Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  19

Над землей еще клубился легкий утренний туман, а восходящее солнце едва-едва позолотило макушки самых высоких деревьев, когда к заставе, расположившейся на опушке Великого Юльского леса, подъехал небольшой отряд. Всего восемь всадников на рослых и мощных латойских жеребцах. Среди них было четыре рыцаря, два оруженосца, маг, судя по черной рясе из братства «Грозового неба», и еще один очень странный хомос: невысокого роста, с узкими раскосыми глазами и двумя тонкими слегка изогнутыми мечами, рукояти которых торчали из-за его плеч, будто обрубки крыльев у дохлой, поджаренной драконом горгульи. Именно этот путник и вызвал у имперских стражников наибольший интерес.

— Кто таков? Откуда? — здоровенный бородатый детина, очевидно старший заставы, уставился на низкорослого своими бесцветными рыбьими глазами.

Услышав эти вопросы, один из рыцарей резко развернул коня, дабы прийти на помощь своему спутнику, да только не успел. Низкорослый решил самостоятельно объясниться со стражниками:

— Я учитель фехтования. Зовут меня мастер Зига. Родом я из Жадо. Сейчас направляюсь в столицу, — с жутким акцентом прошепелявил обладатель двух странных клинков.

— Фех… чего? — не понял стражник и оглянулся на двух своих подручных, стоявших рядом.

— Сдается мне, это какое-то бранное слово, — угрюмо прогудел один из них.

— А о городе с таким чудным названием я и не слыхал никогда, — подписался второй.

— Угу, — согласился с обоими мнениями старший заставы, и взгляд его мутных рыбьих глаз вновь перекочевал на всадника. Только на этот раз давешние подозрительность и недоверие переросли в нем в настоящую угрозу.

От такого поворота дел низкорослый путник весь напрягся. Правда, внешне это выглядело вовсе не как готовность немедленно ринуться в драку, а скорее напоминало извечное рыцарское высокомерие по отношению к простолюдинам. Вот только тут имелась одна небольшая проблемка: всадник не был рыцарем, так что подобное пренебрежительное отношение к трем вооруженным людям, тем более стражникам, грозило очень и очень нехорошими последствиями. Чем бы все закончилось, неизвестно, кабы в разговор не вмешался один из рыцарей:

— Фехтованием в Жадо именуют искусство боя на мечах. — Возглавлявший отряд воин в черных доспехах медленно, демонстрируя самые мирные намерения, подъехал к стражникам.

— На мечах? Правда, что ли? — в голосе мужчины, с детства сроднившегося с оружием, появился первый проблеск уважения, который тут же потускнел и поблек, как только стражник оценил габариты заморского гостя. — Что-то мелковат ты для бойца. Небось, папаша у тебя из гномов? — Это было сказано вовсе не для смеха, а скорее для выяснения личности чужеземца, шастающего по дорогам империи. Хвала богам, у низкорослого мечника хватило мозгов, чтобы это понять.

— Мой народ не очень высокого роста, — гордо ответствовал он. — Зато мы не проиграли ни одной войны.

Это заявление произвело должное впечатление. Огорошенные стражники даже не заметили, как по губам рыцаря в черном проскользнула ехидная ухмылка, однако он тут же опомнился, глянул в сторону быстро поднимающегося из-за горизонта светила и решительно перешел к делу:

— Мы спешим, так что давайте поскорее решим с подорожной. — Воин махнул одному из оруженосцев: — Планше, ну-ка отсчитай служивым восемь монет.

— Будет исполнено, господин Д'Артаньян, — слуга, одетый в простую не очень свежую холщевую рубаху, поверх которой красовался потертый колет, явно перешедший к нему в наследство от господина, стал доставать кошелек с баронским гербом.

— Д'Артаньян? — стражники переглянулись. — Это случаем не вы тот самый барон Д'Артаньян, который на турнире в Гриэле вышиб из седла самого графа Нетерхазера, капитана императорской гвардии?

Вопрос стражника заставил рыцаря в черном как-то странно покоситься на мастера Зигу, затем поморщиться. А когда он все же открыл рот для ответа, произошло событие, мигом отбившее у стражников всякое желание слушать о рыцарских подвигах. Всю заставу переполошил испуганный крик:

— Демон! Они привезли с собой демона!

