Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  26

Для Марцери новый день начался поздно, очень поздно. Великий маг продрал глаза примерно около полудня, по крайней мере, именно об этом неопровержимо свидетельствовало солнце, взобравшееся выше самой большой из железных лун. Данное обстоятельство абсолютно не смутило колдуна и уж тем более не вызвало в нем угрызений совести. Да, разумеется, он сейчас без устали и покоя должен искать землянина, как это делает капитан Нетерхазер и его доблестные гвардейцы… Но с другой стороны, это именно их сегодня вечером ждет топор палача, а самое страшное, что угрожает Марцери, это лишь мигрень от ужаса, которым приговоренные наполнят сам воздух вокруг дворцовой площади. Да, к тому же, утро это вовсе не его время. В Великом Юльском лесу сейчас полным-полно разнообразной эльфийской магии. Она только путает, отвлекает и сбивает. Совсем другое дело вечер, или лучше ночь.

Вспомнив прошедшую ночь, маг похотливо улыбнулся. А эта малышка была весьма не дурна, и даже не особо ломалась. Интересно, почему? Так любит… вернее любила своего папашу или девчонке действительно пришелся по вкусу мужественный и благородный облик, в котором перед ней предстал старый хитрец. Кого же он изобразил? Кажется, героя осады Кайфы графа Глотера. Видный был мужчина… бабы от него прямо с ума сходили.

Старый маг уже в сто тысячный раз похвалил себя за ту находку, то открытие, которое он сделал более двухсот лет назад. Изымать жизненную силу лучше из женщин, из их детородного органа. Женское тело предназначено, чтобы производить на свет другую жизнь, делиться с ней своей энергией, поэтому было бы глупо не припасть к этому живительному источнику, тем более, что ко всему прочему, процесс еще и доставляет немалое удовольствие… например, вот как этой ночью.

Марцери попытался не думать о том, во что превратилась дочь купца. Вообще-то обычно он старался не доводить свою жертву до такого состояния и не портить эстетическую составляющую обряда, но сегодня колдуну позарез требовалась энергия, много энергии, вся энергия. Естественно, что он не смог остановиться. Даже привычный ко многому, можно сказать ко всему, Жила стал бледный как мел, когда пришел прибраться… И кто в этом виноват? Конечно же, не он! Все на совести этой старой карги Лаари. Все зло от нее!

Размышляя таким образом, Марцери стоял перед зеркалом и внимательно разглядывал свое лицо. Да, старый маг вновь набрался сил, а заодно избавился от аллергии, которую вызвала мерзкая гоблинская моча. Бабы в империи не переведутся, а значит, используя свой метод, он и дальше будет легко справляться с болезнями и усталостью. И все же, несмотря на все старания, годы брали свое. И остановить их… Простой смертный наверняка сказал бы, что повернуть вспять ушедшее время или хотя бы замедлить его бег невозможно, но великий маг прекрасно знал, что это вовсе не так. Имелся один способ… Марцери уже разок испробовал его, благодаря чему и дотянул до своих трехсот пятидесяти лет. Вторую попытку маг предпринял восемь лет назад, однако она, увы, сорвалась.

— Сорвалась… — повторил колдун задумчиво. — Тогда сорвалась… Но кто знает, может именно сейчас у меня неожиданно появился шанс взять свое.

Старик уж было собрался немного помечтать, как вдруг почувствовал зов. Сосредоточившись, он поймал мчавшуюся сквозь пространство ментальную волну и сразу определил отправителя. Брат Эктор, маг второй степени и адепт его братства. Марцери оставил Эктора при Нетерхазере. Чародей должен был информировать своего шефа обо всех событиях, происходящих в Великом Юльском лесу.

— Интересно, — буркнул себе под нос глава братства «Неистового огня» и открыл свое сознание для контакта.

Первое, что почувствовал Марцери, были радость, возбуждение и только лишь потом до него долетели слова:

— Достопочтенный брат, спешу сообщить вам, что наши поиски, наконец, дали результаты. Проклятый землянин пойман.

