справимся, выдержим, то победим.

― Ты думаешь, что все может измениться? Стать как прежде?

― Само по себе в этой жизни ничего не делается. Все зависит только от нас.

Сейчас мне ужас как захотелось ей все рассказать. И о ханхах, и о словах Главного и об истинной цели нашей экспедиции. Но я прикусил язык. Только раскрой я рот, и Лизу уже никто и ничто не остановит. Она обязательно пойдет с нами. И куда? В самое сердце Проклятых земель! Нет, я уже который раз обругал себя за саму мысль об этом.

Мои слова действительно помогли. Лиза немного ожила. На ее губах даже промелькнула мечтательная улыбка.

― Максим, знаешь, а ведь мне и впрямь иногда снится, что все уже закончилось.

― Что ж, хорошие сны, ― я одобрительно кивнул.

― Хорошие и странные.

― Почему странные?

― Ты не перебивай, ― девушка с укоризной поглядела на меня, а когда я, признавая свою ошибку, картинно поднял руки, продолжила: ― В моих снах мы совсем другие. Мы свободные и счастливые и еще... еще мы умеем летать.

― Меж звезд? ― спросил я, припоминая один из своих собственных снов.

― Ага.

Лиза устремила свой взгляд куда-то в бесконечность. Именно о том, что она там увидела, девушка и стала мне рассказывать. Сперва она описала безграничный восторг от полета, от невиданных возможностей, от полной власти над своим телом и пространством. Затем я услышал о голубых и красных звездах, о планетах, сплошь покрытых зелеными океанами, в которых бушуют бесконечные штормы. Дальше следовали миры, погруженные в ледяной сон, засыпанные золотым песком, сплошь покрытые лиловым лесом. После них девушка рассказывала о диковинных существах, с которыми, оказывается, очень легко подружиться.

Я слушал и улыбался. Фантазерка! Наверняка большую часть этих историй она додумала уже потом, когда проснулась. Не могут сны быть столь реальными и насыщенными таким количеством деталей. Я вот тоже разок летал, но только кроме очень кратковременного чувства восторга в памяти не отложилось ничего. А тут... целый телесериал.

― И давно тебе такое снится? ― мой вопрос стал продолжением этих мыслей.

― Не очень, ― девушка как-то сразу съежилась.

― Что случилось? ― я испугался, что ляпнул что-то не то.

― Первый раз я это увидела, когда... когда потеряла сознание. Ну, помнишь... в том подвале под магазином. И с тех пор снится постоянно, стоит только закрыть глаза.

Цирк-зоопарк, вовсе не радостное известие. Как пить дать последствие от действия той дряни, которой кентавры отравили разведчиков. Надо будет спросить у Нестерова. Как там у него с головой? Как спится? Что видится? Эх, Лиза-Лиза, горе ты мое!

Движимый чисто отцовской заботой, я попытался обнять девушку, притянуть ее к себе. Но от моего резкого движения Лиза дернулась как от удара электрического тока и мигом напряглась. Затем она как-то вся выгнулась, подсознательно стремясь оказаться от меня как можно дальше. В этот момент вся предыдущая доверительность нашего разговора куда-то вся разом подевалась.

― Прости, ― Лиза, в конце концов, опомнилась и виновато на меня поглядела. Она поняла свою ошибку, но исправлять ее не спешила.

― Да ладно... Я просто хотел тебя обнять и ничего больше.

Ей надо было, что-то ответить, что-то объяснить, но девушка не знала что. На лице моей подруги отразились неуверенность, растерянность, а может даже и страх. Цирк-зоопарк, кого же она боится? Неужели меня? А может саму себя, своего прошлого, своих воспоминаний?

Узнать я это так и не успел. Лиза вдруг заторопилась, вскочила на ноги:

― Мне надо... Мне к Пашке! Я не могу его сейчас оставить одного. Я ему сейчас очень нужна. У него кризис. Доктор сказал...

― Можешь не продолжать. Все понятно, ― я поднял руку, пытаясь остановить поток ее перепуганного словоизлияния.

Лиза действительно запнулась. Она стояла в паре шагов от меня, жалкая и потерянная. От одного ее вида сердце мое обливалось кровью. Сделать что-то хорошее для девчонки было моим долгом. Да каким там долгом? В этот момент это было целью моей жизни! Вот только что?

― Тут такое дело... Я у Фомина СВД видел. Похоже теперь уже бесхозная. Попробую для тебя выпросить.

Кажется, я попал в цель. Новость о снайперской винтовке выдернула Лизу из оцепенения. Ее глаза алчно заблестели.

¬― Максим, ты самый лучший! ― девушка наклонилась ко мне и робко чмокнула в щеку.

― Конечно, лучший, ― шутка должна была замаскировать мою темно-зеленую тоску. ― А теперь иди, брат ждет. И передай ему от меня привет. Скажи, что утром обязательно зайду.

Я еще долго смотрел в пустой темный дверной проем, в котором исчезла моя подруга. О чем думал? Да не о чем конкретно. В голове вертелся калейдоскоп из событий этого сумасшедшего дня. Цирк-зоопарк, сколько в нем сегодня всего намешалось. И горе, и радость, и жизнь, и смерть. В другое время хватило бы на годы, а вот сейчас глядишь ты, всего один день.

Хоть уже и было достаточно поздно, часов девять, полагаю, я поднялся с холодного матраца, затушил уже и без того догорающий костер и поплелся в автомастерскую Рынка, куда несколько часов назад собственноручно перегнал свою многострадальную «восьмидесятку». Похоже, сегодня только она одна и ждала меня, только ей я и был нужен.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава

Уважаемые читатели, здесь вы можете ознакомиться с черновой версией романа, которая подгружалась на сайт в процессе его написания. Окончательный издательский текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по весьма скромной цене 49 руб.

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-2