Барон Д'Артаньян резко повернул голову и увидел, как четверо копейщиков из числа гарнизона заставы схватили свои длинные копья и направили их на мага.

— К оружию!

Старший заставы мигом отпрыгнул назад и вырвал из ножен меч с широким толстым лезвием. Однако, несмотря на такое недружелюбие, никто из только что прибывших рыцарей не проявлял ни малейшего желания выпустить им кишки. Осознав это, стражник замер в нерешительности.

— Что у вас там? — наконец крикнул бородач своим солдатам и попытался выглянуть из-за мощного конского крупа.

То что лишь предстояло разглядеть стражнику, барон увидал уже давно. Сперва заплечная сумка мага начала шевелиться, затем ее горловина расширилась, и наружу выглянула небольшая голова, покрытая шелковистым серым мехом. Прижатые уши стали торчком, а круглые ярко-зеленые глаза ошарашено глянули на стражников. Обнаружив, что незнакомых людей с палками вокруг подозрительно много, демон громко и протестующее мяукнул.

— Генрих, черт бы тебя побрал! — прошипел себе под нос рыцарь в черном и стал разворачивать коня. Одновременно с этим он вскинул руку и громко прокричал: — Не бойтесь! Опасности нет! Демон заключен в магический мешок, и ему оттуда не вырваться! Магия брата Рошфора очень сильна! Ни одному демону с ней не совладать!

Слова барона сработали будто заклинание неподвижности, от которого все окружающие превратились в недвижимые каменные статуи. Так продолжалось до того самого момента, пока пришедший в себя старший не приказал:

— Опустить оружие!

— Вот так-то лучше будет, — барон Д'Артаньян одобрительно кивнул.

— Но, господин барон, зачем вам понадобилось это исчадие ада? Куда вы его везете? — стражник вложил меч обратно в ножны и вновь приблизился. Похоже, понимание того, кто сейчас находится перед ним, делало служивого неожиданно почтительным. — Давайте сожжем демона прямо здесь и сейчас, пока он не уволок наши души прямиком в Тартар?

— Демон пойман по приказу личного советника его императорского величества верховного мага Марцери и будет доставлен к нему в целости и сохранности, — барон одарил стражника испепеляющим взглядом. — Я дал слово охранять брата Рошфора и его пленника, и мне не нужны чужие советы. А если кто-то желает поссориться с Марцери или лично со мной…

— Что вы, что вы, господин барон! — старший отчаянно замотал головой, от чего сразу стало понятно, что он весьма разумный хомос и не ищет проблем на свою голову.

— Тогда забирай деньги и прикажи своим воинам убрать с дороги бревна, — голос рыцаря в черном был холодным и жестким.

— Денег за проезд мы с вас не возьмем, — старший заставы явно старался замять инцидент. — Потому как вы сейчас вроде нас самих… Тоже, значит, на императорской службе. Но главное потому… — стражник нерешительно замялся. — Вы только не гневайтесь, господин барон, но в Юльский лес пока прохода нет.

— Это еще что за новости?! — возмутился Д'Артаньян.

— Все дороги через лес перекрыты. Ищут вражеского лазутчика.

— Какого еще лазутчика? Откуда здесь взяться лазутчику?

К барону, мастеру Зиге и говорившему с ними старшему заставы подъехал второй из прибывших с караваном рыцарей. Это был среднего роста хомос со скуластым лицом и хищным взглядом глубоко посаженых карих глаз. На плаще всадника, как и на притороченном к седлу щите, красовался герб, на котором лысая отрубленная голова истекала крупными тягучими каплями алой крови. Оставить без ответов вопросы такого грозного воина было просто невозможно.

― Он прилетел на железном драконе, — понизив голос почти до шепота, доверительно сообщил стражник.

— На драконе, говоришь? — оба рыцаря быстро между собой переглянулись.

— Дракон? Я бы хотел сразиться с вражеским драконом! — неожиданно оживился мастер Зига. ― Где он?!

