Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  3

Когда экран бортовой радиолокационной станции высветил нестройную шеренгу ярких зеленых точек, лейтенант Эдвард Мэй крепко стиснул зубы. Началось! Вот она, первая часть развеселого ковбойского родео! Как бы в подтверждение этой его мысли в наушниках прозвучала команда майора Крамера. Сегодня их Старику довелось командовать всей группой перехвата.

― Внимание, до противника сорок пять миль! Джентльмены, начинаем разбирать цели.

Мэю достался левый фланг атакующей орды. А, собственно говоря, какая разница? Ракетам все равно. Сказав себе это, лейтенант стал вводить данные целей в боеголовки. F-22 нес в своем брюхе шесть ракет средней дальности «Сламмер», которые требовалось истратить именно сейчас. Когда все завертится, когда начнется ближний бой, они будут полностью бесполезны, да к тому же значительно утяжелят крылатую машину, сделают ее куда менее верткой и маневренной. Ну, а если, не дай бог, в бомбовый отсек угодит плазменный сноп…

Нет, к черту! Пытаясь отогнать жуткое видение, Мэй бешено затряс головой. Эй, ты это чего, парень! Не о том думаешь, холера тебя забери! Мысли настоящего воина, тем более истребителя, должны быть только о победе. Так еще с детства Эдварда учил отец, бывалый военный пилот, прошедший Корею и Вьетнамский ад.

Отчаянно броня себя за секундную слабость, лейтенант закончил программирование ракет. Его рука легла на кнопку пуска. Сейчас ждать команды. Первый залп всегда самый важный и результативный. Чаще всего он является полной неожиданностью для врага. Эти ублюдки просто не успевают среагировать, особенно если бить сквозь облака.

Они действительно шли ниже облаков. Восемь истребителей Американских ВВС, последний рубеж обороны, те, кто должен был остановить десятки, если не сотни жутких тварей, рвущихся к сердцу одной из самых великих и гордых стран мира.

Команда на пуск поступила, когда противников разделяло двадцать семь миль. Мэй с ненавистью вдавил пусковую кнопку, и пневмо-гидравлические катапульты одна за другой выбросили из брюха F-22 четыре двенадцатифутовые серебристые сигары.

Летите птички! Лейтенант поглядел вслед умчавшимся вдаль ракетам и тут же представил, как они выскочат из облаков, как, полыхнув неистовыми вспышками, превратятся в стаи смертоносных осколков. Для четырех, а если повезет, даже пяти или шести чудовищ это будет последнее зрелище, которое те увидят в своей гребаной жизни.

Так и произошло. На экране локатора пять точек мигнули и погасли. Хорошо, ― подумал лейтенант. ― Значит, разнесло вдрызг, в пыль!

― Второй залп! ― приказ командира звена прервал это сладкое злорадство.

Слушаюсь, сэр, ― прорычал про себя Мэй и отправил в полет последнюю пару «Сламмеров».

― Начинаем набор высоты! ― в эфире вновь зазвучал голос майора Крамера. ― Воспользуемся их замешательством.

Не успел командир договорить, как по ушам резанул отчаянный вопль Банзая:

― На локаторе цель! Приближается!

Буквально в тот же миг Мэй увидал ракету, которая неслась в их с Николсоном сторону. Откуда она взялась? Как наводилась? И вообще, за счет чего ухитрялась удерживаться в воздухе с явно неработающим двигателем? Разобраться со всеми этими вопросами у лейтенанта совершенно не оставалось времени.

― Уклонение! ― заорал его ведущий и, повинуясь этому приказу, лейтенант с переворотом ушел влево.

Ракета не пошла за ним, а кинулась вслед за капитаном. Именно кинулась! Мэй ничего не понимал. Ни одна ракета в мире не могла выделывать то, что творила эта. Серебристая стрела гналась за Николсоном, призрев все законы физики. Капитан всячески пытался увернуться, используя свое, надо сказать, немалое мастерство и пилотажные возможности самолета. Но тщетно. Расстояние до дьявольской машины смерти неумолимо сокращалось. Вот оно уже меньше сотни футов! Пятьдесят! Вот сейчас! Предвидя неминуемый взрыв, Эдвард весь сжался.

Однако взрыва не последовало. Серебристая стрела вдруг удесятерила свою скорость и нанесла точный удар прямо в пилотскую кабину. Это выглядело словно выпад, выверенный удар отточенного клинка. Прозрачный фонарь брызнул осколками стекла. Даже с того немалого расстояния, которое отделяло «Раптор» Мэя от машины ведущего, он увидел, что эти осколки красны от сверкающей в лучах солнца человеческой крови.

