Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Хроники первой магической войны

Книга  первая

Охота на вепря

Охота на вепря, О.Шовкуненко

Глава  1

Лейтенант Эдвард Мэй промокнул лицо бумажной салфеткой, скомкал ее и с нескрываемым раздражением зашвырнул в ближайший мусорный контейнер. Черт, ну и жарища! Пилот с откровенной ненавистью перевел взгляд на натужно гудящий кондиционер. Вот же, дерьмо китайское! Ведь только-только ремонтировали, и вот на тебе… Опять «сдулся», к чертовой матери! А прощелыга Паркер нихрена не чешется, хотя следить за всей бытовой машинерией комплекса его святая обязанность. Этот шулер, должно быть, как всегда просиживает штаны в арсенале, где выуживает из техников последние центы.

Подумав, что до конца дежурства осталось менее двух часов и, судя по всему, ничего экстраординарного уже произойти не успеет, Мэй решил на минутку заглянуть на оружейный склад, разыскать там капрала и провести с ним задушевную воспитательно-разъяснительную беседу. От того что появился повод хорошенько отыметь этого сукиного сына, молодой офицер заметно повеселел. И дело тут вовсе не в проигранных вчера сорока долларах. Избави бог, никаких личных счетов! Просто служба есть служба.

Прежде чем отправиться на поиски своей жертвы, лейтенант все же решил промочить горло. Вот только чем? Кофе? Мэй перевел взгляд на новенький, сияющий рекламой «Эспрессо» кофеавтомат. Нет, кофе сейчас — это, пожалуй, перебор. Тогда что остается? Минералка или кола. Колу лейтенант не любил. От этого символа великой Америки у него постоянно пучило живот и возникала изжога. Кстати, о такой неприятной особенности своего организма Эдвард предпочитал помалкивать. Во-первых, всегда отыщется остряк, готовый состряпать для молодого офицера какое-нибудь колкое прозвище. Что-то типа «мистер-газ» или «кола-пердо-лет». Вторая причина была куда более серьезной. Дотошные армейские медики, свято веровавшие, что пилот американских ВВС должен обладать железным здоровьем и с легкостью переваривать полфунта стальных гвоздей, аппетитно уложенных на бутерброд, могли заинтересоваться его желудком. Разумеется, Мэй в здоровье своем не сомневался, но вот только все эти гребаные процедуры… Еще, чего доброго, заставят глотать желудочный зонд. Фу, мерзость какая!

Поморщившись, лейтенант постарался отогнать малоприятные ведения уж совсем малоприятной процедуры и уверенным шагом направился к холодильнику. Ладно, если не кола, то пусть будет минералка. Конечно, лучше бы пиво… Но только откуда же здесь взяться холодной запотевшей бутылке «Будвайзера»? Кто же позволит пилотам дежурной эскадрильи вот так запросто лакать живительный алкоголь?

Мэй проглотил слюну, тяжело вздохнул, а затем протянул руку и взялся за ручку на одной из створок большого отливающего полированным металлом холодильника. Легкий щелчок, и стальная дверца распахнулась.

От увиденного сердце молодого офицера гулко екнуло, а по спине побежали крупные мурашки. Он даже не смог выдохнуть полагающееся в таких случаях «Тревога!». Он просто стоял и смотрел, как по внутренним стенкам холодильника ползет, извивается дюжиной толстых змееподобных побегов отвратительный черный плющ, а рядом с банками и бутылками из неоткуда, из пустоты, материализуются небольшие багровые ящерицы. Казалось, будто в тварей превращаются сами огненно-красные банки «Кока-Колы», будто это яйца, которые вылежались, созрели и теперь лопаются, выпуская на свет ненавидящих, старающихся отомстить лично Эдварду бестий. Кампания безалкогольных напитков сурово мстила за нелюбовь к своей знаменитой продукции.

Наваждение оборвалось, когда одна из ящериц разинула свою утыканную мелкими, но острыми, будто колючки шиповника, зубами пасть, и плюнула в Мэя снопом клубящегося оранжевого пламени. Рефлексы боевого летчика сработали безотказно, и лейтенант ловко увернулся от летящего ему прямо в лицо огня. Эта подлая атака привела Мэя в чувство, вернула его к гребаной реальности. Рука сама собой метнулась к одному из карманов летного разгрузочного спецжилета и выдернула оттуда небольшой зеленый цилиндр с крупной, хорошо различимой маркировкой «FG». Чека отлетела в сторону, и Эдвард с криком «Ах вы, твари!» зашвырнул фосфорную гранату внутрь холодильника. Вслед за этим Мэй захлопнул дверь и отпрыгнул в сторону.

Как только пилот свалился за плотный ряд выстроившихся неподалеку стульев, в холодильнике полыхнуло. Взрыв распахнул стальные створки, одна из которых отлетела в дальний конец кафетерия, а другая, жалобно поскрипывая, повисла на растерзанной петле. Эдвард поднял голову и увидел пламя. Недра большого холодильного агрегата сейчас больше походили на раскаленное горнило доменной печи, в которой ярко пылал смертоносный белый фосфор.

