Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

МАРОДЕРЫ

Глава  13

Россия.
Тверской федеральный округ.
279-й километр транспортного коридора М-10.
Универсальный паркинг «Энигма».

Первое, что пришло Сергею в голову, так это кинуться вслед за рыжей барменшей и ее плюгавым сотоварищем. Уйти подальше. Ни в коем случае не попадаться на глаза нагрянувшим хозяевам. Шансы на победу в столкновении с ними равнялись нулю, а значит следовало бежать, через служебные помещения покинуть паркинг и затеряться в густых зарослях полосы отчуждения.

— Бежим!

Охотник выдернул из-за пазухи пистолет и рванул в сторону стеллажей с награбленным имуществом, за которыми только что скрылся «радушный» персонал «Энигмы». Новгородская проститутка не растерялась и последовала за ним со всей поспешностью, которую только позволяли ее высоченные каблуки и платформы.

Во время этого спринта Корн успел пару раз повернуть голову и поглядеть сквозь прозрачный стеклопласт павильона. Увиденное абсолютно не радовало: машины бандитов уверенно катили прямиком к крыльцу ресторана.

— Черт… Быстрей! — жестянщик приказал не столько девушке, сколько самому себе.

Когда молодые люди влетели в узкий проход меж рядами металлических полок, хозяева только начинали лениво и вальяжно выползать из своих размалеванных мобилей. Они были полностью уверенны, что жертвы в западне и находятся в их полной власти. Полезное заблуждение! Именно оно и должно было позволить новгородцам избежать плена и неотвратимой лютой смерти.

— Успеваем! — выдохнул Сергей и подхватил свою компаньонку, которая с разгону буквально врезалась в него. — Давай вон в ту дверь!

Небольшая металлическая дверь действительно находилась позади стеллажей. Она была вмурована в стенную перегородку, которая отделяла клиентскую зону от подсобных помещений.

При виде этого длинного глухого простенка у охотника вдруг противно похолодело в низу живота. Юноше сразу вспомнились слова Ганса Михайловского — его друга и сотоварища по налетам на опустевшие рестораны и магазины. Ганс слыл кладезем разнообразной информации, которая в обычных условиях не могла расцениваться ни чем иным, как никому не нужным хламом и мусором, однако в мире всеобщей разрухи и разорения эти сведения неожиданно превратились в настоящее сокровище. Так вот, именно Михайловский поведал Сергею, что в заведениях общественного питания, где используются мощные нагревательные приборы, положено отделять посетителей от потенциальных источников опасности. С этой целью применяются стены из термостойких плит и огнеупорные двери. Из обычного лазерника их не возьмешь, здесь требуется пушка помощней.

Стоило Корну припомнить все это, и холодок из его живота мигом переполз на спину, покрыл ее крупными мурашками. А что, если перед ними именно такая дверь, и она, как назло, окажется заперта?

— Здесь закрыто! — Вика, первой оказавшаяся у входа в служебные помещения, подтвердила наихудшие опасения охотника.

— Дай, я попробую, — Сергей, конечно же, подозревал, что у него ничего не получится, и все же оттолкнул девушку от двери.

Блондинка не стала долго наблюдать, как ее напарник сражается с дверной ручкой, и, щелкнув предохранителем, активировала свой лазерный пистолет.

— Уйди, сейчас я ее всковырну! — прошипела Вика и навела оружие на то место, где по ее разумению располагался дверной замок.

— Не смей, дура! — только и успел выдохнуть охотник и тут же отскочил в сторону, дабы не угодить под огненный импульс.

Виктория оказалась упрямой девочкой и его не послушала. Она надавила на спуск Р-67, и ослепительная алая молния ударила в полированный металл двери. На месте попадания луча вспухла крупная огненно-красная оспина, но дыры, способной привести к разрушению замка, увы, не образовалось. Поняв это, Вика выстрелила еще и еще раз.

Возможно, впавшая в отчаяние девушка так и продолжала бы палить в неподдающийся термосплав, кабы не Сергей. Молодой человек схватил ее за руку и отбил пистолет в сторону.

— Прекрати! Заметят! — прошипел охотник и тут же оглянулся в направлении главного входа.

Увиденное заставило Корна заскрежетать зубами. Это был и гнев, и досада, и отчаяние. Фейерверк, устроенный новгородской проституткой, не остался незамеченным. Хозяева, которые до этого с алчностью разглядывали их армейский внедорожник, как по команде, ринулись внутрь ресторана. Набегу они доставали и активировали свое оружие.

— Черт…! — охотник завертелся на месте в поисках других путей отступления.

— Давай туда! — неожиданно Вика указала в сторону, где глухой простенок смыкался с краем витринных блоков. — Разгрохаем стекло и ходу!

Учитывая, что наружный прозрачный фасад павильона выгибался крутой дугой, а главный вход находился достаточно далеко от места предполагаемого прорыва, данный план казался вполне жизнеспособным. Кривизна стеклопластовой стены на какое-то время действительно скрывала беглецов от глаз тех хозяев, что могли задержались около своих размалеванных тачек.

