Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  16

Когда две молодые эльфийские всадницы подъезжали к Зеленому дворцу, стоял уже поздний вечер. Солнце спряталось за кронами лесных великанов, а висящие в небе Железные луны стали походить на драконов распростерших над миром свои исполинские перепончатые крылья. В последних лучах практически скрывшегося за горизонтом светила, они тускло сияли неверным желтоватым светом.

Еще издалека девушки заметили необычное оживление. У ступеней дворца горели факела, суетились слуги, хрипели оседланные кони.

— Что-то случилось! — Арела испуганно глянула на принцессу. — Наверное, это все из-за нас.

— Мы всего лишь задержались чуть дольше обычного, — Тиалас пожала плечами. — Это еще не повод, чтобы отправлять на поиски такую уйму народа.

— А может твой отец решил, что на нас напал тот коварный лазутчик, которого искали гвардейцы?

— Сейчас узнаем.

Дочь короля эльфов легонько пришпорила своего единорога. Да, сегодня в Великом Юльском лесу творилось превеликое множество всяких воистину странных вещей, густо плелась черная и белая магии. Отец не мог не знать об этом. А раз так, то вполне вероятно, что Арела права, и эта суматоха вызвана именно их непозволительно долгим отсутствием.

Появление перед дворцом двух юных путешественниц не встретило особых восторгов ни у придворных, ни у прислуги. Как всегда, им почтительно кланялись, но сборы никто даже не подумал отменять. Озадаченно переглянувшись, девушки спрыгнули со своих скакунов, передали поводья как всегда вовремя подоспевшему старому конюху Хейну и стали подниматься по гранитным ступеням дворцовой лестницы.

Как раз в этот момент из широких парадных дверей и появился Кален.

— Хвала великим духам леса, вы живы! — воскликнул принц, заприметив поднимающихся ему навстречу подруг.

— Что такого ужасного с нами могло произойти в Юльском лесу? — Тиалас превосходно сыграла удивление.

— Сегодня в нем полно чужаков, — Кален поморщился. — Да и к тому же еще этот проклятый пришелец. А вы… — принц подавил в себе гнев, — Тоже, нашли время для прогулок!

— Мы не приближались к Хрустальному озеру. Я прекрасно помню запрет отца.

Тиалас вынуждена была оправдываться, хотя хотелось ей совершенно иного. Принцесса сгорала от нетерпения. Сейчас она расскажет брату о своем подвиге, о том как сражалась с чудовищным черным смерчем и победила, о том как спасла рыцаря, прилетевшего на диковинной железной птице.

— Человек из мира машин перехитрил всех. Он явился к нам на летающий колеснице и сошел на землю совсем не возле Хрустального озера, а в районе Королевских холмов. А ведь это всего в полдне пути отсюда.

Слова брата ударили по Тиалас словно настоящая боевая палица. От них девушка даже пошатнулась. О великие духи леса, летающая колесница… Королевские холмы… человек из мира машин… Как?! Неужели…?!

— Что с тобой? — Кален заметил перемену в сестре и протянул руку, дабы ее поддержать.

— Ничего, — та приняла его помощь с благодарным кивком. — Просто голова закружилась. Устала. Целый день в седле.

— Вы случайно не проезжали в тех местах? — принц вернулся к началу разговора.

— В тех местах? — тихо переспросила Тиалас.

— Ну да… В районе Королевских холмов, — Кален испытывающе уставился на свою младшую сестру.

— Нет, не проезжали, ваше высочество, — неожиданно голос подала фрейлина принцессы.

Вот так запросто взять и встрять в разговор членов королевской семьи являлось как неслыханной дерзостью, так и грубейшим нарушением дворцового этикета, но, во-первых, принцесса продолжала молчать, а, во-вторых, и Кален, и Тиалас, и Арела выросли вместе. Когда-то они обращались друг к другу без всяких церемоний. Именно поэтому принц сделал вид, что не заметил вольности рыжеволосой лучницы. Он отвел взгляд от девушек, окинул им суетящихся внизу эльфов и негромко произнес:

— А вот я отправляюсь туда уже второй раз. Мы направили к Королевским холмам почти всю дворцовую охрану и половину челяди. Приказ императора, что поделать. — Кален на миг задумался, а затем зло выругался: — Тысяча дохлых драконов, куда же мог запропаститься это проклятый человечишка! Я лично готов искать его всю ночь и весь день, найти и отдать Ригеру. И тогда все закончится, нас, наконец, оставят в покое. А то мне уже до невозможности надоело терпеть это унижение, наблюдать, как проклятый рыжий самозванец помыкает нами, словно эльфы это бессловесные тряпичные куклы на веревочках.