Буквально через мгновение после взрыва в коридоре послышался гулкий топот бегущих ног, и в помещение кафетерия вломились трое. Главный военный инженер Петерсон и двое морских пехотинцев из охраны базы выпученными от растерянности и удивления глазами уставились на учиненный Мэем разгром.

― Что за… ― начал было Петерсон, но Эдвард не дал ему договорить.

― Щит! ― заорал он. ― Щит не держит! Они прорвались! Они были там… внутри! ― задыхаясь от адреналина, пилот ткнул пальцем в сторону догорающего холодильника.

От этих слов инженер стал белым как мел. Сперва он попытался что-то ответить Мэю или может спросить, да так и не сподобился. Обращаясь то ли к самому себе, то ли к прибывшим вместе с ним морпехам, Петерсон завопил: «Генераторы!», после чего стремглав кинулся прочь из комнаты. Его худая, чуть сутуловатая фигура еще виднелась в широком проеме двери, когда коридоры авиабазы Лэнгли наполнил протяжный стон сирены.

С пистолетом в руке лейтенант Мэй пулей влетел в обширный авиационный ангар со сводчатым потолком. Здесь в ожидании команды на взлет замерли истребители его звена. В ангаре наблюдался нешуточный переполох. Метались техники и операторы, прямо по полу срочно протягивали дополнительные силовые кабеля, стоял непривычно громкий гул генераторов защитного поля. Сразу становилось понятным, что сейчас установки пыхтели… да какой там пыхтели, стонали на предельной мощности.

Быстро оглядевшись по сторонам, Эдвард понял, что опасности нет, по крайней мере, пока. Противнику не удалось сюда прорваться. Пилот вздохнул с облегчением и убрал оружие в кобуру. Тут Мэй заметил инженер-лейтенанта Хьюго Беккера, отвечавшего за экранирование этого укрытия. Удача! Он здесь! Пилот обрадовался. Пожалуй, сейчас Беккер был одним из немногих, кто мог ориентироваться в сложившейся ситуации, а может, будучи дежурным офицером взлета, он уже успел получить настоящий боевой приказ для их звена.

― Эй, Хью! ― закричал Мэй и припустил в сторону пультов контроля и управления, развернутых на тонконогих полевых столах.

Услышав окрик, Беккер лишь на секунду оторвался от распечатки, которую внимательно изучал, и невидящим взглядом скользнул по приближающемуся пилоту. Этот взгляд длился всего лишь одно короткое мгновение, после которого Хьюго вновь вернулся к прерванной работе. Когда Эдвард подбежал, и уже было раскрыл рот, дабы задать как минимум дюжину роящихся у него в голове вопросов, инженер его опередил:

― Не знаю, как вся база, но мы, кажется, устояли. Приборы не фиксируют наложение пространств. Так что проникновения не было. Машины чистые. ― Произнося эти слова, Беккер поглядел в сторону четырех старых, видавших виды истребителей F-22 «Раптор», друг за другом выстроившихся перед наглухо задраенными воротами длинного цилиндрического ангара.

От этих слов у Мэя отлегло от сердца. Хью знает свое дело. Если он говорит «машины чистые», значит, так оно и есть. Можно не бояться, что внутрь пробралась какая-то нечисть, которая во время полета начнет жрать печатные платы, шланги и кабеля, а то и чего похуже, вполне может прогрызть стенку пилотской кабины и набросится на человека.

Подумав о пилотах, Эдвард поискал глазами своих коллег. Капитан Джим Николсон был здесь. Он находился возле своей птички и вовсю напрягал механиков, требуя еще и еще раз все хорошенько проверить. Излишняя осторожность и подозрительность была характерной чертой Джима. Мэю иногда казалось, что из всех людей на Земле тот полностью доверял лишь одному человеку — самому себе.

Майора Крамера по прозвищу Старик и лейтенанта Свона, он же Банзай, нигде видно не было. Эдвард подумал, что это странно. Заслышав сигнал тревоги, они должны были немедленно прибыть к своим боевым машинам. Может, просто еще не успели?

Именно этот вопрос Эдвард и задал Беккеру, с которым у него сложились хорошие, почти приятельские отношения. В ответ инженер-лейтинант лишь пожал плечами:

― Они мне не докладывают. А команды на взлет пока еще не поступало.

Не успел он это произнести, как на пульте общей связи призывно задребезжал телефон. Не мешкая, Беккер снял трубку.

― Лейтенант Беккер. Да, сэр. В порядке. Под контролем, сэр! ― после этого ответа Хью долго и внимательно слушал говорившего. ― Слушаюсь, сэр! ― наконец отчеканил он.

Абонент на другом конце провода отключился, а инженер-лейтенант прежде, чем положить трубку, задумчиво повертел ее в руках.

― Ну, чем огорчишь? ― поинтересовался Мэй. А то что новости не относятся к разряду приятных, Эдварду было яснее ясного.