— Быстрей, они уже входят! — Сергей подхватил компаньонку на руки.

— Зачем? — ошарашенно выдохнула Вика.

— Не будешь цокать своими копытами, — прошептал в ответ юноша.

— Ага, — девушка с пониманием кивнула и, стремясь помочь охотнику, крепко обхватила того за шею.

От этого прикосновения, от этих сильных и одновременно нежных объятий у Корна даже закружилась голова. Ему на мгновение показалось, что это Кристина, что именно ее он сейчас держит на своих руках. Влюбленные снова вместе и даже неважно, что где-то совсем рядом свирепствуют зло, ужас и смерть… Как это неважно! Протестующий внутренний голос тут же завопил в мозгу юноши. Беги, придурок, спасай свою любовь, свою единственную и желанную!

Сергей подчинился беспрекословно. Он накрепко прижал к себе худенькое девичье тело и рванулся вперед. Решимость переполняла охотника. Впереди, всего в дюжине шагов виднелась толстая витринная панель, и молодой человек был готов прошибить ее прямо лбом. А как же иначе, ведь там, за прозрачным барьером из стеклопласта был свет, была жизнь для его любимой!

Однако совершенно неожиданно этот самый чистый и животворный свет омрачила массивная грязно-зеленая тень. Она словно из неоткуда нарисовалась прямо за стеклом, прижала к нему свою вызывающе нелепую, странную физиономию.

Это существо как будто пришло совершенно из другого, застрявшего в далеком прошлом мира. У него были длинные черные усы, концы которых свисали почти до самого подбородка. На бритом черепе красовался всего один клок волос, половина которого была окрашена в синий, другая в желтый цвет. Этот диковинный чуб жиденьким замусоленным хвостиком сползал с макушки на узкий лоб, нависал над левым глазом, что никак не способствовало полноценному зрению. Но, похоже, владелец данного украшения невероятно гордился им, холил, лелеял и даже регулярно смазывал каким-то блестящим парикмахерским гелем. Повстречать такого человека было одновременно и смешно, и страшно. Смешно ― потому, что своим обликом он невероятно напоминал игривую рыбку-сомика из так всем полюбившихся уличных аквариумов. Страшно ― потому, что это был самый настоящий атомщик.

Среди нагрянувших на «Энигму» хозяев оказались атомщики, и это было плохо… очень плохо! Договориться с ними не представлялось ни малейшей возможности. Атомщики отличались жестокостью, озлобленностью, упрямством, неадекватностью поступков и, главное, неприязнью, почти отвращением ко всем чужакам. Наличие всех этих «замечательных» качеств объяснялось очень просто ― именно такими их и создали.

................................................................

Корн вспомнил все это, когда смотрел на бандита, который пытался заглянуть внутрь павильона и разузнать, что за кавардак там происходит. Для этой цели он даже с двух сторон прикрыл лицо ладонями, тем самым соорудив нечто вроде водолазной маски, стеклом которой являлся прозрачный полимер витрины.

Отпустить рукоять винтовки и поднять руки оказалось не самой удачной идеей. Когда грабитель с большой дороги отчетливо разглядел дуло лазерного пистолета, глядящее ему прямо в грудь, предпринять что-либо он уже просто не успевал.

Сергей выстрелил без малейших колебаний, причем два раза подряд. Алые росчерки во мгновение ока испарили прозрачный синтетический материал и влетели в камуфлированную грудь бандита. Вспухли белесые грибы зловонного дыма, и даже сквозь толстый стеклоблок охотник расслышал характерное отвратное шипение.

Атомщик грузно осел на землю. Как память о нем перед Сергеем остались лишь две оплавленных дыры, да затуманенный температурным воздействием стеклопласт.

Для того чтобы разбить прозрачную панель и вырваться наружу, охотнику требовалось произвести еще как минимум полдюжины выстрелов, наметить проем, который затем можно будет высадить ударом его тяжелого ботинка. Смекнув это, Корн уже собирался вновь надавить на спуск, однако его опередили. Витрина прямо таки взорвалась от мощного лазерного залпа, грянувшего снаружи.

— Берегись! — выдохнул юноша и вместе со соей драгоценной ношей отпрыгнул назад. Сергей сделал это очень вовремя, поскольку то место, где он только что стоял, тут же прошила стая смертоносных импульсов.

То, что карауливший снаружи атомщик был не один, как говорится, в доказательствах не нуждалось. Но помимо этого новгородец уяснил еще кое-что: бандиты прекрасно знали планировку этого «милого» заведения и предприняли все меры, дабы, ни в коем случае, не упустить его простодушных посетителей. При таком раскладе молодым людям оставалось лишь одно — драться и как можно подороже продать свои юные жизни.

Корн оттолкнул Вику подальше от себя и поднял оружие. Он не стал стрелять в тех, кто находился снаружи. Пока еще они не видели его, а он их. Что ж, пусть так и остается хотя бы ближайшие несколько секунд. За это время охотник успеет упокоить кого-нибудь из тех молодчиков, что уже вломились внутрь ресторана.