В эфире вдруг повисла гробовая тишина. Все как один пилоты были растеряны и подавлены. Гибель боевого товарища это всегда боль, но такая смерть… Николсона размазали, раздавили будто таракана. Его словно унизили, подвергли показательной казни. «Вас ждет то же самое!» ― говорил всем им неведомый и грозный некто.

― Это была наша ракета, ― Свон первый нарушил молчание.

― Подтверждаю. Наш «Сламмер», ― поддержал его кто-то из второго звена. ― Черт, но почему не сработал самоликвидатор после отключения двигателя?!

Этот вопрос так и остался без ответа. Вместо него весь эфир затопил властный голос майора Крамера:

― Внимание, парни! Полное внимание! Похоже, сегодня день сюрпризов.

О том, что так оно и есть, стало понятно буквально в ту же секунду. Цели, до которых оставалось еще, как минимум, миль пятнадцать, вдруг неожиданно исчезли с экрана локатора. Исчезли моментально и, причем, все сразу. Это было столь неожиданно, столь невероятно, что Мэй опешил. Первое, что пришло в голову молодому пилоту, была версия о поломке бортовой РЛС. Черт! Черт! Черт! Ну, почему сегодня? Почему именно сейчас? Эдвард был готов завопить от злости и досады.

― Я не вижу их! Экран локатора чист!

Более чем встревоженный голос командира второго звена капитана Стюарта стал настоящим спасением. Фух, значит электроника в порядке. Значит это что-то другое. Надо только понять, разобраться, что именно.

Понять и разобраться лейтенант не успел, так как буквально из пустоты, из чистого прозрачного воздуха в него ударил огромный сноп клубящегося оранжевого пламени. На то чтобы среагировать, у Эдварда оставались лишь доли секунды. Окажись на его месте кто-нибудь другой, и этот бедолага был бы уже покойник. Но молниеносная реакция Мэя, передавшаяся ему по наследству, чувство единения с боевой машиной спасли лейтенанта, вырвали его из лап неминуемой смерти. Эдвард резко ушел на вираж, и клокочущее пламя пронеслось где-то под самым брюхом его истребителя. Уходя из-под огня, Мэй краем глаза заметил, как вслед за пламенем в воздухе материализовалось отвратительное серебристо-голубое страшилище с огромными кожистыми крыльями.

Драконы появлялись отовсюду. Они выныривали из пустоты, словно черти из преисподней. Впрочем, данное сравнение было вовсе не так уж и далеко от истины. Твари действительно пришли из другого мира, чтобы жечь и убивать, чтобы поработить все человечество. Вернее, этого желали не столько сами драконы, сколько те, кто бросал их в бой, те, кого чудовища несли на свих чешуйчатых спинах.

В перекрестье прицела угодила одетая в блестящие на солнце доспехи фигура. Она восседала в седле с высокой спинкой, которое с помощью богато украшенной упряжи надежно пристегивалось к покатой спине дракона чуть впереди широко расправленных крыльев. Глаза наездника защищали крупные летные очки, очень похожие на те, что носили первые авиаторы еще на заре покорения воздушного океана. Нижнюю часть лица закрывала угловатая, напоминающая забрало рыцарского шлема дыхательная маска, матерчатый шланг от которой тянулся к укрепленному за спинкой седла баллону.

При виде врага Мэй не колебался ни секунды, и тут же нажал на спуск двадцатимиллиметровой шестиствольной пушки. От корня правого крыла ударили огненные трассы, и проклятый наездник развалился на кровавые ошметки. Эдвард слегка дернул самолет вниз, и снаряды буквально перерезали дракона пополам.

― Так тебе, сволочь! ― закричал лейтенант, взмывая над беспорядочно кувыркающейся теперь уже абсолютно безопасной тушей.

Правда, это его ликование длилось всего лишь одно короткое мгновение. Оглядевшись по сторонам, Мэй понял, что оба их звена оказались прямо в центе огромной драконьей стаи, которая самым неведомым образом сподобилась за считанные секунды преодолеть полтора десятка миль. Надежда на то, что «Рапторы» еще издалека смогут расстрелять дюжину-полторы летучих тварей, напрочь испарилась. Теперь начнется карусель, в которой каждому самолету будет противостоять как минимум десяток крылатых бестий.

