Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  28

Веревки больно врезались в кожу. Они были затянуты на совесть, и Мэй, как ни старался, все равно не мог их ослабить. Именно поэтому лейтенанту пришлось на время позабыть о своей мужской гордости и попросить помощи у женщины.

— Ипри, — очень тихо, так чтобы не услышали их пленители, прошептал он. — Ты можешь попытаться растужить узел на моих руках?

— Они заметят. Они все время наблюдают за нами, — процедила сквозь плотно сжатые зубы девушка и злобно зыркнула на конвоиров из-под прядей растрепавшихся черных волос. — Это вольные охотники. Народ битый и отчаянный. Тысяча дохлых драконов, и как я могла ошибиться!

При этих словах Ипри повертела головой из стороны в сторону. Она как бы проверяла, насколько плотно затянут на ее шее магический усмирительный ошейник. На вид это был обычный кожаный ошейник с простенькой железной застежкой и таким же железным кольцом. Вещица сродни тем, что надевают цепным псам. Единственное отличие именно этого «украшения» заключалось в наличии замысловатых древних рун, выдавленных на грубой кожаной поверхности вдоль всей его длины. Отмеченное ими заклятье могло во мгновение ока сломать жертве шею, а могло лишь слегка придушить ее, тем самым напомнив о кротости и смирении.

У Кара ― главаря банды, оказался лишь один такой ошейник и, к невыносимому стыду Мэя, он достался вовсе не ему ― мужчине и солдату, а украсил изящную шею хрупкой невинной девушки. Вероятно, не затми разум лейтенанта любовная горячка, он вполне мог проанализировать данный любопытный факт и сообразить, кого именно из них двоих разбойники опасаются больше. Но, увы, молодой человек погибал от пожара страсти, и река его мысли текла совершенно в другом направлении. Наблюдая, как мрачна и подавлена его возлюбленная, Эдварду безумно хотелось произнести слова поддержки и утешения, сказать, что она не могла знать, кем на самом деле являются эти повстречавшиеся на их пути угрюмые бородачи. А стало быть, Ипри ни в чем не виновата. Мэй уже совсем было подобрал нужные слова, но тут…

Повозка, на которую бесцеремонно бросили пленных, вдруг резко подпрыгнула на очередном ухабе, и вместо членораздельных слов из груди пилота вырвался резкий сдавленный стон. Стрела, которой землянину засадили точно в грудь, ничуть не поспособствовала скорейшему заживлению его ран. Что там и как она надорвала неизвестно, факт лишь заключался в том, что теперь лейтенант вновь стал харкать кровью.

— Ку-у-да… — борясь с болью, прохрипел лейтенант. — Куда они нас везут?

— Охотники поняли, что мы — ценный товар. Значит, они нас кому-то предложат.

— Ясно кому, — Мэй сплюнул окрасившуюся алым слюну. — Имперской тайной канцелярии.

Откуда Эдвард это взял, он, пожалуй, не ведал и сам. Наверное, в памяти всплыли все те скудные сведения, которые пилот почерпнул из армейской методички «Солдат, знай своего врага!», рассказов сослуживцев и, больше походящих на театрализованное шоу, телепередач.

— Эти хомос южане, — прошептала Ипри, словно разговаривая сама с собой.

— И что с того?

— На юге императора «слегка» недолюбливают. Да и скуповат он. К примеру, за твою голову герцог Дамар отвалит вдвое больше золота.

— А ты умная, стерва!

Зычный бас Кара пророкотал в ушах пленников, словно раскат грома. Услышав его, Ипри и Эдвард разом вздрогнули и тут же ошарашено завертели головами. Атаман вольных охотников ехал шагах в двадцати впереди повозки, а потому никак не мог…

— У него серьга шептунов! — вдруг догадалась девушка. — Он слышит нас!

— Не только слышу, но и могу говорить, — Кар слегка развернулся в седле и издалека с нескрываемой издевкой помахал пленникам рукой.

— Что у него? — Мэй вообще не понимал, что происходит.

— Магический амулет, дубина ты непонятливая! — вызверилась на землянина воинственная дочь пекаря.

