Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  18

Небольшой круглый зал, расположенный в самой верхней части башни Ветров, наполнял безмолвный холодный полумрак. Сюда не проникал ни яркий свет костров, которые жгли стражники у подножья Замковой скалы, ни вульгарное мозаичное сияние дворцовых окон, ни, тем более, нищенское желтоватое свечение трепещущих на сквозняках масляных фонарей с улиц Магруфа. Здесь всецело властвовала тьма, подкрашенная лишь таинственными голубоватыми отсветами, исходящими с ночных небес. Именно там, на небесах Атриума, в призрачных грозовых купелях омывали свои костлявые тела три исполинские Железные луны. Свет от далеких небесных гроз просеивался через сито толстых оконных решеток, вспыхивал десятками ледяных безжизненных глаз в телах многочисленных колб и реторт, серебрил металл инструментов, выхватывал из мрака диковинные литеры на корешках древних фолиантов. Так продолжалось до того самого момента, пока в этом царстве магии и науки не появился его полновластный повелитель.

Марцери шагнул из сотворенного им же самим портала и стремглав кинулся к одному из массивных деревянных стеллажей, сплошь уставленному склянками с жидкостями самых разнообразных цветов и оттенков. Он так спешил, что опрокинул пару резных дубовых стульев, смахнул со стола поднос с приготовленными для него явствами и вместо заклинания «Свет свечей» протараторил «Свет и огонь», чем поджег дрова в камине, а заодно и одну из роскошных портьер. Взбешенный этим досадным промахом, старый маг стал сыпать тысячами проклятий, большая часть из которых адресовалась отнюдь не куску золоченой парчи, что некогда мирно висел над окном, а некой «проклятой старой ведьме».

Несмотря на опасность, что огонь с портьеры перекинется прямиком на стоящую невдалеке мебель, Марцери не стал его тушить. Трясущимися от бешенства и нетерпения руками он схватил с полки два пузырька с красной и чернильно-черной жидкостью и немедленно залил их содержимое себе в глотку. После чего старый маг словно окаменел. Он так и стоял, держа в руках опустевшие склянки, закрыв глаза, прислушиваясь к эффекту, который должны были произвести снадобья.

Как раз в этом состоянии его и застал примчавшийся на шум слуга по имени Жила. Он прибежал снизу по крутой винтовой лестнице, и прямо-таки остолбенел на последней из ее ступенек, когда обнаружил своего господина недвижимо стоящим на фоне языков хищного кровожадного пламени. В первое мгновение Жила подумал, что огонь ― это часть какого-то ритуала, который проводит старый маг, но присмотревшись, понял, что это вовсе не магия, а самый что ни на есть взаправдашний пожар. Именно поэтому верный своему долгу слуга стрелой кинулся его тушить.

Что касается Марцери, то он продолжал сохранять прежнюю невозмутимость и будто бы даже не замечал всего происходящего вокруг. Однако когда горящая парчовая портьера была таки сорвана с карниза, залита графином отменного красного вина и затоптана ногами, старый маг все же снизошел до вопроса:

― Жила, какого дьявола ты тут натворил? Почему не применил пожирающее огонь заклинание? ― негромко произнес он. ― Я ведь учил тебя.

― Я… я… ― растеряно пролепетал широкоплечий здоровяк в длинной, до колен, коричневой камизе, очень напоминающей монашеские балахоны братства «Неистового огня». ― Я не ведал получится или нет, вот и поступил по-простому, как всегда, одним словом.

― Как всегда… ― пробурчал Марцери и вернул опустевшие склянки обратно на полку. ― Бестолочь!

― Виноват, господин, ― пролепетал слуга, но вместо того чтобы раскаяно понурить голову, стал как-то странно коситься на мага.

― Чего пялишься?! ― Марцери, конечно же, заметил.

― Провались я в Тартар, никак вы опять с гоблинской мочой искрементировали? ― Жила по-бабьи всплеснул руками.

― Экспериментировали, дурак!

