Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  25

Дорога Мэю давалась очень и очень нелегко. Голова то и дело начинала кружиться, дыхание сбивалось, а на губах появлялся привкус крови. Тогда он останавливался, опирался спиной о какое-либо дерево и ждал, когда мгла перед глазами рассеется, а из ног уйдет несносная мелкая дрожь. Конечно Ипри, а именно так звали черноволосую незнакомку, старалась помогать во всем. Да только что она могла сделать?! Откуда у юной хрупкой девушки могли взяться силы, чтобы тащить такого вовсе не миниатюрного мужчину, как Эдвард.

— Ипри, далеко нам еще? — лейтенанту очень не хотелось показывать свою слабость, но он понял, что уже скоро не сможет сделать ни шагу.

— Потерпи, миленький, — прощебетала своим ангельским голоском девушка. — Скоро будет тракт, настоящая широкая дорога. По нему обычно идет очень много караванов в столицу. Мы прибьемся к одному из них, сядем на повозку, и все будет хорошо.

— Лаари говорила, что на развилке следует повернуть направо, а мы, кажется, свернули налево, — без всякого укора заметил Мэй.

— Вот именно, тебе это показалось, — лучезарно улыбнулась девушка, и у Эдварда уже в который раз сперло дыхание от ее красоты. — Мы идем правильно. Я знаю эти места.

— Это хорошо, что знаешь. Ты умница, — выдохнул Мэй. — Чтобы я без тебя делал в этом проклятом лесу?!

После этих слов в голове лейтенанта вдруг проскользнула мимолетная невесть откуда взявшаяся мысль, даже и не мысль вовсе, скорее гаденькая мыслишка: а ведь не повстречайся ему Ипри, Мэй сейчас преспокойно бы лежал в пещере пожилой целительницы. И не было бы никакого раскачивающегося из стороны в сторону леса, никакой боли, тяжести, изнеможения и понемногу заползающей в душу безысходности. А впрочем, о какой безысходности может идти речь, когда рядом ОНА — любовь всей его жизни?!

— Мы пришли! — радостный возглас девушки сорвал с глаз землянина начавшую было наползать мутную поволоку. — Вот он тракт! И караван! Мы как раз наткнулись на караван!

Лейтенант поднял голову, сощурился и стал глядеть в ту сторону, куда указывала его прекрасная спутница. То что он увидел, очень мало походило на широкий оживленный тракт, скорее проселок с едва различимой колеей. Караван тоже не являлся караваном в привычном понимании этого слова. Всего одна повозка, около которой суетились полтора десятка довольно колоритных личностей. Все они были мужеского пола, и каждый имел при себе какое-нибудь оружие. Мэю это сразу не понравилось. Он уже открыл рот, дабы предупредить Ипри, но та вдруг стала махать руками и громко кричать:

— Э-э-й! Скорее сюда! Я здесь!

Девушка и впрямь кричала «Я здесь!». Как будто эти странные личности поджидали именно ее. Лейтенант тут же отбросил такую глупую мысль. Ипри была дочерью пекаря, всеми уважаемого человека. Девушка рассказала Мэю, что гостила у родственников в каком-то небольшом городишке к востоку от Великого Юльского леса и вот теперь возвращалась домой, в столицу. Само собой у нее не могло быть ничего общего с этой грязной шайкой. Шайка! — Эдвард именно так обозвал повстречавшуюся им подозрительную компанию, и от этого определения ему сразу захотелось поскорее скрыться в самой гуще лесной чащобы. Но было уже слишком поздно. Их заметили. Те из караванщиков, что имели коней, повскакивали на них и ленивой рысцой поскакали навстречу Ипри и Эдварду.

Когда всадники окружили путешествующую налегке парочку, один из них ― мускулистый гладко выбритый мужчина, левый глаз которого закрывала черная кожаная повязка, выразительно присвистнул:

— Глядите, какие птички!

— Где Катрас? — Ипри не позволила остальным, так называемым караванщикам, поддержать незатейливую шутку, и смело сделала шаг вперед.

— Катрас? Какой еще Катрас? — одноглазый смерил девушку голодным плотоядным взглядом.

