Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

ОРУЖЕЙНИК

Книга  вторая

Бой без правил

Глава  12

Я сидел на броне и опять ел. Серебрянцев сунул мне слегка заплесневелый кусок какого-то вяленого мяса, сообщив, что это последнее из его запасов. Возможно в другое время и при других обстоятельствах я бы поблагодарил радушного хозяина и вежливо отказался, мясо ведь имело, мягко сказать, несколько нездоровый вид, однако сейчас я схватил его чуть ли не дрожащими руками. Видать капитальный ремонт в помещении моего многострадального организма все еще не закончился, и занятые в нем невидимые рабочие срочно потребовали новой порции стройматериалов.

Пережевывая жесткую, жутко соленую на вкус массу, я старался не глядеть на белесое, кое-где окрашенное ржавыми разводами пятно на броне. Надо сказать, это было не легко, так как оно находилось в каком-то метре от меня. Здесь лежал трупп пулеметчика. Мы, конечно, смыли следы разложения водой и засыпали все это место добытой в санчасти хлоркой, но все равно… память-то не вымоешь и не продезинфицируешь.

— Товарищ полковник, прикажите вашим людям погрузить всю ту аппаратуру, которую я отобрал.

Голос Серебрянцева очень удачно отвлек от пасмурных воспоминаний. В который раз подивившись тому, как тихо подходит ученый, я повернул голову. Старик стоял возле БТРа. Седой, худощавый, в грязной мятой одежде и очках, оправа которых ремонтировалась как минимум сто раз. Маленький, щуплый человек, совсем не геройского вида, даже не такой как я и уж точно не такой, каким был пулеметчик Лёха. Сердце сжалось от боли. Что он делает?! Куда прет?!

— Даниил Ипатиевич, может зря вы все это… может передумаете? — я будто не расслышал просьбы ученого.— Из наших вон, и то не все согласились.

— Максим Григорьевич, дорогой вы мой, ну как же вы не понимаете? — старик театрально всплеснул руками.— У меня же это единственная возможность попасть туда, своими собственными глазами увидеть ту силу, что перестраивает целые миры. Какой же ученый от этого откажется?

— Тот, который хочет подольше прожить.

— Да будет вам,— Ипатич раздраженно отмахнулся.— Как будто вы не видите, что жизни у меня практически не осталось ни в прямом, ни в переносном смысле. Вся моя теперешняя жизнь это ублажение вечно голодного к знаниям мозга. Так могу я его побаловать напоследок?

Что ж, вольному воля. Я подумал, что выполнил свой долг перед этим упрямцем. Когда сердобольность, жалость и человеколюбие во мне наконец приутихли, левое полушарие мозга поздравило правое с ценным приобретением. Серебрянцев сейчас являлся пожалуй единственным человеком на Земле, который мог что-либо понять, разобраться в аномалиях Проклятых земель. Все остальные горе-сталкеры вроде меня просто шарили там, можно сказать на ощупь, уповая лишь на удачу и свое собственное чутье. Но и первое и второе рано или поздно их подводило.

— Так что вы там говорили насчет аппаратуры? — я поглядел в сторону огромных ворот лаборатоно-производственного корпуса, из которых только что появился Мурат, несущий какой-то, судя по всему, увесистый ящик.

— Ваши люди берут только элементы питания и энерговизоры. Все остальное подполковник приказал оставить.

— А сколько весит это ваше «все остальное»? — я запихнул в рот последний кусок и стал спускаться вниз.

— Какая разница? Мы же на колесах!

— Э нет, уважаемый Даниил Ипатиевич, это мы пока на колесах,— я наставительно покачал головой.— Может так случиться, что БТР придется бросить и дальше пробираться пешком. Тогда как быть со всеми вашими изобретениями?

Над ответом Серебрянцев раздумывал не более секунды:

— При помощи приборов, я, вероятно, смогу указать самую безопасную дорогу. Глядишь, и бронемашину бросать не придется.

С логикой у младшего научного сотрудника было все в порядке, и я сдался.

— Идемте, поговорю с Загребельным.