При других обстоятельствах Тиалас вполне могла даже испугаться за брата. Говорить такие вещи в открытую… А вдруг среди суетящихся вокруг придворных и слуг отыщется предатель? В этом случае слова Калена уже завтра могут дойти до имперской тайной канцелярии. Принцесса лишь на мгновение представила этот ужас и тут же одумалась: нет, среди эльфов не сыщешь предателей! Пожалуй, кроме одного-единственного — ее самой. Она, принцесса Тиалас, и в самом деле станет им, если сейчас же, немедленно, не откроет брату всю правду. Принцесса уже даже открыла рот, дабы произнести первое слово своего откровенного признания, но тут ее отвлек звук тяжелых шагов и лязг кованных доспехов.

— Великолепно, значит, теперь я избавлен от необходимости блуждать по лесу в поисках двух беспутных девчонок. — Басистый голос генерала Охторона трудно было не узнать. Покончив с таким весьма своеобразным вступлением, адресованным обеим подругам сразу, начальник королевской стражи перешел к личным приветствиям: — Ваше высочество, рад вас видеть живой и здоровой. — Охторон склонил голову перед Тиалас, а затем метнул быстрый испепеляющий взгляд на свою рыжеволосую племянницу: — А кое с кем мы побеседуем в тесном семейном кругу.

— Генерал, отцу удалось переговорить с императором? — принц Кален мигом позабыл о проступке сестры и ее фрейлины. Теперь он всецело сосредоточился на охоте за дичью с далекой Земли.

— Да, ваше высочество, один из учеников Марцери, оставленный при императоре, оказался грамотным малым и смог ответить на зов нашего короля.

— Ригер прояснил интересующий нас вопрос?

— Частично и весьма туманно, — Охторон брезгливо скривился. — Ты ведь знаешь, этот рыжий хомос большой интриган и хитрец. У него сложно выведать всю правду разом.

— И все же, что он сказал?

— Из этого человека Марцери пообещал сотворить истинное чудовище, которое должно повергнуть в прах весь мир железных машин.

При слове «чудовище» обе девушки одновременно вздрогнули и тут же поглядели друг на друга. Они прекрасно знали силу магии, помнили историю древних давно погибших городов и государств. Хроники гласили, что огромный остров Галас с его богатыми городами и роскошными дворцами был начисто разрушен полчищами морских тварей, которым был дарован всего один час жизни на суше. На остров их натравили черным маги, подкупленные пиратами. Другим не менее известным случаем стало падение города Истенхуд. Его разрушил гигантский закованный в железо шестирукий монстр, созданный великим магом Телентором. Кстати, поговаривали, что именно у Телентора и начинал свое обучение Марцери.

Припомнив все эти жуткие истории, принцесса Тиалас плотно стиснула губы, дабы из них даже ненароком не вылетело ни единое слово, ни малейший звук. Представить юного светловолосого рыцаря в облике вот такого страшилища было выше ее сил. Правда, оставалась еще Арела. И та могла…

— Если позволите, ваше высочество… — рыжеволосая лучница действительно вдруг подала голос, и у принцессы похолодело все внутри.

— Говори, — разрешил Кален.

— Будет ли это благородно и достойно духа рыцарства загонять одного единственного противника, будто дикого зверя?

— Она слишком много слушает бродячих сказителей и читает рыцарских романов, — вздохнул Охторон, тем самым извиняясь за племянницу.

Если заступничество дяди и помогло, то лишь самую малость. Взгляд принца, обращенный к девушке, наполнился гневом.

— Идет война, гибнут наши лучшие воины. Поэтому, если есть способ завершить ее, вернуть эльфийских солдат к их семьям в Великий Юльский лес, мы должны испробовать его. — Оповестив о главном своем мотиве, Кален слегка остыл, настолько, что даже позволил себе надменную улыбку: — А что касается рыцарской чести… то этот вопрос здесь вообще неуместен. Этот человечишка никакой не рыцарь, он всего лишь подлый низкий шпион.