— А вы странная парочка!

Старший отряда придержал своего коня и позволил повозке догнать себя. Некоторое время он ехал рядом и, прищурив свой единственный глаз, пристально разглядывал добычу. Ипри отвечала охотнику тем же. Поэтому сейчас оба они походили на двух матерых хищников, высматривающих друг у друга уязвимые незащищенные места перед тем, как напасть.

— Сумрачная ведьма и чужак, — наконец Кару надоело играть в гляделки. — Что вы делаете вместе?

— Заткнись, урод! Не смей называть ее ведьмой! — Эдвард не мог промолчать, когда при нем оскорбляли его возлюбленную.

— Да он, кажись, в тебя по уши втрескался! — главаря вольных охотников так удивило данное открытие, что он даже не заметил оскорбления. А может «урод» для него вовсе и не являлось сколь-либо крепким выражением? Скорее всего, так и было, поскольку дальше Кар продолжил без всякой злости и даже с некоторым сочувствием к Мэю: — Какой же дурак западает на этих бестий? Они ведь не бабы, а гарпии в юбках. Говорят у ведьм даже между ног зубы. Так что гляди, парень, сунешься к ней без предупреждения и останешься без всего своего хозяйства.

Должно быть, об этих самых сумрачных ведьмах и впрямь ходили разные нехорошие слухи, поскольку слышавшие слова атамана разбойники не отреагировали на них вполне ожидаемым рёготом, а потянулись к своим оберегам, стали отплевываться и шептать простенькие охранные заклинания.

— Кар, может прикончим ее? — вполне логичным следствием этого разговора стало предложение одного из охотников, широкоплечего мужика в кожаной куртке и железном нагруднике, который шагал слева от повозки. — Зачем нам тащить с собой эту змею и все время опасаться, что она покажет жало?

— Она может пригодиться живой, чтобы дрыгалась и как следует вопила, ― старший отряда вроде пошутил, но с другой стороны от его остроты сразу потянуло каким-то очень нехорошим душком. Ипри почувствовала это, и в глазах ее вспыхнула лютая ненависть.

— Куда вы нас везете?

В затуманенных любовным угаром мозгах Эдварда все же хватило здравого смысла не возобновлять убогие и полностью бесполезные нападки на Кара. Куда важнее сейчас было прояснить их с Ипри судьбу… ну или, по крайней мере, попытаться это сделать.

Вопрос становился тем более актуальным, если учесть, что лес, через который они проезжали, начинал довольно быстро меняться. Деревья по обеим сторонам старой, давно заброшенной дороги становились все ниже и уродливей. Среди них начали преобладать хвойные породы. Таких диковинных елей Мэй в своей жизни еще не встречал. Эти сутулые страшилища стояли на десятках толстых, будто сваи, корнях-ножищах, а своими колючими обвислыми лапищами словно охотились за всеми живыми существами, которые намеревались прошмыгнуть мимо. Еще большую странность, заползающую в душу зябкость пейзажу добавляли бесчисленные наросты грязно-белого мха, длинными рваными космами свисающие со стволов и ветвей. И уж что вовсе делало эти места жутковатыми и чертовски негостеприимными, так это обилие отвратного черного плюща. Именно его толстые лоснящиеся побеги не далее как вчера утром раскурочили большую часть боевых самолетов на авиабазе Лэнгли. Они словно змеи извивались в укромных, погребенных в тень закутках, вздыбливали мягкую, пропитанную влагой почву, копошились в лужицах с мутной, дурно пахнущей водой. Влаги и впрямь здесь было многовато. Она чувствовалась не только в почве, но и в самом воздухе. Этакий тяжелый плотный дух с приправой из гнили и сероводорода.

Мэй так и не дождался ответа на свой вопрос, а потому свои силы решила испробовать Ипри. Правда, в отличие от землянина, она догадывалась, куда именно направлялся их небольшой караван.

— Какого дьявола вам понадобилось на Драконьем болоте? — в голосе девушки слышалось плохо скрываемое беспокойство.