В этот самый момент до нас дотопал Мурат Ертаев.

— Товарищ полковник, куда складывать? — запыхавшись, прокричал он.

— В десантное отделение. Складывайте на сидения и вдоль бортов. Потом разберемся что куда.— Отдав указания, я вновь повернулся к ученому.— Идемте, Даниил Ипатиевич, время дорого.

Не успели мы сделать и шага, как вдруг откуда-то издалека раздался звук. Услышав его, я весь похолодел. Еще бы не похолодеть, ведь это был тот самый неправдоподобный металлический скрежет, который я слышал неподалеку от Истры. Слава богу, что хоть на этот раз его источник находился не так близко.

В ушах еще продолжало гудеть, когда сзади прозвучал глухой удар упавшего на землю ящика и последовавший за ним щелчок взводимого автомата.

— Это оттуда… из леса! — Мурат подскочил к нам и указал на восток.

— Ясно, что оттуда,— буркнул я и тоже взвел АКС.

— Что это? — казах переводил донельзя встревоженный взгляд с меня на Серебрянцева и обратно.

— Шут его знает! — процедил я сквозь плотно сжатые зубы.

— Это Хозяин леса,— пояснил пожилой ученый.

Странно, но в отличие от нас с Муратом он не проявлял особого беспокойства. Сразу становилось понятным, что Серебрянцев что-то знал. Я уже собирался спросить его об этом, но тут ворота лабораторно-производственного корпуса распахнулись, и из них буквально вылетели Леший с Нестеровым, а вслед за ними и остальные члены нашей команды. Все они держали оружие наготове и испуганно озирались по сторонам.

— Что у вас тут творится?! — закричал Загребельный и в три огромных скачка покрыл разделяющее нас расстояние.

— А вот это уважаемый Даниил Ипатиевич нам сейчас и расскажет,— я требовательно поглядел на ученого.

— Говорите, это опасно? — Леший решил выяснить самое главное.

— Нет, не опасно,— очень уверенно ответил старик.

От этой уверенности все мы даже опешили. Было сложно поверить, что в этом мире существует хоть кто-то, не желающий нашей гибели. А если учитывать размеры таинственного существа, то в это не верилось вдвойне. Ну не мышонок же в самом-то деле так орет!

— Рассказывайте, только быстро,— тоном, не терпящим возражений, приказал подполковник ФСБ.

— Не знаю, правильно ли я выражусь,— Ипатич начал очень нерешительно,— но я бы сказал, что это создание мой друг.

— Друг?! — выдохнули сразу несколько глоток.

— Оно и помогло мне здесь выжить,— старик с сожалением развел руками.— Из меня ведь добытчик или охотник прямо сказать никудышный, и воевать я не умею. В самом начале сам что-то находил, помогали люди из Ильичевки, прохожие, которые в Подольск направлялись. А вот когда ситуация ухудшилась, когда людей в округе не стало, а из за хищников от убежища было не отойти… вот тогда-то и возникла проблема. Начал я тогда всякие ловушки да капканы конструировать и расставлять их прямо тут, на территории института невдалеке от корпусов. Думал, может, какая-никакая глупая зверушка сунется,— дойдя в своем рассказе до этого места, Серебрянцев смущенно улыбнулся.— Только опыта у меня в этом деле не было абсолютно, да и с материалами проблема. У нас в институте гораздо легче отыскать контейнеры с радиоактивными изотопами, чем моток обычной веревки. Вот наверное именно поэтому ловушки у меня получались неправильные какие-то, мудреные что ли. Не шел в них зверь. И я уже решил, что с голоду придется помирать, совсем отчаялся. Но в один из дней, когда уже чисто по инерции, практически без надежды поплелся проверять свои охотничьи приспособления, обнаружил, что они все сработали. Нет, дичь в них не попалась, а вот сработали все, как будто игрался кто. Не понятный случай, но хоть сработали. Видать какое-то зверье возле них все же крутилось. Выхода у меня другого не было, я их снова взвел, положил последние крохи приманки и ушел к себе отлеживаться. Сил чтобы работать тогда уже совсем не было.