Порицая тупоумие слуги, Марцери сокрушенно покачал головой, после чего все же произнес «Свет свечей». В тот же миг к свету жарко пылающего камина добавилась целая россыпь огоньков на вспыхнувших восковых свечах. Полдюжины из них находились в двух массивных канделябрах, стоящих по обеим сторонам от большого зеркала в золотой раме. Вот к нему-то и подошел старый маг. Он долго и придирчиво изучал свою тощую изборожденную морщинами физиономию пока, наконец, не кивнул удовлетворенно.

― Понемногу отпускает, ― старик подбадривающе подмигнул своему отражению. ― Хорошо. А то ведь так и оттек легких можно схлопотать. Н-н-да… надо будет непременно поправить здоровье. И чем скорее, тем лучше.

― У меня как раз есть то, что вам нужно, ― верный слуга обрадовался, что может угодить своему господину.

― Неужели? ― глава братства «Неистового огня» с нескрываемым любопытством покосился на Жилу, и тот совершенно отчетливо разглядел, как в глазах мага вспыхнули дьявольские огоньки.

― Да. Пришла сегодня днем, ― подручный главного чародея империи раболепно заулыбался и потер свои волосатые лапы. ― Молодая, пышногрудая, дочь какого-то купца. Папаша присмерти, вот она и примчалась просить великого мага о чуде.

― До сих пор ждет, говоришь? ― Марцери плотоядно улыбнулся.

― Как вечереть стало, девка домой засобиралась, папеньку, мол, проведать, да только я ей не позволил. Напоил красотку отваром из кореньев желтого крестоцвета, так та тот час и уснула. Сейчас в опочивальне лежит, вас дожидается.

― А ты ее случаем не отравил, коновал ты этакий? ― явно повеселевший маг двинулся в сторону винтовой лестницы. ― Желтый крестоцвет штука сильная и коварная.

― Что вы, господин, как можно! ― Жила кинулся вслед за Марцери. ― Я проверял. Спит она. Просто спит.

― Хорошо, ― старый колдун жестом остановил слугу. ― Прибери здесь все. Если понадобишься, позову.

Марцери ушел, а Жила, дождавшись когда шаги хозяина затихнут, поднял с пола холодного фазана. Слуга обтер его о край своего плаща, разломал и жадно откусил здоровенный кусок. Мясо оказалось нежное и необычайно вкусное. От удовольствия Жила замычал. Да, для его хозяина готовит лучший придворный повар, тот же что ублажает чрево самого императора Ригера. Жиле очень редко удавалось попробовать что-либо из его кулинарных шедевров, но сегодня… сегодня явно тот самый редкий счастливый случай, и Жила будет последним дураком, если его упустит.

Подручный Марцери поднял с пола поднос, положил на него фазана и поставил на стол. После этого он полез в один из шкафов и аккуратно, почти с трепетом, извлек оттуда початый бочонок с вином. Именно этим божественным нектаром и был наполнен тот графин, из которого Жила щедро поливал пылающую портьеру. Великолепное сардийское вино! Теперь уже будет практически невозможно определить сколько осталось внутри бочонка, а сколько погибло в адском огне. Жила обрадовался этому открытию и сразу до краев наполнил один из пузатых золотых кубков. Возвращения хозяина он не опасался. Старый маг будет занят половину ночи, а то и подольше.

Сделав один большой глоток, Жила подумал, что было бы совсем неплохо, кабы эта девка утопала отсюда на своих собственных ногах, и ему не пришлось бы на полный желудок тащить ее остывающий труп. Пускай выйдет себе из потайной калитки, сжимая в ручонке честно заработанное зелье для своего папаши, а через пару кварталов упадет в какую-нибудь сточную канаву и тихо отойдет в мир иной. Все чинно, мирно, спокойно. Хотя… чего себя обманывать?! Не бывать этакой удаче. Хозяин сейчас далеко не в лучшем состоянии, так что высосет милашку досуха. Э-хе-хе, ― Жила тяжело вздохнул и, не растеряв ни толики аппетита, впился своими кривыми почерневшими зубами в нежное сочное мясо.

Опубликовано 06.04.2018

Читать главу 19>>
Написать отзыв на книгу