— Передай мои поздравления капитану Нетерхазеру. Мне было бы очень грустно лицезреть его голову на плахе. — Поразмыслив мгновение, старый маг передумал: ― Нет, пожалуй, о плахе упоминать не стоит.

— Как прикажите, — брат Эктор явно вздохнул с облегчением.

— Когда человек будет доставлен в столицу?

Марцери задал вопрос и тут же решил, что он лишний. Маг прекрасно знал, что с Королевских холмов до Магруфа как минимум день пути, это если скакать во весь опор и менять лошадей на каждой заставе. Эх, перетащить бы землянина через межпространственный портал! Однако для этого трюка потребуется его помощь, а старый колдун очень и очень сомневался, что пленник самостоятельно изъявит желание поскорее попасть в дворцовую темницу. Что ж, тогда остается ждать день… Еще целый день!

— Пленник будет доставлен не ранее, чем послезавтра… Ближе к вечеру, я так полагаю.

Ответ помощника спутал все планы великого мага.

— Послезавтра?! — вскричал тот с возмущением.

— Увы, повозка не доберется раньше, она просто не в состоянии двигаться быстрее. Да, к тому же, Южная дорога в районе Орлиных скал невероятно сильно петляет, — в тоне брата Эктора звучала беспомощность перед непреодолимостью обстоятельств.

— К дьяволу повозку! К дьяволу дорогу! Посадите его на коня! — возмущение Марцери стало переходить в бешенство.

— К моему великому сожалению это невозможно, — собеседник колдуна тяжело вздохнул. — В данный момент человек находится в бессознательном состоянии.

— Что?! — главному магу империи почудилось, будто его хотят лишить дела последних даже не лет, а десятилетий.

— Мне сказали, что землянин оказал отчаянное сопротивление, поэтому гвардейцам пришлось применить силу.

— Он ранен?

— Он без сознания. При поимке человека сильно оглушили.

— Так приведи его в чувство! — Марцери набросился на своего коллегу и помощника. — Тысяча дохлых драконов, неужто мне тебя учить?!

— К сожалению, пока у меня ничего не выходит, — голос Эктора странно дрогнул. — Здесь требуется опытный целитель, лучше маг из ордена «Источника жизни». Беспамятство человека в равной степени может оказаться как следствием серьезной травмы головы, так и применения некой изощренной магии.

— Магии?! ― глава братства «Неистового огня» будто даже и не расслышал первую часть фразы, произнесенной адептом его ордена.

— Я не могу исключить данную возможность, — глубокомысленно заметил брат Эктор. — Если проанализировать цепочку всех событий… Сперва Разрушителя вырвали из вашего ловчего смерча, затем укрыли в отдаленном эльфийском поселении. При этом магическим путем обнаружить его так и не удалось, сработал лишь прямой поиск императорской гвардии. И наконец, когда добыча вроде бы уже оказалась в наших руках, она вдруг впадает в глубокое беспамятство. Вполне вероятно, что Разрушителя даже хотели прикончить, только бы он не достался «Неистовому огню».

— По твоему мнению, кто бы это мог сделать? — старый колдун и без примитивных аналитических выкладок мага второй ступени прекрасно знал о чужой, противодействующей ему магии, но все же решил ознакомиться с мнением младшего коллеги, находившегося, так сказать, в самой гуще событий. Глядишь, у Эктора и проскочит какая-либо интересная мысль или деталь.

— Пока очевидно лишь то, что в деле замешаны эльфы, но кто конкретно стоит за их спинами… — маг помедлил. — Капитан Нетерхазер именно это и собирается выяснить. Вместе со своими гвардейцами он решил задержаться в Юльском лесу и найти тех, кто надумал перейти нам дорогу. Такова его прямая обязанность. Это ведь измена. Настоящая измена государству и самому императору.

Выслушав брата Эктора, Марцери был вынужден с разочарованием констатировать, что последний совершенно не оправдал его надежд. Похоже, ему можно было доверить лишь работу, не требующую особой фантазии и изворотливости ума. Эктор оказался добросовестным служакой, да к тому же преданным империи хомосом. Что ж, оба этих замечательных качества вполне пригодятся для функции магического конвоя.