— Сдается мне, что эта сучка решила нас попугать одним из своих хахалей, — к разговору подключился другой всадник, мощный волосатый детина в старой кольчуге одетой прямо на голое тело.

Это самое «хахаль» сразу переключило всеобщее внимание прямиком на Мэя. Колючие оценивающие взгляды принялись метаться по нему буквально от ушей до самых пят и обратно.

— А это что еще за чудо такое? — подвел итог этих смотрин все тот же одноглазый. — Гладенький, бледненький, волосы будто жемчужной пудрой присыпал. Из благородных поди. — Последняя фраза была произнесена явно с неким тайным намеком и сопровождалась переглядыванием и перемигиванием всех компаньонов. — У здешних графов да баронов точно мозги набекрень. Вечно какую-нибудь хрень на себя намажут или напялят. Ни дать, ни взять, шуты ярмарочные!

Выражение «У здешних графов да баронов…» сразу натолкнуло Эдварда на мысль, что окружившие их персонажи прибыли в эти края издалека. Подтверждением тому служил их внешний вид. Мужчины все, как один, подобрались рослые, загорелые, с квадратными скуластыми лицами. Физиономические изыскания лейтенанта прервал третий из всадников, худощавый жилистый тип с рыжей козлиной бороденкой:

— Этот вроде в гербах.

— Вот я и говорю, из благородных, — рожа одноглазого озарилась радостной ухмылкой.

— А может оруженосец или просто слуга? — засомневался козлабородый.

Счастье на лице старшего отряда, а что одноглазый и являлся этим самым старшим, не оставалось ни малейшего сомнения, сразу поубавилось. Он тут же наморщил лоб, сдвинул свои густые черные брови и проскрежетал, обращаясь к Эдварду:

— А ну, друг любезный, поведай-ка нам историю своей никчемной жизни. Да не вздумай врать, может тогда и сохранишь в неприкосновенности свою холеную белую шкуру.

Чтобы до Мэя лучше дошел весь глубочайший смысл его слов, атаман очень выразительно поиграл в руке боевым клевцом ― оружием, напоминающим крупный молоток на длинной рукояти. Его передняя ударная часть имела форму удлиненного, слегка загнутого к низу птичьего клюва, а на обухе красовался увесистый шипастый набалдашник. Судя по всему, клевец являлся любимой игрушкой одноглазого, владел он им довольно лихо и, наверняка, мог одним ударом проломить башку любому противнику заодно с надетым на нее шлемом.

— Эй ты, не суй свой длинный нос в чужие дела! — Ипри смело сделала шаг в сторону и заслонила собой своего спутника. — Иначе будешь иметь дело с мастером Тили.

— Тили? — это имя явно произвело впечатление на всех без исключения караванщиков.

— Кар! — позвал главаря худощавый мужик с острой козлиной бородкой, а когда тот повернул к нему голову, продолжил: — Сдается мне, что это ОН, — догада кивнул на Мэя. — Ну-у, тот самый… Из-за кого этот гребанный переполох на весь славный Юльский лес.

— Ух ты! — радостно выдохнуло сразу несколько глоток.

— Берите их, — рявкнул одноглазый теперь уже без всяких сомнений и колебаний. ― Только нежно! Такой ценный товар лучше иметь в целости и сохранности.

Наверняка именно этого приказа все уже давно ожидали, прямо извелись от нетерпения. Пятеро мужиков резво соскочили с коней и, расставив свои сильные лапищи, двинулись на Ипри с Мэем.

— Тили вам этого не простит! — девушка еще раз попыталась защититься странным именем.

— Плевали мы на твоего Тили! — зарычал один из нападающих, тот, что подбирался к Эдварду справа.

Детина так широко разевал свою пасть, что от него на лигу смердело гнилыми зубами и дешевым пойлом. От такой дрянной смеси Эдварда аж передернуло. Все это уж очень напоминало Колорадо-Спрингс и годы, проведенные в академии ВВС. Будучи курсантами, они там славно зажигали и время от времени полировали рожи уродам в кожаных куртках, цепях и заклепках. Кстати, воняло от них еще похлеще, чем вот от этой свиньи.