Все именно так и вышло. Мир завертелся в неистовом водовороте, в котором сплелись воедино блестящая на солнце чешуя голубых драконов, рев смертоносного пламени, команды и крики пилотов, грохот авиационных пушек и хищное шипение стартующих ракет.

Потеряв ведущего, Мэй был вынужден сражаться в одиночку. Вначале он, конечно же, попытался прорваться к майору Крамеру и вместе с ним и Банзаем образовать боевую тройку, но из этой затеи ничего не вышло. Всякий раз на пути у лейтенанта вставала целая армада летучих бестий. Стена огня преграждала путь, и Эдвард отворачивал, уходя на новый круг.

После двух неудачных попыток Мэй понял, что именно в этом и состояла тактика их врага. Пользуясь своим численным превосходством, они разделяют боевые машины людей, не дают им действовать сообща, прикрывать друг друга. Что ж, ему ничего не оставалось, как принять условия этой гребанной игры. Лейтенант оставил попытки пробиться к своим товарищам и занялся одиночной охотой, жестоким истреблением всех тех, кто своим мерзким дыханием поганит небо его страны, его мира.

К этому моменту драконы уже порядком нахаркались огнем. Их чудовищные пасти были буквально раскалены. Это хорошо, ― сказал себе Мэй. ― инфракрасные головки ракет ближнего боя теперь смогут цепко и надежно захватить цели.

Буквально в ту же секунду по истребителю лейтенанта плюнула огнем здоровенная, покрытая старыми шрамами тварь. Тупой дракон сделал это без учета скорости, с которой мчался его противник, а поэтому весь сноп бушующего пламени пронесся далеко позади истребителя.

― Ну, ты попал, скотина! ― прошипел взбешенный Мэй и пошел вслед за чудовищем.

Хотя тварь летела невероятно быстро, но не ей было тягаться с боевым реактивным самолетом. Уже через пару секунд Эдвард догнал обидчика и захватил его в прицел. Всадник, оседлавший дракона, словно почувствовал это и заставил зверя выписывать неистовые скачки и виражи.

― Это ты покажи моей подруге! ― выдохнул Эдвард и моментально отправил в полет одну из двух имеющихся на борту АIМ-9.

Ракета умчалась к цели, настигла ее и полыхнула ярко-желтой вспышкой, обрамленной клубами серого дыма. Мэй видел, как шквалом осколков дракону размолотило его уродливую башку, как свалилась в беспорядочный штопор обмякшая безвольная туша и как наездник… А вот с наездником произошло нечто странное. Он вдруг исчез, растаял в воздухе, как крохотный клочок утреннего тумана на знойном полуденном солнце.

Задуматься или подивиться этой чертовщине лейтенанту так и не судилось, поскольку в то же мгновение вокруг заклубилось, заклокотало ненасытное пламя. Одновременно с этим весь окружающий мир потонул в диком душераздирающем крике. Ужас отточенным лезвием полоснул по сердцу, и Эдвард на форсаже рванул машину вперед.

Лейтенанту понадобилось несколько бесконечно долгих секунд, чтобы понять ― кричит вовсе не он. Воплем взорвался радио-эфир. Это его заполняет дикая предсмертная агония заживо сгорающего человека, пилота, его боевого товарища.

Страх мигом отступил. Ему на смену пришла ярость. Убивать, крушить, рвать на куски эту нечисть! Выполнить этот данный самому себе приказ сейчас было проще простого. Прямо на истребитель Мэя неслась целая стена огромных голубых чудовищ.

Лейтенант дал длинную очередь, перебил крыло ближайшей твари и… На этом все и закончилось. Мэй был вынужден отвернуть. Драконов оказалось слишком много, строй их был невероятно плотным. Его можно было сокрушить разве что лобовым тараном. Но нет, таран пока не входил в планы лейтенанта. Таран это самый-пресамый крайний случай.

― Дьявольщина! ― выругался лейтенант, все более осознавая серьезность своего положения. Причем серьезность это было еще мягко сказано. Шестым, седьмым и восьмым чувствами опытный пилот остро ощущал новую, быстро приближающуюся опасность. Вот только что это за опасность? Откуда ее ожидать?

Оглядевшись по сторонам, Мэй таки отыскал ответ на этот вопрос. Его уверенно отрезали от связанных боем товарищей и куда-то оттесняли, загоняли как волка на травле.

Ну уж нет, не на того напали, ― сказал себе лейтенант, заметив небольшой просвет чистого голубого неба слева по курсу. Пожалуй, сейчас это был единственный путь. Выскочить из окружения, развернуться на просторе и вот тогда можно будет начать все сызнова.