Тут Ипатич замолчал, задумался. Наверное, вспоминал и вновь переживал те не очень веселые дни своей жизни.

— А дальше? — тихо произнес Пашка и потянул старика за рукав. По всему было видно, что пацану уж больно интересно узнать чем дело закончилось.

— А дальше… — старик положил руку мальчишке на плечо.— А дальше я проснулся вот от точно такого же звука, его даже в убежище было слышно. Не верилось, что это реальность. Подумал, показалось, слуховая галлюцинация. Чего не бывает с голоду? Но ведь уже проснулся. Думаю надо в последний раз удачу попытать, ловушки, в смысле, проверить. Высунулся наружу, а там утро, только-только светать стало. Не помню уж как добрел до первого из изобретенных мной орудий убийства. Оно вон там, не доходя до столярной мастерской стояло.— Старик указал в сторону небольшого домика с обвалившейся внутрь крышей.— Так вот добрел, почти дополз туда и вижу: ловушка, как и вчера, захлопнулась. И как вчера в ней никого нет. Зато рядом лежит окорок, свежий такой, только освежованый. И еще… вот это меня очень поразило, круглый дорожный знак, на котором, как на тарелке, клубни какие-то, очень похожие на батат. Я его, правда, только на картинках видел, но сразу сообразил, что очень похожие. Раздумывать над тем съедобное это все или нет не было никакой возможности. Я уже тогда сознание от голода терял. Помню, что на сырое мясо не накинулся, должно быть табу в подсознании все же какое-то имелось, а вот пару клубней сжевал прямо с кожурой. Сжевал и вырубился. Когда пришел в себя, понял что день уже в самом разгаре. Лежу на земле рядом со своими, невесть откуда взявшимися дарами. Как только до меня это дошло, сразу страх прошиб. А ведь меня так самого в дары к какому-нибудь хищнику преспокойно могли записать. Тогда в наших краях уже как раз первые стада кентавров появились, твари, я вам скажу, те еще… Поднял я голову и вдруг осознал, что о кентаврах это я не зря подумал. Вот они, родимые, тут как тут.

— И как же вам выжить удалось? — не выдержала Лиза.

— Удалось… — будто устыдившись чего-то, Ипатич опустил взгляд.— Мертвые они все были. Стадо — голов десять, и все мертвые.

— Значит с тех самых пор этот, как его… хозяин леса, что ли, вас кормит и защищает? — поинтересовался Загребельный.

— С тех самых пор. Около года уже,— кивнул ученый.— Да и не только это… Зимой дело было. Облако ядовитое с юго-запада пришло, а я его проворонил. Завозился, знаете ли, в мастерской. Спохватился когда дышать тяжело стало и перед глазами темные круги поплыли. Кинулся к убежищу… Да какой там! Упал на полпути и потерял сознание.— Тут старик как-то странно на нас покосился, словно прикидывал поверим или нет. Похоже, к какому-либо определенному выводу Ипатич так и не пришел, но только вот раз начал, пришлось историю до конца излагать: — Умер я тогда,— тихо, будто стесняясь своих слов, произнес младший научный сотрудник.— Видел и темный туннель, и свет, и души других людей… все было. Было, да вдруг исчезло. Открыл я глаза два дня спустя в убежище на своей лежанке. Рядом мясо и клубни лежат. Это был единственный раз, когда Хозяин их внутрь занес. Наверное боялся, что сходить за пропитанием сил у меня не будет.

— Это получается, что он вас из мертвых поднял? — уточнил я.

— Получается,— старик пожал плечами.— Другого объяснения я никак не нахожу,

— Хозяин оказывается и это может… — ошарашено прошептала Лиза.

— Выходит, может,— ученый сперва замялся, а затем все же решился: — Вы знаете, мне иногда кажется, что все мои открытия, все мое переосмысление мироздания, все это пришло от него. Я даже грешным делом подумал, а может он тоже ученый и нашел во мне, так сказать, родственную душу?