Услышав это восклицание, барон Д'Артаньян скрипнул зубами, а его собрат по рыцарству не смущаясь грязно выругался. Однако обладателя двух диковинных мечей все это ничуть не смутило. Он упрямо гнул свою линию:

— На моем счету еще нет ни одного дракона. Для воина моего народа…

— Опоздал ты, мечник! — перебил его стражник. — Подох тот дракон. С голодухи и подох. Тут железных зверей не сыщешь, а железные драконы их только и жрут. Нам об этом мастер Тили все подробно обсказал. А мастер Тили в таких делах лучше всех прочих разбирается.

― Никогда не видал железных драконов, ― разговор услыхал слуга по имени Планше. ― Господин барон, может заедем, поглядим? Хоть на дохлого…

― Это далеко отсюда? ― Д'Артаньян повернулся к словоохотливому стражнику и поинтересовался как бы между прочим, без особого энтузиазма.

― Не близко, ― подтвердил служивый. ― На Королевских холмах, если, конечно, господин барон знает здешние края.

― Бывал несколько раз, ― рыцарь кивнул и, обращаясь уже к своему оруженосцу, добавил: ― Королевские холмы это совершенно не по пути. Так что обойдемся без пустых забав. Нам требуется в Магруф, и притом весьма спешно.

Произнеся эти слова, Д'Артаньян стал картинно оглядываться по сторонам, тем самым как бы проверяя готовы ли его спутники продолжить прерванный путь.

― Не могу! Никак не могу пропустить вас, господин барон! ― Старший заставы предугадал требование рыцаря, которое вот-вот должно было сорваться с его языка.

― У тебя и твоих недоумков имеется всего два пути, ― грозно прогудел кавалер отсеченной головы: ― Либо мы сейчас перережем всех вас, как мерзких дивонских жаб, либо вы возьмете монеты и немедленно расчистите путь!

Как от первого, так и от второго варианта стражник явно не пришел в восторг. Об этом можно было судить по тому, как он набычился и вновь схватился за рукоять меча.

― Я служу императору, ― пробубнил старый служака, исподлобья глядя на своих потенциальных противников.

― Мы тоже служим императору, ― рыцарь в свою очередь потянулся к оружию. ― И что б ты знал, смерд, нам даровано высочайшее право карать тупых и нерасторопных его слуг.

― Благородный Арамис, прошу вас успокоиться! ― барон Д'Артаньян жестом остановил своего товарища. ― Я вижу дело тут нешуточное, и этот доблестный стражник и впрямь получил строжайший приказ. Так в праве ли мы винить солдата за рвение и усердие, с которым он его выполняет?

― Но мы спешим! Нас ждет сам великий Марцери! ― воскликнул рыцарь по имени Арамис.

― Совершенно верно, ― кивнул барон. ― И поэтому я намерен передать в Магруф сообщение о том, что мы тут застряли. ― Д'Артаньян в упор поглядел на старшего заставы: ― У тебя имеется возможность передать такое сообщение?

― Возможность… ― бородатый стражник натужно переваривал мудреное слово.

― Почтовый ворон, гонец или еще что-нибудь, ― дабы прочистить мозги солдату рявкнул рыцарь отсеченной головы. ― Как ты доставляешь донесения своему командиру?!

― Когда вражеский лазутчик будет схвачен, нам поведают об этом святые братья. Мы услышим их глас с небес, как это всегда бывает, ― доверительно сообщил старший заставы. ― Ну, а все прочие приказы к нам доставляют фуражиры, только они прибудут не раньше, чем через пять дней.

― Плохо, ― Арамис невесело покачал головой.

― Но тут уж ничего не поделаешь, ― вздохнул Д'Артаньян. ― Придется возвращаться на тот постоялый двор, в котором мы ночевали, и ждать.

А-а, наверное, господин борон имеет в виду харчевню мамаши Габо! ― оживился стражник. ― Очень хорошее местечко. Комнаты чистые, без клопов, эль не разбавляют. Служанки всего за одну серебряную монетку могут не только постелить постель, но и приласкать усталого путника. Такого удобного постоя вы на сто лиг вокруг не сыщите!