— Что, змея, таки узнала родные места? — криво осклабился Кар и кивнул на окровавленный труп своего товарища, который лежал в той же повозке, что и оба связанных пленника. — Или это убиенный тобой Йедлик нашептал? Он такой. Болтун, каких свет не видывал.

― Нас всех там сожрут, — Ипри оставила остроту без внимания и, повысив голос, закричала так, чтобы ее услышали абсолютно все члены шайки: — Эй вы, слушайте меня! Этот безумец тащит вас на верную смерть! С Драконьего болота не возвращаются живыми!

Хоть вольные охотники и опасались сумрачную ведьму, однако сейчас ее слова были восприняты с улыбками, а несколько глоток даже разразились хриплым, как воронье карканье смехом.

— Слыхала? — одноглазый главарь тоже расхохотался. — Кажись, ты их не очень-то напугала.

— Безумцы! — выдохнула Ипри с досадой и злобой.

— Подозреваю, что в это самое болото они лезут уже не в первый раз, — протянул некоторое время молчавший Эдвард и испытывающе покосился на Кара. — Прав я или нет?

— Я всегда говорил, что у мужика мозгов в башке куда больше, чем у бабы, будь она даже сумрачной ведьмой, — похвалил землянина атаман.

— Что же вы ищите там… в этом распроклятом месте? — едва слышно прошептала девушка, и этот вопрос адресовался вовсе не предводителю вольных охотников. Ипри спрашивала у самой себя.

Для того чтобы отыскать ответ, девушке потребовалось некоторое время, на которое она полностью выпала из разговора с Каром. Но одноглазый атаман на это не особо обратил внимание. Сумрачная ведьма его интересовала куда меньше, чем пришелец, за которым гонялась буквально вся империя.

— Кто ты такой? — Кар с интересом разглядывал Мэя.

— Солдат, — гордо выпалил землянин.

— Хлипковат ты для солдата, — охотник скривился.

— Я управляю… — лейтенант на мгновение запнулся, подбирая нужное сравнение. — Я управляю летающей колесницей, — ответ отыскался в эпосе древних народов, о котором частенько треплются на канале «Дискавери».

— Значит, ты из мира железных машин? Ты один из тех, с кем наш достославный император Ригер затеял эту идиотскую войну?

В словах бородача прозвучала ирония, что весьма обнадежило землянина. Кар явно не относился к сторонникам той бойни, которая сейчас кипела на просторах Земли.

— Я защищаю свою Родину, — надеясь на поддержку, Эдвард очень решительно глянул в лицо охотника.

— Да ради всех великих богов защищай, сколько влезет! — Кар отмахнулся, тем самым давая понять, что данная тема ему вообще не интересна. — Родина, доблесть, честь, слава — это все для дураков. На этом не заработаешь ни гроша.

— Я поняла! — последние слова главаря словно сорвали завесу с глаз Ипри. — Они охотятся за драконьими яйцами!

— Яйцами? — Эдвард непонимающе переводил взгляд с девушки на Кара и обратно.

― Ну да, яйцами, ― сумеречная ведьма с укоризной, как на умственно отсталого дебила, поглядела на своего спутника. ― А ты думаешь, откуда берутся драконы? ― Не дожидаясь пока до Мэя окончательно дойдет смысл ее слов, Ипри повернула лицо к атаману охотников. ― Высочайшим имперским указом запрещено добывать и продавать яйца драконов. Эти звери предназначены только для боевых стай императорской армии.

― Да плевать мы хотели на вашего императора и его дерьмовые указы, ― Кар смачно сплюнул на дорогу. ― За одно драконье яйцо платят столько, что тебе и не снилось!

― Кто платит? ― шпионка мастера Тили тут же вся превратилась в слух.

― А вот это был уже лишний вопрос, ― предводитель лихих контрабандистов очень недобро ухмыльнулся. ― Хотя, ведьма, ты ведь уже все равно никому и ничего не расскажешь. Тебе, дорогуша, крупно не повезло. Дело в том, что завтра с утра мы намерены наведаться в гнездо королевского черного дракона, и для этого трюка нам позарез понадобится приманка, много приманки. Так что одного Йедлика будет маловато.