— Хорошо ли охраняется пленник? — Марцери сразу перешел к делу.

— Нас эскортирует три десятка латников, — ответил Эктор, и эти его слова означали, что подручный Великого мага без дополнительного приказа сверху самолично взялся за сопровождение ценного груза.

— Не смыкай глаз ни днем, ни ночью, — глава братства «Неистового огня» про себя похвалил подчиненного за проявленную инициативу. — Постоянно твори охранные заклинания. Ты должен любой ценой сберечь землянина и доставить его ко мне, причем живого! А его нынешнее состояние… Конечно, я поговорю с братьями из «Источника», хотя… Для наших целей землянин сгодится и в не очень товарном виде. Повторяю, главное, чтобы он не испустил дух по дороге!

— Я сделаю все от меня зависящее, — заверил Эктор, но в его голосе Великий маг не почувствовал особой уверенности.

— Сделает он… — раздраженно прошипел старик и бесцеремонно, даже не подумав произнести положенные слова прощания, прервал контакт. Без сомнения брат Эктор был бы весьма удивлен или даже обескуражен, коли сумел бы расслышать окончание этой фразы, которая звучала примерно так: — Знаю я, как вы все делаете… Дикари безрукие!

После разговора с подчиненным главный придворный колдун поспешил натянуть на себя свой коричневый монашеский балахон, подвязаться на вид самой простецкой веревкой и, шлепая одетыми на босу ногу сандалиями, направиться в башню Ветров.

Восточное крыло, в котором и размещалась главная резиденция братства «Неистового огня», своим внешним видом очень сильно отличалась от убранства всего остального императорского дворца. Здесь было все невероятно просто, можно сказать, аскетично. Темно-серые, почти черные стены, сложенные из огромных каменных блоков, украшали лишь литые бронзовые светильники. Узкие окна были забраны в грубые решетки с толстыми прутьями, а массивные двери окованы железом, что придавало им изрядное сходство с настоящими тюремными камерами.

Проходя мимо одной из таких дверей, Марцери на мгновение остановился и задумчиво вперил взгляд в толстые железные полосы, сплошь покрытые затейливым орнаментом охранных рун. Отчеканенные на металле древние письмена тускло мерцали мутным зеленоватым светом. Свечение было совершенно незаметно для глаз обычного смертного, но зато отчетливо различалось каждым, кто в достаточной мере владел магией. Именно за этой самой дверью начинался спуск в подземелье, где пока недвижимо и безмолвно ждала своего часа великая машина…

Проснувшись сегодня днем, колдун намеревался направиться именно туда, с упоением предаться любимому занятию, делу всей его жизни. Но нет, увы, ничего не получилось. Растяпа Нетерхазер напортачил с Разрушителем. Да и Эктор не лучше! Теперь старому магу придется доделывать за них всю работу. Марцери тяжело вздохнул, сокрушенно покачал головой, после чего направился в узкий темный коридор, прочь от заветной двери. Его ждала скука и рутина в ставшей вдруг тесной и убогой башне Ветров.

Когда великий маг добрался до своих личных владений, он не стал подниматься в кабинет, а остался на нижнем этаже, где размещалась превосходно оборудованная алхимическая лаборатория. Заклинание «Свет свечей» сработало безотказно и воспламенило десяток небольших масляных светильников. Их тусклый свет тут же разлился по самого зловещего вида механизмам, по развешенным на стенах пергаментам с чертежами, заиграл в стекле многочисленных колб и реторт, выхватил из мрака столы и полки, заваленные диковинной продукцией магического производства.

Обведя взглядом помещение, Марцери с досадой сплюнул:

— Тьфу ты, темень какая! Все-таки надо было провести сюда электричество. — Однако поразмыслив пару секунд, Великий маг передумал: — Нет, бредовая идея. Вокруг мрачное и невежественное средневековье. Рано им еще с такими вещами играться.