― Возвращаемся! ― Д'Артаньян громко отдал приказ своим людям. ― А ты, служивый… ― барон ткнул пальцем в старшего заставы, ― когда дорога наконец откроется, не забудь прислать нам гонца. И помни, от твоей расторопности зависит не только размер нашей благодарности, но и благосклонность верховного мага.

― Или гнев, ― дополнил Арамис.

― Или гнев, ― подтвердил барон.

Больше рыцари не стали утруждать себя разговорами. Они развернули резвых латойских жеребцов и галопом понеслись по пыльной дороге, увлекая за собой всех остальных своих спутников.

Глядя вслед удаляющемуся отряду, старший заставы почесал свою густую бороду, а затем задумчиво протянул:

Что-то здесь не так. Уж больно легко господа поддались на мои уговоры. Обычно не успокаиваются, пока не выпустят кишки кому-нибудь из наших парней, а тут… Да и поскакали резво, будто спешат куда. А куда им спешить? В свинарник старой карги Габо, что ли? Похоже, вот именно о таких подозрительных путниках нас и предупреждал достопочтенный мастер Тили.

Старший заставы прищурился, покачал головой, после чего быстро окинул взглядом солдат, которые после мирного разрешения конфликта с ленцой стали возвращаться к своим прерванным рутинным делам. Среди облаченных в кольчуги фигур командир выхватил взглядом молодого поджарого юношу. Молодой копейщик по имени Кан, чей матерью была чистокровная эльфийская женщина, славился своим знанием всех закоулков Великого Юльского леса, что помогало ему с неизменным успехом выслеживать самых изворотливых контрабандистов. Кан как раз беседовал со старым эльфом по имени Ауст, выполнявшим на заставе обязанности птичника.

― Эй вы, ушастые! ― гаркнул командир, обращаясь к двум представителям лесного народа. ― Живо сюда! Кажется, для вас обоих у меня отыскалась работа…

Раздолбанная колесами повозок дорога прежде, чем свернуть на юг и затеряться меж бесчисленных смахивающих на огромные уродливые бородавки холмов еще несколько лиг тянулась вдоль границы Великого Юльского леса. В прохладном, пока еще не сдобренном пылью и зноем воздухе многовековые деревья виднелись, как на ладони: переплетенные кроны, обвитые плюющем стволы, арки склоненных до самой земли ветвей. Все это зеленое великолепие притягивало к себе взгляд, зазывало, предлагало путникам не только живительную, напоенную ароматами трав прохладу, но и защиту от чужих недобрых глаз. Последнее восемь всадников на резвых латойских скакунах ценили особо.

― Может, уже пора? ― обратился к старшему отряда крепко сложенный рыцарь в простых, но довольно добротно сработанных доспехах, по которым читался стиль знаменитых газийских оружейников. ― А то мы так и впрямь дотащимся до «хоромов» этой ведьмы Габо. ― Упомянув имя старухи, рыцарь зябко передернул плечами: ― Как вспомню, так вздрогну… что саму хозяйку, что девок ее.

― Господин Портос, а мне-то по наивности показалось, что вам кое-кто из тамошних обитателей очень даже пришелся по душе, ― хохотнул рыцарь, на щите которого красовалась отрубленная голова, и эта самая голова, соглашаясь со словами своего господина, будто бы даже тоже гаденько ухмыльнулась. ― Помнится, была там одна черноволосая красотка с ненавязчивым татуажем от ушей и аж до пят…

― Да ну ее! ― отмахнулся здоровяк. ― Девка вроде не уродина, задница кругленькая такая, как раз как я и люблю, да только, когда кончает, все эти зверюги у нее на теле оживают и начинают кусаться. Может, кому-то это и в кайф, но только не мне.

― Я вижу, вы тут хорошо устроились! ― из-за спины рыцарей подал свой полный укоризны голос мастер Зига. ― Развлекаетесь, в мушкетеров играете, и это в то самое время, когда весь наш мир напрягает последние силы, чтобы переломить ход войны.