― Уцелели лишь мы и второе звено. Остальные… ― Беккер горестно покачал головой. ― Похоже, машины даже не подлежат восстановлению. Атака была стремительной и мощной. Защитные поля не выдержали. Внутри самолетов вдруг начали прорастать какие-то толстые лианы. Быстро избавиться от них не удалось, так как там кишело полным-полно всяких мелких зубастых тварей. Лианы не только повредили двигатели, но и смяли наружную обшивку самолетов, нарушили аэродинамику. Так что большую часть истребителей нашего авиакрыла теперь можно отправлять прямиком в утиль.

― Вот дерьмо! ― выдохнул ошеломленный Мэй и тут же припомнил сильные, упругие, будто черные анаконды, побеги, с которыми он расправился в кафетерии. Дьявольщина, а ведь верно, он видел… Эта проклятая флора и впрямь начинала уверенно сминать прочные стальные стенки холодильного агрегата! ― Черт, что же будет теперь? ― молодой пилот вновь поднял глаза на приятеля.

― А теперь вы летите двумя звеньями. Майор Крамер уже получил приказ и сейчас прибудет. Мне же поручено прикрыть вас на выходе из ангара и рулении, пока вы не доберетесь до взлетной полосы. ― Произнеся это, Беккер наконец грохнул трубку на рычаг и решительно обратился к своим людям: ― Рибера, Соммерс, перебрасывайте энергию на блоки 14 и 17, готовимся открывать ворота.

Разговор был окончен, теперь каждый должен заниматься своим делом. Подумав о той работенке, что досталась лично ему, Эдвард сразу посуровел, на скулах у него заиграли желваки. Убивать, рвать на куски, стирать с лица земли всю эту нечисть! Либо мы их, либо они нас, иного варианта просто не существует!

Развернувшись на каблуках, лейтенант тяжелым, свидетельствующим об уверенности и решимости шагом направился к своей боевой машине. Истребитель находился совсем близко, так как стоял третьим по счету. Чуть ниже «фонаря» пилотской кабины поблескивал свежей краской крупный рисунок: голова вепря с окровавленными клыками и коротким девизом «Посторонись, когда я иду».

Несколько дней назад Мэй довел счет своих воздушных побед до полусотни голов, и согласно традиции 27-ой истребительной эскадрильи ему было разрешено обзавестись персональной эмблемой. Эдвард выбрал вепря. Враги знали, что это за зверь и, судя по всему, относились к нему с опаской. Вот тоже самое чувство должен вызывать у них и он ― лейтенант Эдвард Мэй ― один из лучших пилотов Девятой воздушной армии.

― Мэй!

Когда лейтенант принимал из рук техника свой звездно-полосатый пилотский шлем, его окликнули. Несмотря на стоящий вокруг шум, Эдвард узнал голос.

― Слушаю, господин майор!

Майор Крамер не ответил, а лишь махнул ему рукой, тем самым потребовав немедленно подойти.

Вот сейчас все и выяснится, ― подумал молодой офицер, заметив, что рядом с майором стоит Свон, да и капитан Николсон тоже спешит на зов командира.

― Джентльмены, ― Начал Крамер, когда все три пилота его авиазвена оказались перед ним. ― Сегодня перед нами стоит трудная задача. Со спутника засекли крупную группу тварей. Они движутся со стороны Теннеси. Как вам известно, батареи ПВО на этом направлении вчера были уничтожены. Пока не переброшены новые установки с севера, Вашингтон может надеяться только на нас.

Еще вчера это самое «на нас» означало сорок два боевых самолета. А сейчас? В лучшем случае восемь! Об этом подумал не только Эдвард, точно такие же мысли отразились на лицах всех его боевых товарищей. Крамер сразу все понял.

― Я не буду уговаривать вас отдать жизнь за свою страну. ― Майор сурово сверкнул глазами. ― Я просто прикажу, и вы сделаете это, как подобает солдатам. Точно так же поступлю и я сам. Поэтому разговаривать больше не о чем. По машинам, джентльмены. И да поможет нам бог!

― Идем парами? ― прежде чем разойтись, уточнил Николсон.

― Да, ― кивнул майор. ― Я со Своном, ты с Мэем. Держаться друг за друга, преследованием не увлекаться! ― На секунду в глазах Крамера мелькнула горькая тоска, и он уже совсем не таким уверенным тоном попросил: ― Парни, сделайте все, что умеете, и постарайтесь выжить.

Когда они быстрым шагом двинулись к своим самолетам, Эдвард улучил момент и спросил у Джефри Свона:

― Джеф, хоть известно кто сегодня против нас? Черные или голубые?

― Идут на высоте более тридцати тысяч футов, ― ответил лейтенант и многозначительно поглядел на Мэя своими чуть раскосыми азиатскими глазами. Тем самым летчик как бы приглашал коллегу сделать вывод самостоятельно.

― Значит голубые, ― Эдвард кисло ухмыльнулся. ― Ну, хоть одна хорошая новость.

Опубликовано 24.11.2017

Читать главу 2>>
Написать отзыв на книгу