— Да уж, история… — задумчиво протянул майор милиции.

— И вы его ни разу не видели? — с досадой в голосе спросил Пашка.

— Нет, молодой человек, не видел. Он приносит еду перед самым рассветом и оставляет ее всегда на одном и том же месте. А потом голосом сообщает мне, что паек, так сказать, доставлен.

— Но сейчас же не утро,— Нестеров спохватился и с подозрением огляделся по сторонам.— Какого рожна он вдруг разорался?

— Не знаю,— Серебрянцев пожал плечами.— Может вас приветствует.

— Или наоборот, предупреждает,— опыт и чутье офицера ФСБ требовало от Лешего быть всегда начеку.

— Предупреждает о чем?

— Мало ли… Например, что это его территория, и долго он нас здесь терпеть не собирается.

— Не думаю… — начал было Серебрянцев, но его уже никто не слушал.

— Уходим! Немедленно! — скомандовал Загребельный.

— Я подгоню БТР к самым воротам, а вы в темпе загружайте все, что подготовил Даниил Ипатиевич,— мои слова прозвучали как приказ.

— Да там полтонны будет, не меньше,— фыркнул Андрюха.

— Пока берем все. Потом разберемся,— я дал понять, что знаю о чем говорю.

— Ладно уж,— Леший сдался.— Только быстро. Очень быстро!

Выехали мы через полчаса, хотя погрузка заняла минут десять или может чуток поболее. Остальные двадцать минут потребовались чтобы определиться с маршрутом. Большинство здравомыслящих людей, а по совместительству и опытных бойцов, стояло за объезд плотного лесного массива на востоке и выдвижение в сторону Красной Пахры. Уже там следовало сориентироваться и решить то ли продолжать двигаться по Калужскому шоссе аж до пересечения его с Малым Московским кольцом, то ли двинуть напрямую к Ознобишено. Деревня эта находилось уже под самым Подольском, от него до города было не более пяти километров.

Этому варианту упрямо противился Серебрянцев, которому совершенно неожиданно стала поддакивать Лиза, а за ней и Пашка. Они предлагали двигаться к Подольску напрямую через лес. Само собой прогулка под сенью мертвых деревьев была значительно короче, но лес, в котором властвовало некое неведомое существо… Этот лес вполне мог стать нашей могилой. Именно поэтому, не смотря на все старания младшего научного сотрудника и его группы поддержки, мы двинули в обход.

Следуя подсказкам Серебрянцева, который знал все окрестности как свои пять пальцев, я быстро вывел машину на широкую, хорошо сохранившуюся ленту Калужского шоссе. Первый же взгляд по сторонам вселил в душу некоторое спокойствие и оптимизм. С обеих сторон дороги лежали заброшенные сельскохозяйственные угодья. Слева, среди распаханного поля, на котором уже никогда и ничего не вырастит, двумя высокими курганами возвышались обнесенные колючей проволокой могильники. Никакого тебе леса, а стало быть, никаких неожиданностей. Любого врага мы могли заметить заранее и, прежде чем он доберется до нас, угостить хорошенькой порцией стали.

Только я подумал об этом, как сидевший рядом Загребельный воскликнул:

— Черт побери, а это еще что такое?

— Где? — я резко сбросил скорость.

— Да вон, слева. В лесополосе, что к дороге подходит.

Я присмотрелся к тому месту, на которое указывал мой зоркий приятель. Вроде ничего необычного. Широкая полоса черных деревьев, под ними подлесок из такого же черного давным-давно погибшего кустарника. Будь на всех этих растениях листва, лесополоса выглядела бы сплошной, непроницаемой для взора стеной. Но сейчас это были лишь черные рваные кружева, через которые просвечивала уродливая нагота соседнего мертвого поля.

— Ничего такого не вижу,— я вопросительно покосился на Андрюху.

— И я,— согласился тот.

— Цирк-зоопарк, так какого ж рожна орал? Соколиный глаз, хренов!

— Сейчас не вижу, но всего минуту назад там что-то было… — Загребельный призадумался,— или кто-то.

— И куда подевалось?

