Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Глава  15

За окнами вертолета медленно и чинно проплывали покрытые джунглями горы Пуэрто-Рико, вот только майор Джеффри Кубрак не проявлял к ним ни малейшего интереса. Путь из Верджинии, с базы морской пехоты Куантико, сюда ― в самое сердце Латинской Америки стал для него обыденным, можно сказать, рутинным делом. Сколько же раз он уже мотался туда и обратно за последний год? Раз тридцать, никак не меньше! Какие уж тут, к дьяволу, красоты?! Какой пейзаж?! Все это уже осточертело, прямо до тошноты.

Майор закрыл глаза и постарался забыться. Только ничего не получилось. Он снова и снова возвращался мыслями к предстоящей операции, вернее не столько к самой операции, сколько к причинам, вызвавшим ее необходимость. Выручать своих парней, угодивших в лапы к неприятелю, дело бесспорно благородное. Об этом снимались фильмы, писались книги, политики всех рангов и мастей испокон веков драли глотку с трибун и экранов телевизоров: Великая Америка, мол, своих не бросает. На помощь самому распоследнему солдату в самую удаленную точку мира будет выслан героический американский спецназ, который обязательно порвет на куски всех врагов, поможет и спасет.

Чушь собачья! Одна сплошная болтовня и пропаганда! Сколько их одиноких, потерянных и позабытых навечно осталось в ненавистном плену? Тысячи! А может даже десятки тысяч! И никто никогда не проявлял особого интереса к судьбе этих парней. Счастливым исключением оказывались лишь единицы, те, кто по каким-то исключительным причинам продолжал оставаться нужным Дядюшке Сэму. Вот и сейчас… Этот лейтенантишка, пилот старенького F-22… Командование ради спасения его сопливой персоны готово рискнуть элитной разведгруппой. Его, Кубрака, группой!

Что же за птица этот самый Мэй? Майор страницу за страницей стал воскрешать в памяти материалы его личного дела, с которыми Кубрак успел ознакомиться во время перелета на военную базу США под Пуэрториканским городком Аресибо.

Лейтенант Мэй действительно был весьма неплохим пилотом, и избавил наш мир более чем от полусотни чудовищных огнедышащих тварей заодно с их вконец отмороженными седаками. Однако основная его ценность состояла совершенно в ином. Особенным, выделяющимся из основной массы американских граждан Мэя делало его происхождение, в частности то, что он являлся внуком младшего матроса Артура Мэя, в годы Второй Мировой войны служившего на эсминце «Элдридж».

Майор Кубрак мысленно произнес название корабля и многозначительно хмыкнул. Еще одна ложь. Почти восемьдесят лет подряд все военные чиновники наперебой вопили о том, что Филадельфийский эксперимент это выдумка охотников за сенсациями, что в 1943 году «Элдридж» вообще не заходил на базу в Филадельфии. А на самом деле… На самом деле эксперимент действительно имел место быть, и в ходе него эсминец пропал вовсе не на несколько минут, а на целых несколько дней. Постранствовав неизвестно в каких мирах, корабль вернулся, но только из ста восьмидесяти человек экипажа в живых осталось пятеро. Это, если конечно не считать тех бедолаг, что намертво срослись с конструкцией корабля или светились как электрические лампочки. Все они вскоре умерли. Остались лишь эти пятеро. В том числе и Артур Мэй.

Понятно, что последние выжившие из экипажа «Элдриджа» оказались в центре самого пристального внимания со стороны исследователей Министерства обороны. Эксперименты и тесты продолжались практически до весны 1945 года. Моряков погружали в гипноз, подвергали воздействию электромагнитных полей сродни тем, что применялись в Филадельфии, совершали и прочие пакости типа воздействия наркотических веществ, радиоактивного излучения и даже лоботомии. Двое из подопытных не выдержали и благополучно отдали концы. Что касается оставшихся трех, то когда из них выжали все возможное, героям войны вручили по серебряной звезде и с более чем скромной пенсией отправили в одиночное плавание по просторам океана жизни.

Однако лишь наивный и несведущий в законах современного мира человек мог решить, что для троицы с «Элдриджа» все закончилось. Вырвавшись из рук мясников в белых халатах, они сразу оказались под плотным пожизненным колпаком АНБ. Агентство Национальной Безопасности должно было не только отслеживать все странности и отклонения в поведении своих подопечных, но и молниеносно пресекать их возможные контакты с агентами иностранных разведок. Именно так погиб отставной мастер-старшина Томас Гул. Его за компанию с неким французским журналистом задавил потерявший управление большегрузный грузовик.

Да уж, «веселенькие» были времена! Человеческая жизнь тогда не стоила и ломаного гроша. Не моргнув глазом, могли отправить на тот свет любого, включая всемирно известную кинозвезду и самого президента Соединенных Штатов. ― Дойдя до этого места, Кубрак невесело хмыкнул. ― Правда дела и сейчас обстоят не лучше. Разница заключается лишь в том, что вместо громких убийств и несуразных несчастных случаев неугодные персонажи обречены просто быстро и тихо усыхать в своих пентхаузах и роскошных загородных вилах. И таким «счастливчикам» уже не смогут помочь ни самые новейшие лекарства, ни светила мировой медицины.