Тяжело вздохнув, старик снял со стены один из светильников и побрел с ним вдоль массивных грубо сколоченных стеллажей.

— Кажется, она была где-то здесь… — пробубнил Марцери, вглядываясь в свои многочисленные сокровища.

Память не подвела, и колдун быстро обнаружил то, что искал. Большая покрытая пылью и паутиной медная емкость стояла на самом нижнем ярусе. Посудина походила на грубо отлитую ванну или нижнюю часть древнего саркофага, стенки которого украшали диковинные полу стертые письмена и рисунки с изображением корчащихся фигур похожих на хомос, только с кровожадными звериными головами. Купель призрачных воинов — как раз ею маг сейчас и намеревался воспользоваться!

Для обряда требовалось кое-что подготовить, но Марцери даже не допустил мысли, что ему собственноручно придется выполнять эту черную грязную работу. Для данной цели существовали другие, и их следовало немедленно позвать.

Великий маг поставил светильник на одну из полок, и потянулся за крупной стеклянной бутылью, до половины наполненной красным, мелко перетертым порошком. Марцери высыпал прямо на каменные плиты пола примерно с две пригоршни алого минерала, после чего принялся подбирать другие необходимые для колдовства компоненты. Вскоре к горке красного порошка добавились перемолотые бычьи кости, две щепотки остриженной крысиной шерсти и три унции железных опилок. Ничуть не озаботившись перемешиванием всех этих ингредиентов, старик выплеснул на них пинту какого-то остро пахнущего раствора и замер в ожидании. Ждать пришлось не долго. Уже через несколько мгновений на полу разгорелся небольшой темно-фиолетовый костерок, от которого во все стороны поползли щупальца густого угольно-черного дыма. Этот дым не походил на обычный, тот, что исходит от смолянистых поленьев или жирного каменного угля. Он не поднимался к верху, а стелился по полу, забирался под столы и стеллажи, прятался за магические механизмы, нырял в кованые короба с инструментом, одним словом, будто искал для себя тихое надежное укрытие.

Дождавшись того момента, когда диковинное фиолетовое пламя полностью отдаст всю свою силу черным клубам, а затем угаснет, Марцери забормотал короткую протяжную скороговорку:

«Бездной рожденные, тенью взращенные,

слугами станьте, силе покорные».

После трех или четырех повторений по темным углам, шкафам и прочим укромным местечкам обширного, лишенного окон помещения что-то зашуршало и заскреблось. Заползший туда дым забился, заклубился и будто даже заворочался как живое существо. Хотя почему как? Все действительно обстояло именно так. Прямо на глазах из черных газовых сгустков стали образовываться лохматые низкорослые существа с длинными, ниже колен, руками. Окончательно сформировавшись, они покорно ковыляли к своему отцу, создателю и повелителю, тем самым освобождая мрачные колыбели для новых и новых собратьев. Дабы ускорить процесс их рождения глава братства «Неистового огня» вновь затянул свою заунывную песню:

«Бездной рожденные, тенью взращенные,

слугами станьте, силе покорные».

В результате магического действа на свет появилось около трех десятков отвратных кривоногих карликов. Марцери прикинул, что данного количества помощников ему будет вполне достаточно и прервал заклинание. Великий маг обвел взглядом своих новых слуг и властным голосом приказал:

— Живо принимайтесь за работу! Принесите из подвала кровь. Достаньте купель. Подтащите ее к машине. А когда я скажу, беритесь за ворот.

Марцери еще не успел договорить, а обитатели сумрака уже кинулись выполнять его приказы. Великий маг не впервые прибегал к помощи этих созданий, а потому те прекрасно знали свою работу.

Когда купель очистили и подтащили к здоровенной, не менее трех человеческих ростов машине, старый колдун подключился к процессу. Он собственноручно присоединил к древней посудине толстую медную цепь, идущую от механического монстра. Вторую, точно такую же цепь, Марцери приказал перекинуть через подвешенный к потолку деревянный блок и опустить внутрь купели. Убедившись в том, что она не касается дна, маг приказал:

— Лейте!