Мастер Зига напрасно ждал ответа на свое замечание. Рыцари лишь обменялись заговорщическими взглядами и красноречивыми гримасами. Арамис состроил рожу «заноза в заднице», на что его более прямолинейный коллега ответил пантомимой «гнилой лимон с ароматом загаженного сортира».

― Свернем вон в той рощице. ― Барон Д'Артаньян пропустил мимо ушей пустой треп своих подчиненных и указал на небольшую группу деревьев, посредством которой Великий Юльский лес пытался совершить экспансию вглубь холмистой долины. В ходе этой смелой атаки молодой поросли удалось добраться до самой дороги.

― Господин барон, разрешите вопрос, ― Планше ускорил ход своего коня и почти поравнялся с рыцарями.

― Давай, только что б по делу, ― разрешил Д'Артаньян.

― Так точно, по делу, ― пообещал оруженосец и тут же продолжил: ― Вот я все никак не возьму в толк, на кой-черт нужны все эти заставы, если их можно так легко объехать через лес?

― Хм! ― барон хмыкнул в усы. ― Атос, объясни ему. Это как раз по твоей части.

― Понимаешь, ли, мой юный друг, ― протянул четвертый рыцарь в зеленом плаще, на котором красовался герб с изображением охотничьего рога и трех стрел с красным оперением. ― Главный принцип любого, самого что ни на есть демократического и правового государства сводится к тому, чтобы драть три шкуры с тех, кто слаб, беззащитен и безропотен. Например, здесь, по этим самым дорогам передвигаются не только расторопные и смышленые всадники типа нас с тобой, но еще и крестьяне, ремесленники, всякий прочий трудовой и торговый люд. Они-то со своими гружеными повозками через лесную чащобу вовек не продерутся. Значит, единственное, что остается ― катить по дороге…

― На которой их с распростертыми объятиями и поджидают чиновники из департамента сборов и налогов, ― закончил за товарища Арамис.

― Верные и неподкупные стражники короля, ― Атос кивнул в знак благодарности за помощь, но все же предпочел остаться в рамках местной терминологии.

― Короче, везде одно и то же дерьмо, ― угрюмо подвел итог оруженосец и, погрузившись в свои мысли, придержал коня, тем самым возвращаясь на свое место в колоне.

― Похоже, для Планше тема оказалась весьма актуальной, ― негромко, так чтобы молодой человек не расслышал, заметил Портос.

― Так и есть, ― кивнул Атос, чем продемонстрировал, что находится в курсе вопроса. ― В прошлом месяце налоговая служба наложила арест на автомастерскую его папаши. Это был их семейный бизнес. Как говорится, защитникам отечества честь, слава, почет… Да, пожалуй, и хватит с них! А вот что касается денег… Свою долю родная держава зубами вырвет, уж не сомневайтесь.

― А ну, заканчиваем базар! ― сурово прикрикнул на своих подчиненных барон. ― Какого дьявола…! Расслабились? Живо всем следить за местностью.

Что-то не так? ― мигом насторожился Арамис.

― Черт его знает, ― Д'Артаньян поморщился и, поднявшись на стременах, принялся вглядываться в сторону давно скрывшейся из виду заставы. ― Одна деталь напрягает меня, ну, прямо свыше всякой меры…

― Мастер Тили? ― попробовал угадать рыцарь отрубленной головы.

― Он самый, ― барон опустился назад в седло и, пришпорив коня, добавил: ― Любопытно, что эта бестия делала тут на заставе? Какие указания дала стражникам?

После слов командира в колоне воцарилась гробовая тишина, нарушаемая лишь цокотом копыт да похрапыванием лошадей. Все всадники подобрались, сосредоточились и превратились в зрение и слух. В таком состоянии они и добрались до той самой рощицы, которую издалека заприметил командир. Как только по обе стороны от дороги поплыли небольшие, но довольно густые деревца и кустарник, барон приказал:

― Внимание, сворачиваем! Галопом! Остановимся только тогда, когда войдем глубоко в Юльский лес. Всем понятно?

Выслушав негромкое утвердительное «Так точно, сэр», Д'Артаньян скомандовал «Вперед!» и первым пришпорил своего скакуна.

Опубликовано 18.04.2018

Читать главу 20>>
Написать отзыв на книгу