И все же, несмотря на все невзгоды и опасности, подстерегавшие моряков с «Элдриджа», Артур Мэй ухитрился прожить довольно долгую жизнь, жениться, обзавестись двумя дочерьми. Умер он на своей ферме в штате Юта в 1986 году. Вместе с его смертью была свернута программа активного слежения. За семьей Мэев остался лишь эпизодический контроль сотрудников местного отделения АНБ, в частности их отдела «D». Оно и понятно, ведь чем черт не шутит, у дочерей Артура Мэя вполне могли неожиданно проявиться некие особые, может даже уникальные способности, передавшиеся им от отца — одного из первых путешественников по параллельным мирам.

Но время шло, а в офис местного отделения АНБ не поступало ровным счетом никаких неожиданных сигналов. Так продолжалось до того самого момента, пока в семье младшей из дочерей Артура Мэя, Сары, не родился мальчик, которого назвали Эдвардом Мэем. Фамилию младенец унаследовал от деда, так как такова была последняя воля чудаковатого старика. Он-то и дочерям своим категорически запретил переходить на фамилии мужей, и перед смертью заставил их в этом поклясться.

Буквально через месяц после рождения ребенка в доме Сары случился страшный пожар. Что-то полыхнуло именно в той части дома, где и находилась комната младенца. Пламя в считанные минуты охватило весь дом, и родители даже не смогли приблизиться к комнате своего новорожденного сына. Безутешная мать была готова умереть от горя, но неожиданно случилось настоящее чудо. Эдвард отыскался через несколько часов после того, как дом превратился в пепелище. Крик младенца услышали соседи. Новорожденный Мэй, завернутый в свои пеленки, лежал на клумбе у соседнего дома. Сомнений не было. Это был именно он, это засвидетельствовало как материнское сердце Сары, так и приметное родимое пятно на левой ноге. Как ребенок оказался у соседей, кто его туда вынес, как и причину самого возгорания, установить не удалось. Это был странный факт, который тут же и попал на заметку сотрудников отдела «D».

Однако пожар стал не единственной подозрительной историей в биографии Эдварда. Когда мальчику стукнуло лет пять, отец за какую-то провину запер его в темном чулане. Сперва ребенок плакал, а затем затих. Когда родители наконец сжалились над своим отпрыском и отворили дверь чулана, внутри никого не оказалось. Эдварда искали три дня, подключили шерифа, кинологов и добровольцев из муниципалитета. Было совершенно не понятно, как он выбрался из чулана — глухой комнатушки без окон, в которую вела одна-единственная довольно мощная дверь. Не менее странным казалось и то, что все эти три дня его никто не видел, а полицейские собаки наотрез отказались брать след.

Обнаружилась пропажа так же неожиданно, как и исчезла. На четвертый день измотанные безуспешными поисками родители увидали свое чадо преспокойно катающимся на качелях около дома. На все последовавшие за этим расспросы мальчик отвечал, что он просто заснул, а когда проснулся, дверь чулана была распахнута настежь. Так что он совершенно свободно вышел и отправился заниматься своим любимым делом. О том что прошло целых три дня, Эдвард конечно же не знал. Для него дверь чулана закрылась совсем недавно, может каких-нибудь полчаса назад.

Интересно, а кто-нибудь додумался расспросить мальчугана о его снах? — подумал майор Кубрак, припоминая этот эпизод. — Руку даю на отсечение, что нет. Очень и очень жаль! Возможно, малолетний Мэй сумел бы рассказать много чего интересного.

— Господин барон, мы уже на месте, — голос сидевшего рядом капрала Райта пробился сквозь задумчивость и рокот двигателей. Он вернул Кубрака к реальности. Майора даже не смутило обращение «господин барон». Все правильно. Всего через пару часов они окажутся в чужом враждебном мире, так что как раз пора понемногу вживаться в роль.

Кивнув своему верному оруженосцу, майор поглядел вниз. Вертолет действительно уже завис над небольшой бетонной площадкой, в центре которой была изображена здоровенная буква «Н». Всего в сотне футов от нее находился основательно укрепленный вход в туннель. Возле него заняли позицию пара «Абрамсов». Машины оказались из тех, что прошли глубокую модернизацию. Поверх брони у них были наложены термостойкие RCC панели. Точно такие же углерод-углеродные «кирпичики» не давали космическим шаттлам превратиться в пепел при входе в плотные слои атмосферы. Конечно, от прямого попадания аннигилирующего фаербола они не спасут, но зато с 90% вероятности позволят боевой машине устоять в драконьей плазменной отрыжке.

То что новые термозащищенные танки перебросили именно сюда, в Пуэрто-Рико, являлось далеко не самой хорошей новостью. Понимание этого как-то особо остро резануло по сознанию майора. Возникла необходимость усилить оборону объекта. Это плохо. Это значит, что противник вновь оттеснил войска коалиции и расширил зону оккупации. Дьявольщина, кто бы мог подумать, что их проклятая магия сможет на равных соперничать с электроникой и самым современным вооружением. Так дело может дойти и до применения ядерного оружия. А вот этого очень и очень не хотелось бы. Все-таки нам потом жить на этой планете, другой у нас пока просто нет.

Шасси «Сикорского» коснулись бетона взлетно-посадочной площадки. Сопровождавший приземление толчок оповестил, что время расслабленности и праздного время провождения закончилось. Начиная с этого момента, Кубрака и его людей ждала настоящая работа.

Опубликовано 12.03.2018

Читать главу 16>>
Написать отзыв на книгу