Услыхав такие речи, Ипри метнула на одноглазого разбойника полный злобы и ненависти взгляд, продолжением которого стал плевок в его сторону и короткое шипящее «Хашир!». Кто такой или что такое это самое «хашир» Эдвард не знал. Должно быть, нечто мерзкое и отвратительное, поскольку довольный произведенным эффектом Кар громко расхохотался.

― Атаман! ― смех главаря неожиданно прервал один из контрабандистов, немолодой уже бородатый мужик в кожаной куртке без рукавов и похожем на панаму шлеме шапель. ― Мы уже того… почти до болота дотопали. Следы оставляем, только слепой не заметит. А ты все попусту лясы точишь. Не дело это!

Судя по тону, подавший голос разбойник пользовался в шайке изрядным авторитетом, и к его мнению прислушивался даже сам атаман. Что так оно и есть, стало понятно, когда в ответ на слова бородача Кар согласно кивнул и полез в объемистую седельную сумку, удобно притороченную к седлу его коня. В ней, как Мэй уже успел заметить, хранились всякие очень полезные в контрабандистском промысле, зачастую магические, вещицы.

Покопавшись в своей коллекции, Кар извлек на свет божий устройство, как видно являвшееся прародителем ручного электрического фонаря. Состояло оно из небольшого масленого светильника с бронзовой тарелочкой начищенного до зеркального блеска отражателя. Отражатель направлял свет на крупную линзу, которая и должна была формировать узконаправленный световой поток. Принцип работы всей системы выглядел проще простого, кроме, пожалуй, одной небольшой детали. Судя по всему, линза была не цельностеклянной, а полой внутри. По своей сути она являлась сосудом объемом примерно с полпинты, который предназначался для заполнения некой жидкостью. Для данной цели на верхнем крае линзы имелась бронзовая завинчивающаяся крышечка с каким-то очень похожим на восьминогого спрута руническим символом.

Подтверждая догадку лейтенанта, Кар свинтил с линзы крышку, высоко поднял фонарь над головой и громко, так чтобы услыхала вся его банда, прогорланил:

― Наш любимый фонарь готов! Ну, уважаемые, чья на этот раз очередь наполнить его красненьким?

Вопрос атамана явно не вызвал особого энтузиазма у подчиненных. Разбойники молчали, сопели, корчили кислые рожи, пожимали плечами и с превеликим вниманием изучали комья серой дорожной грязи у себя под ногами. Так продолжалось до того самого момента, пока уже хорошо известный Мэю худощавый козлобородый персонаж не разродился весьма резонным по его мнению предложением:

― Кар, а у нас ведь ведьма имеется! Так какого дьявола ее жалеть?!

― Точно, попользуем ведьму! ― подхватили сразу несколько резко оживившихся голосов.

Ипри мигом смекнула, о чем именно идет речь, и тут же зашипела, будто настоящая ядовитая змея. Татуировки на ее запястьях вспыхнули пока не ярким, но все же отчетливо различимым алым светом, а аккуратные розовые ноготки на нежных пальчиках как-то сразу вытянулись и заострились.

Находившиеся неподалеку от девушки контрабандисты все как один шарахнулись в стороны, а их находящиеся на относительно безопасной дистанции товарищи подняли свое оружие. Караван сам собой остановился. В зловещей напряженной тишине сумрачная ведьма и ее противники с ненавистью дырявили друг друга взглядами. Это немое противостояние продолжалось ровно до тех самых пор, пока все тот же бородатый советчик атамана вдруг задумчиво не произнес:

― У Йедлика тоже можно взять. Поди, он возражать не станет. А, как ты разумеешь, Кар?

В тот же миг участники этой сцены выдохнули с облегчением и все как один покосились на замаранный бордовыми уже основательно подсохшими струпьями труп.

― А он еще не закоченел совсем? ― Кар с подозрением прищурился.

Как ни странно, на этот вопрос ответила Ипри. Девушка без малейшей брезгливости потыкала пальцем лежащий рядом на повозке труп и авторитетно заявила:

― Да, нормально! Пойдет! Мягкий еще.

Опубликовано 30.09.2018


Читать главу 29>> Написать отзыв на книгу