Принесенные из ледяного подвала бурдюки с бычьей кровью были тот час вспороты, и густая багровая жидкость хлынула на древний металл. Чтобы наполнить купель, потребовалось более двадцати галлонов, но колдун не стал скупиться, ведь игра определенно стоила свеч.

Наконец все было готово, и Великий маг мог приступить к обряду.

— Вращайте ворот! Быстро вращайте!

Таковым был его последний приказ, прозвучавший на обычном языке хомос. Что же касается всех остальных звуков, которые затем стали вырываться из глотки Марцери, то они больше походили на шипение, хрип и клекот. Дикая песня колдуна исполнялась под аккомпанемент скрипа и скрежета ожившей магической машины, причем эта мелодия с каждой секундой становилась все более надрывной и неистовой.

Два огромных деревянных диска набирали скорость. По укрепленным на них металлическим лепесткам скребли медные щетки. Протяжно завывал рассекаемый воздух, а от двух высоких цилиндрических сосудов все более и более отчетливо исходило странное гудение. И вот, наконец, настал тот миг, когда адская машина исполнила свое предназначение. Она породила целый сноп бело-голубых молний, которые волной прокатились по медным цепям, после чего с жадностью оплели собою всю древнюю Купель. Кровь в ней тут же вскипела, точно так же, как и тысячу лет назад, когда Купель призрачных воинов еще находилась на самой вершине горы Силы, а в нее били неистовые грозовые молнии.

Марцери ожидал этого момента. Он тут же произнес странное заклинание «хорум рашиас хар инум» и без колебаний зачерпнул кипящую багровую жидкость. В руках мага кровь вмиг потемнела, став почти чернильной. «Атем!» — именно с этим зычным, будто грозовой раскат, воплем Великий маг раскинул руки в стороны, оставляя небольшой черный сгусток парить в воздухе над Купелью. Однако небольшим он оставался всего лишь одно короткое мгновение. Из клокочущего, извергающего искры и молнии варева к нему потянулись бурлящие алые ручейки. Это походило на небольшой водопад, только льющийся наоборот. Жидкость не низвергалась вниз, а, призирая все законы гравитации, упрямо ползла вверх, где тут же густела, темнела и приобретала формы рослого воина в гладких, словно вторая кожа доспехах. Сперва над Купелью образовалась его голова, затем мощные плечи и грудь, мускулистые руки, торс, бедра и, наконец, ноги.

Черный гигант оказался примерно в два раза выше любого из хомос. От его зависшего над опустевшей купелью тела исходил отчетливо различимый смолянистый дым. Лишь на мгновение оторвавшись от тела эти газообразные космы тут же спешили возвратиться назад, впитаться меж пластин антрацитово-черной брони. При взгляде на это создание казалось, что не только доспехи, а и саму его плоть долго закаляли и воронили, то разогревая в раскаленном горне, то окуная в кипящее масло. Доказательством тому служил жар, который продолжал оставаться внутри воина, который проглядывал наружу через горящие густым алым огнем глаза.

— Хо-о-р-рош! — Марцери с удовлетворением оценил свое творение и тут же метнул раздраженный взгляд на тех, кто своей возней не давал ему в полной мере насладиться могуществом и властью над силами природы. — Хватит крутить, недоумки! Верните Купель на место и убирайтесь. Вы мне больше не нужны!

Отдав распоряжения, Великий маг сразу же позабыл о своих мохнатых помощниках. Сейчас ему следовало закончить с призрачным воином, вложить в голову этого служителя смерти тот самый приказ, что и станет единственной целью его жизни, неважно долгой или короткой.

— Духи земных недр, здесь и сейчас я отменяю вашу власть. Духи воздуха, я призываю вас в союзники… — старик нараспев начал было произносить древнее эльфийское заклинание полета, однако неожиданно оборвал его на середине. Маг запнулся, брезгливо скривился, высокомерно хохотнул: ― Бог ты мой, какая чушь! Все это делается гораздо проще. — В подтверждение своих слов Марцери поднял руку и просто щелкнул пальцами. ― На пол! Живо! ― скомандовал он, и черный гигант моментально повалился на каменные плиты у ног своего создателя.