— Похоже, ушло.

— Как ушло? Куда ушло?

Мы с Андрюхой говорили довольно громко, и сидящие в десантном отделении люди стали прислушиваться. Нестеров, так тот вообще чуть ли не сунул голову между нами. Однако Загребельный этого будто не заметил.

— Вся лесополоса была будто туманом затянута. Не скажу что плотным… — Леший отрицательно покачал головой и сразу же поправился: — Да, пожалуй, и не туман это был вовсе. Скорее тень какая-то. Будто в небе что-то висело, и эту вот рощицу от солнца заслоняло.

— Ох и объяснил! — проворчал я.— Ну и где теперь тень эта твоя? — Я до рези в глазах вглядывался в медленно приближающуюся черную стену.

— А вот только я тебе крикнул, так она тут же и унеслась. Словно поезд курьерский. Туда, вдаль, по лесополосе, как по железной дороге.

— Значит сейчас там никого нет? — спросил я.

— Похоже, нет,— кивнул Загребельный.

— Ну, раз похоже, тогда… К бою! — прогорланил я, перекрикивая рев мотора.— Все внимание на левый борт.

Во мне вдруг пробудился… нет, не скажу что страх, скорее противный нервный мандраж, который накатывает на каждого бывалого танкиста, когда тот узнает, что какая-то падла скрытно шарилась около дороги. Конечно же глупо полагать, что в гуще полусгнившего кустарника неведомый некто спрятал кумулятивную ТМ-ку или, к примеру, зарыл в обочину дистанционно подрываемый фугас, но все же как-то…

Это самое «как-то» словно ударило под дых, когда я и впрямь увидел крупные комья земли, раскиданные по левой стороне дороги. Что за цирк-зоопарк! Нога судорожно вдавила педаль тормоза. Присмотревшись, я понял, что там впереди не только земля, но еще и куски изодранного асфальта. Складывалось впечатление, что в этом месте Калужское переползала некая огромная сороконожка со стальными лапами. Это именно она перепахала гладкое дорожное покрытие шоссе.

Леший тоже заметил. Он приблизил лицо к бронестеклу и внимательно изучал непонятный феномен. Так длилось недолго. Секунд через десять-пятнадцать он принялся открывать люк у себя над головой.

— Ты куда? Сдурел что ли?! — я схватил приятеля за край камуфлированного бушлата.

— Надо проверить,— мощная фигура подполковника ловко протиснулась в люк, и я не смог его удержать.

Целую минуту ничего не происходило. Все мы просто сидели, прикипев к амбразурам. Каждый ожидал нападения и готов был стрелять в первую же тень, в любое непонятное шевеление ветвей или травы. Однако окрестный пейзаж казался по-прежнему пустынен, безмолвен и недвижим. Даже ветер стих. Негромкий рокот работающего на холостых оборотах мотора был единственным звуком, наполнявшим этот переполненный напряжением вакуум.

Точку во всем этом поставил голос Лешего, немного странноватый, лишившийся своей всегдашней уверенности голос.

— Эй! А ну, давайте все наверх! Тут кажется есть кое-что интересное, особенно для товарища Серебрянцева.

Уговаривать никого не пришлось, и наш боевой экипаж ринулся в десантные люки. Перед всеми остальными у меня имелось явное преимущество — а именно, свой персональный выход. Поэтому не удивительно, что первым рядом с Загребельным очутился именно полковник Ветров.

— Что тут у тебя… — начал было я, да так и замер с открытым ртом.

Увиденное просто лишило меня дара речи. Сейчас я мог лишь выпученными глазами глядеть на огромную надпись, которая пересекала три из четырех полос шоссе. Корявыми, глубоко процарапанными в асфальте буквами там было написано: «ЧЕЛОВЕК, ПРОЩАЙ».

 

предыдущая глава перейти вверх следующая глава

Уважаемые читатели, здесь вы можете ознакомиться с черновой версией романа, которая подгружалась на сайт в процессе его написания. Окончательный издательский текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по весьма скромной цене 49 руб.

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-2