Даже в густых предзакатных сумерках Тиалас разглядела, как полыхнули огнем глаза ее фрейлины, как та возмущенно засопела. Принцесса прекрасно понимала гнев подруги и всецело разделяла его. Они-то ведь знали правду — пришелец с далекой Земли был рыцарь, настоящий рыцарь, а посему он ни в коей мере не заслуживал ни такого обращения, ни тем более таких слов.

Именно в этот самый миг дочь короля эльфов дала себе святую клятву, что сохранит тайну и поможет чужеземцу. Это будет правильно. Это будет достойно. Да к тому же, ведь так безумно любопытно узнать о совершенно другом мире, о другой жизни, тем более что обо всем этом будет рассказывать именно ОН.

— Что ж, тогда удачи вам, славные воины леса, — принцесса с достоинством кивнула своему брату, главному дворцовому стражнику и двинулась прямиком к огромной резной двери Зеленого дворца. Вырезанные на ней лесные чудовища тут же признали хозяйку, перестали скалиться и выпускать когти.

— Ты всегда любила охоту, сестра! — прокричал ей вдогонку Кален. — Вообще-то, мы не берем с собой женщин, но ты ― это совсем другое дело!

— Я устала, — Тиалас постаралась, чтобы ее голос прозвучал как можно ровней и в нем не послышался вызов. — Кален, я же тебе говорила, мы целый день верхом. — Принцесса очень натурально зевнула и махнула своей подруге: — Идем, Арела, ты поможешь мне раздеться.

В этот вечер коридоры и залы Зеленого дворца выглядели непривычно тихими, угрюмыми и темными. Горела лишь треть всех светильников. Навстречу принцессе и ее подруге попались всего одна старая кухарка и стражник, который лениво расхаживал у апартаментов короля. Завидев Тиалас, оба они учтиво раскланялись, но та даже не взглянула в их сторону и быстро прошагала мимо.

За все то время, пока девушки добирались до личных покоев принцессы, они не обменялись ни единым словом. И это вовсе не потому, что боялись чужих ушей, они просто не знали что сказать друг другу. Только лишь когда за спинами эльфиек захлопнулись тяжелые двери спальни, у Тиалас не осталось выбора.

— Ты не рассказала им о рыцаре из железной птицы, — произнесла она тихо.

— Ты тоже не рассказала, — ражая защищалась, хотя в тоне ее явственно угадывался страх.

— А может я хотела проверить твою верность мне и королю? — Тиалас отстегнула меч и бросила его на резной туалетный столик под большим овальным зеркалом.

— Разве есть причина сомневаться в моей верности? — Арела возмущенно вскинула голову. — А что касается этого чужеземца… то все что мы сделали, мы сделали вместе.

На это принцессе ответить было нечего. Арела совершенно права, в этом деле они и впрямь оказались накрепко повязаны друг с другом. Они в равной степени помогали человеку с Земли. Человеку… Тиалас впервые задумалась над этим странным словом. Да, конечно, принцесса и раньше слышала о людях из мира железных машин, но только тогда все эти разговоры, по большей части, пролетали мимо ее острых лисьих ушек. Люди, как и вся эта война, были где-то там… невероятно далеко, дальше, чем на краю света. Однако теперь все изменилось. Теперь Тиалас встретила настоящего, взаправдашнего человека.

— А он очень похож на хомос… Тебе не кажется? — принцесса произнесла это без всякого гнева и нажима.

— Да, похож, — кивнула Арела, и тут же вздохнула с облегчением. — Только хомос, все как один, круглорожие, толстоносые и лопоухие, словно топором срубленные, а этот нет. У него тонкие черты лица, как у рыцарей с древних гобеленов, тех, что висят в тронном зале.

Тиалас понравился ответ подруги. Правда, она была не совсем уверена, что абсолютно все хомос «круглорожие, толстоносые и лопоухие», но в целом Арела была права, человек, прилетевший на железной птице, оказался куда более хорош собой, чем большинство жителей Атриума. Пожалуй, в правильности и благородстве черт он даже мог сравниться с ними, эльфами.

— И волосы у него светлые, солнечные. Таких волос я еще ни у кого не видела, — негромко прошептала принцесса.

— А глаза голубые, как воды Хрустального озера, — восхищенно добавила рыжая.

— Откуда ты знаешь? — удивилась Тиалас. — Он ведь пребывал в беспамятстве и глаз не открывал.

— Один раз рыцарь на мгновение пришел в себя, и тогда взглянул на меня, — похвасталась лучница.