Выдавливая из двигателей полную мощность, маневрируя меж огненных протуберанцев, Эдвард помчался к спасительному порталу, вокруг которого все плотнее и плотнее смыкали кольцо летучие бестии.

Он почти успел. Он сбил еще одного дракона и оставил позади, по меньшей мере, полсотни его чудовищных собратьев, когда вдруг солнце заслонила огромная тень. Откуда взялся этот гигант, Мэй так и не понял. Может, вывалился из облаков, а может, выскочил из пустоты как та тварь, которую он приговорил в самые первые мгновения боя. Но как бы там ни было, дракон оказался рядом.

Сейчас они летели практически крылом к крылу. Эдвард отчетливо видел каждую чешуйку на шкуре зверя, каждый завиток на золоченой сбруе, каждую заклепку на дыхательных масках двух седоков. Да, их действительно было двое! Спереди расположился воин-наездник в дорогих доспехах, а за спиной у него восседал тощий седовласый старик в плотной коричневой рясе, сродни тем, что носили монахи францисканцы. Сквозь стекла защитных очков Эдварда буравил его алчный, голодный, будто у дикого хищника взгляд.

Лейтенант, как разумом, так и всем своим естеством почуял неладное. Огромный дракон вполне мог повернуть свою страшную морду и плюнуть смертоносным плазменным сгустком, однако почему-то этого не делал. Странный старик быстрыми и умелыми движениями что-то вытворял с небольшой, около двух футов в длину, трубой. Монах, будто патроны в помповое ружье, запихивал в нее какие-то кристаллы. С каждой новой порцией неведомых самоцветов на поверхности металла все ярче и ярче разгорались странные письмена. От одного вида этих, ох каких недобрых, едко-зеленых светляков Мэю стало как-то очень и очень не по себе. Он тут же, вполне резонно, решил, что со всей этой чертовщиной следует заканчивать, и причем как можно скорей.

Однако американский пилот так и не успел ничего предпринять. Неожиданно монах в коричневом выхватил из-под одежды кривой нож с массивной костяной рукояткой. Блеснуло остро отточенное лезвие, и из небольшого пореза на запястье брызнула кровь. Алые капли не только запятнали рукав монашеского балахона, но и щедро окропили то самое магическое устройство, которое старик держал в руке и упрямо направлял на истребитель Мэя. Древние руны вспыхнули, как будто впитав в себя весь свет солнца. В тот же миг из дула этой диковинной пушки вылетела извивающаяся желто-зеленая молния. Она метнулась к боевому F-22 и хлестко ударила его в борт. Грозный «Раптор» вздрогнул, по его металлокомпозитному телу побежали искорки электрических, если это конечно было электричество, разрядов. С истребителем сразу что-то произошло. Эдвард с ужасом наблюдал за тем, как пропадает связь, как один за другим гаснут приборы, как смолкает гул двигателей. Машина завалилась на крыло и стала падать.

Вот и все! Отлетался! ― мелькнуло в голове у лейтенанта. ― Теперь спасайся, кто может. О том чтобы покинуть самолет прямо сейчас, не могло быть и речи. Сожгут, к чертовой матери, как только раскроется парашют. Значит надо тянуть, планировать, пока есть скорость и высота. И только у самой земли, где-то на двух тысячах футах можно будет рвануть рычаг катапульты.

Приложив все свое мастерство, Мэй выровнял мертвый практически неуправляемый самолет. Стараясь поскорее покинуть место боя, он уже бросил его в крутое пике, как вдруг прямо по курсу возникли два крылатых чудовища. Они мчались навстречу истребителю. Оба дракона держали в своих когтистых лапах… Эдвард не поверил своим глазам. Сеть! Здоровенная, сотканная из диковинных золотых канатов сеть!

Против невиданного доселе оружия, или чем бы там ни была эта проклятая штуковина, пилот на мертвом, практически неуправляемом самолете был полностью бессилен. В сложившейся ситуации ему оставалось лишь одно ― обреченно нестись навстречу своей неведомой и наверняка незавидной судьбе.

Когда драконы разжали свои когтистые лапы, «Раптор» Мэя на полной скорости влетел в огромный, горящий в лучах солнца сачок. В тот же миг все вокруг закружилось, потемнело, послышался рев ураганного ветра, и боевой истребитель ВВС США вместе со своим пилотом провалился в жуткую мрачную воронку, разверзшуюся прямо посреди высокого голубого неба Вирджинии.

Опубликовано 10.12.2017


Читать главу 4>>
Написать отзыв на книгу