Воин сразу же зашевелился, словно пытаясь подняться, но колдун не позволил ему этого сделать.

— Замри! Ты навек в моей власти, — произнес глава братства «Неистового огня» и перевернул надетый на его палец перстень с большим алым рубином так, чтобы камень оказался со стороны ладони.

Не известно к кому конкретно относилось это короткое заклинание, то ли к перстню, то ли призрачному воину, но оба они подчинились. Рыцарь остался стоять на коленях, а камень вспыхнул ярким светом расплавленного металла. Старый маг тут же поднял свою тощую морщинистую пятерню и наложил ее на черное лицо гиганта, при этом ярко пылающий камень его перстня угодил воину точно в переносицу.

— Сейчас я открою тебе путь, — голос Марцери стал властным и холодным. — Пойдешь на свет. Не вздумай останавливаться или сворачивать. На той стороне окажешься в Великом Юльском лесу. Примкнешь к каравану брата Эктора. Твоя задача охранять пленника, которого они везут. Во что бы то ни стало ты должен доставить его ко мне. Запомни, никто не важен, ничто не важно, только он. Только он! — повторил маг куда громче прежнего, тем самым накрепко вбивая в голову своего посланника главный постулат.

Как это и происходило чаще всего, у старого колдуна все получилось. В знак своей покорности призрачный воин опустил голову.

— Превосходно! — Марцери отнял руку от черного лица и быстрым ловким движением вернул перстень в его нормальное положение. Затем он повернул голову и поглядел в ту сторону, где располагался стеллаж с образцами оружия, которыми иногда расплачивались оружейники Магруфа за некоторые пустяковые услуги Великого мага. — Вот и пригодились, — пробурчал себе под нос старый колдун, а затем уже более отчетливо и властно добавил, обращаясь к своему верному рабу: — Ступай, выбери себе какую-нибудь железяку повнушительней. Полагаю, она тебе вовсе не помешает.

Когда воин поднялся с колен и отправился подбирать себе оружие, Великий маг сотворил призывное заклинание и отыскал брата Эктора. В двух словах растолковав ему суть дела, глава братства «Неистового огня» приказал встретить гостя и, дабы не привлекать к каравану лишнего внимания, покрыть того покрывалом отражений.

Легкое как дуновение ветра шуршание, донесшееся у Марцери из-за спины, заставило его оглянуться, вскрикнуть и, прервав контакт, резко шарахнуться в сторону. Великий маг уже вскинул руку, дабы нанести удар заклятьем «шаровая молния», но вовремя спохватился. Черный гигант просто стоял в паре шагов от того места, где только что находился старый колдун, стоял и не выказывал ровным счетом никаких признаков агрессии. Хотя, зажатый в огромной ручище тяжелый двуручный меч выглядел весьма и весьма внушительно.

— Фух, напугал, бестия! — выдохнул старик, приходя в себя. — Тихо ты ступаешь. Одно слово — призрак.

Призрачный воин ничего не ответил чародею, и все потому, что просто не умел говорить. Да Марцери вовсе и не ждал ответа. Он уже вовсю занимался тем, что знал и любил больше всего на свете — он творил свою знаменитую на всю империю магию. Когда прямо посреди лаборатории открылся огромный сумрачный портал, обрамленный венком из голубых и фиолетовых молний, колдун указал на него рукой и приказал:

— Иди туда! Иди на свет!

Повторять дважды черному гиганту не пришлось. Воин послушно шагнул в межпространственный туннель и моментально в нем растворился.

— Вот, теперь я спокоен за Разрушителя, — старый маг устало, но в то же время удовлетворенно потянулся. — Уж и не помню кто именно, но очень верно подметил: «Если хочешь что-то сделать, то сделай это сам».

Опубликовано 10.08.2018


Продолжение следует...
Написать отзыв на книгу