Неизвестно что подтолкнуло лейтенанта к действию, может страх за Ипри, а может острое, буквально до тошноты чувство гадливости. Но как бы там ни было, когда в загривок пилоту вцепилась грязная волосатая лапа, землянин крутанулся, распрямился как сжатая пружина и нанес нападающему удар локтем в лицо. Мэй вложил в этот удар всю свою силу. Сейчас ее оставалось не так уж и много, однако сочетание ярости, плюс точное попадание в нос сделали свое дело. Волосатое чудовище пошатнулось и ничком рухнуло на землю. Из ноздрей его тут же хлынули две юркие красные струйки. После такого начала обеим сторонам сразу стало понятно, что время разговоров закончено и настал черед хорошенькой драки.

Своего второго противника Эдвард встретил ударом ноги в пах. Похоже, такого выпада от него вовсе не ожидали. Это получилось совершенно не по-рыцарски, но что поделаешь, в той войне, к которой готовили лейтенанта, хороши были все средства.

Неожиданное сопротивление, которое оказал белобрысый хлюпик в шутовском одеянии, буквально взбесило нападавших, и один из них рванул из ножен меч. Он так и не успел вытащить его даже до половины. Находившаяся рядом Ипри вдруг прошипела какую-то очень странную фразу, что-то типа «изтимах-омазш» и полоснула мечнику когтями по горлу. Из четырех глубоких порезов тут же хлынула горячая алая кровь, и, захлебываясь ею, противник грузно осел на колени.

— У нее браслеты Шазира! — одновременно выкрикнули двое оставшихся нападающих и разом отпрянули назад. — Это сумрачная ведьма!

Почему-то к словосочетанию «сумрачная ведьма» Эдвард остался полностью равнодушен, будто это было сказано вовсе не о его обожаемой Ипри. Но знакомое понятие «браслеты» слегка удивило, или скорее озадачило, ведь на скромной дочери пекаря и в помине не было никаких браслетов! Точно не было!

Словно пытаясь убедиться, что память его не подвела, лейтенант метнул быстрый взгляд на руки девушки. От увиденного Мэй прямо таки остолбенел с широко открытым ртом. На запястьях Ипри тусклым огненным цветом горели тонкие ажурные татуировки. Они и впрямь напоминали браслеты… два браслета, выполненные из раскаленного докрасна металла. Это походило на настоящую магию. Хотя почему походило? Это и была самая, что ни на есть настоящая магия, причем угрожающего черного цвета. Эдвард понял это, когда пригляделся к тонким нежным пальцам своей подруги. Вернее тонкими и нежными они были раньше. Теперь под воздействием все того же заклинания, что заключило руки девушки в огненные браслеты, пальцы изменились. Они стали мощными и жилистыми, да к тому же обзавелись длинными острыми когтями, каждый длиной дюйма по три, не меньше.

— Ипри…! — выдохнул пораженный и растерянный землянин.

— Помогай, одной мне с ним не управиться! — выкрикнула девушка. Она ловко подхватила подол платья, сунула его себе спереди за пояс, в результате чего получилось нечто напоминающее восточные шаровары.

В том, что Ипри права, Мэй убедился, когда обнаружил, что на место потасовки прибыли все остальные члены банды. Их было много, бойцов десять, двое из которых оказались арбалетчиками, и они прямо на бегу вкладывали в желоба своего оружия тяжелые кованные болты.

— Берегись! — Только и успел выкрикнуть лейтенант, но было уже слишком поздно.

Стрела с крупным тупым, будто кулак, наконечником ударила девушку в живот, и та мигом согнулась пополам. Как только это произошло, на Ипри накинулись сразу четверо дюжих мордоворотов.

— А-а-а! — заорал Эдвард и ринулся на помощь своей возлюбленной.

Только он не успел сделать и пары шагов. Второй точно такой же болт ударил его точно в грудь. Пилоту показалось, что в него угодила вовсе не стрела, а смертоносная разрывная пуля. Удар, боль, удушье и весьма логичный финал — плотный непроницаемый мрак.

Опубликовано 25.07.2018


Читать главу 26>> Написать отзыв на книгу