— Почему ты не сказала, не позвала меня?! — воскликнула принцесса и гневно сдвинула свои тонкие, подкрашенные соком черной орхидеи брови.

— Его взгляд был… — Арела не столько отвечала на вопрос своей подруги и госпожи, сколько предавалась сладким мечтательным воспоминаниям. — Он был такой… словно самая настоящая магия. Он будто заворожил меня. — Тут племянница Охторона опомнилась и быстро протараторила в свою защиту: — А, кроме того, ты в это время как раз разговаривала с Лаари. Помнишь, возле входа в пещеру? Я же не могла просто так взять и бесцеремонно вас перебить.

Слова фрейлины вызвали в душе принцессы странную, непонятно откуда взявшуюся обиду, досаду и даже зависть. Ну, почему Ареле так сказочно повезло? Почему рыцарь с Земли взглянул именно на нее?!

Несколько бесконечно долгих мгновений Тиалас боролась как с этой завистью, так и с самой собой. Что за вздор втемяшился ей в голову! Арела ведь ее верная подданная и лучшая подруга, а в том, что она первой попалась на глаза рыцарю, нет ничего такого… Это просто случайность. Да и к тому же человек с Земли… он был так плох, что вряд ли смог отличить лицо Арелы от облака, ветки дерева или просто тени. А вот завтра… Лаари обещала, что завтра ему станет намного лучше. Поэтому прямо с утра Тиалас поскачет туда, к Тирону. Она принесет раненому хмельного, но вместе с тем целебного эля и лучшей еды. Голубоглазый рыцарь будет пить, есть, разговаривать, улыбаться и глядеть только на нее!

— Иди спать, Арела, — принцесса по-доброму улыбнулась подруге.

— А как же нам быть с этим человеком? — рыжая осмелела.

— Еще не знаю, но я ни за что не отдам его Марцери. Рыцарь, кто бы он ни был, не достоин такой жуткой участи. — В голосе принцессы появился металл.

— Я помогу тебе раздеться, — обрадованная фрейлина вздохнула с облегчением и тут же вспомнила о своих обязанностях.

— Я же не в платье и не в корсете, — Тиалас начала расстегивать черный, шитый серебром камзол, — так что вполне управлюсь сама.

— Как пожелаешь, — рыжеволосая лучница отступила на шаг. — Завтра мы собирались к мудрейшему Аусту, чтобы разузнать как можно больше о этой войне и о людях из мира железных машин. Так что с утра я буду ждать тебя…

— Нет-нет, — принцесса не дала подруге договорить. — Я передумала. У меня появилось одно неотложное дело. Так что если хочешь, иди сама. Если нет, можешь быть свободна до самого полудня… или даже до вечера.

Когда Тиалас произносила эти слова, ей показалось, что подруга вовсе не огорчилась предстоящему одиночеству и сопутствующей ему скуке, а даже наоборот. В глазах у Арелы как будто вспыхнули радостные огоньки. Правда, всего через миг они пропали из виду, когда лучница в почтении и благодарности склонила голову. А еще через миг принцесса всецело отдалась своим собственным планам, мыслям и фантазиям, и потому тут же позабыла о фрейлине. Разумеется, Арела была ее подругой, но, в какой-то мере, и слугой тоже. А о слугах моментально забывают, как только их услуги перестают быть нужными.

Судя по всему, Арела не очень-то огорчилась и по этому поводу. Поэтому когда дочь короля эльфов повелела: «Иди!» и величественно махнула рукой, отпуская верноподданную, та поклонилась и почти бегом выскочила прочь.

Тиалас даже не слышала, как за лучницей закрылась дверь. Погруженная в свои мысли, она задумчиво смотрела в окно. Зеленый дворец стоял на холме. С высоты его стен открывался роскошный вид на Великий Юльский лес. Время приближалось к полуночи. Как обычно в этот час на поверхности исполинских Железных лун стали вспыхивать размытые кляксы странных белых огней. Между ними то и дело проскальзывали быстрые голубые молнии. В этих неверных бледных сполохах лес казался волнами безбрежного бушующего океана, по просторам которого несся гордый и могучий корабль. Видневшийся у самого горизонта великий Тирон и впрямь походил на огромный парусник. Тиалас глядела на этого мистического скитальца морей и думала об одном человеке, пришельце, чужаке, который волей судеб оказался у него на борту.

Опубликовано 19.03.2018

Читать главу 17>>
Написать отзыв на книгу