В просветах меж заваленных награбленным товаром стеллажей действительно мелькал по меньшей мере десяток колоритных фигур, как нельзя лучше подходящих на роли покойников. Именно одну из таких личностей в куртке из черного под кожу пластика Сергей и поймал в прицел своего ЛП-17.

Вот сейчас все и начнется… по-серьезному. Начнется, и скорее всего, быстро, очень быстро закончится… Эта мысль шквалом пронеслась в голове юноши, однако на удивление она не вызвала ни страха, ни паники. Все, что заполнило его душу, была лишь обида, горечь и досада. Он еще столько не сделал, не увидел, не испытал, а главное не успел отомстить. Ахмед так и будет жить под этим небом, жировать, заражать чудовищным вирусом зла этот и без того многострадальный мир.

Часть этой черной силы юноша отчетливо разглядел в человеке, которого держал на прицеле. Дьявольщина, она пришла и сюда, она словно ползет вдогонку за Сергеем, и от нее не спрятаться, не укрыться, ее можно лишь победить, остановить такой же грубой и безжалостной силой. Осознав все это, жестянщик судорожно надавил на спуск. Хозяин в кожанке дико взвыл, выронил из рук оружие и повалился в густой бурелом из столов и стульев. Убит ли он или только ранен, новгородец так и не понял, однако бесспорным являлось лишь одно — эта хищная тварь теперь уже больше не опасна.

Буквально в тот же миг по Корну ударил шквал лазерного огня. От него плавились металлические полки, вспыхивала разложенная на них одежда и утварь, едким химическим дымом исходили пластиковые отделочные панели. Один из импульсов черкнул по камуфлированной куртке охотника и больно обжог его бок.

То ли эта боль, то ли инстинкт самосохранения швырнул Сергея на пол, заставил вжаться в такие замечательные, надежные, гладкие, а главное холодные плиты. Это было спасение, настоящая благодать, правда, всего лишь на миг. Та часть сознания, которую не затмила боль, немилосердно рекомендовала приготовиться к смерти. Ожидая того мгновения, когда один или сразу несколько лазерных импульсов с шипением развалят ему череп, охотник весь напрягся и крепко сжал веки.

Гневный и одновременно отчаянный женский крик, гудение и всполохи лазерных выстрелов произвели эффект ледяного дождя, который неожиданно пролился юноше прямо на голову, остудил ее и заставил очнуться. Первое что увидел Сергей, когда открыл глаза, была Вика. Проститутка засела за каким-то довольно крупным агрегатом, который оказался здесь, так как тоже выставлялся на продажу, и, практически не отпуская спускового крючка, поливала ворвавшихся в павильон хозяев веером смертоносного лазерного огня. Делала она это безалаберно и неумело, но зато с неистовством и яростью загнанного в угол зверя. Именно этот сумасшедший напор и спас Корна, заставил хозяев на несколько спасительных мгновений позабыть о его существовании.

Устройство, за которым пряталась девушка, походило на воздушный ионный регенератор, предназначенный для довольно крупного помещения, павильона, зала или даже целого дома. Очень дорогая вещь с массой разнообразных функций, одну из которых сейчас по достоинству и оценила юная новгородская воительница. Машина состояла из крупных титановых модулей, которые, как выяснилось, оказались практически не пробиваемы для ручного лазерного оружия. Именно благодаря этой счастливой случайности Виктория все еще и оставалась жива. Но так не могло продолжаться долго. Бандиты рано или поздно пристреляются, да к тому же режим, в котором вела огонь девушка, вел к резкому обвалу энергоресурса пистолета, это, конечно, если до того напичканный разнообразными микродатчиками Р-67 не самозаблокируется в следствии перегрева.

Осознав все это, Сергей вскинул свой пистолет, дабы немедленно прийти на помощь компаньонке. Однако понимание того, что он лежит на голом полу под защитой всего лишь кучи дымящегося тряпья, не позволило охотнику опрометчиво надавить на спусковой крючок.

— Ей не поможешь и сам пропадешь, — проскрежетал себе под нос юноша, после чего стал лихорадочно подыскивать хоть какое-нибудь укрытие.

К сожалению, сколь-либо стоящей позиции жестянщику обнаружить так и не удалось. Вокруг находились лишь насквозь простреливаемые стеллажи, прятаться за которыми Корн уже пробовал. Ничего путного из этого не вышло. Эх, а вот если бы удалось их завалить…! Тогда усиленные промышленные полки превратятся в настоящие защитные экраны, с толстым металлом которых пистолетный импульс может и не совладать.

Охотнику ничего не оставалось, как испробовать именно этот вариант. Выстрелами в упор Сергей подрубил две стойки ближайшей многоярусной конструкции. Тяжелый стеллаж сразу заметно накренился, и это явилось неоспоримым плюсом. Минус же состоял в том, что жестянщик вновь привлек к себе внимание. В Корна тут же полетело сразу несколько багровых росчерков, от которых тот едва увернулся, резко откатившись в сторону.

— Вика, прикрой! — взревел юноша, хотя был вовсе не уверен, что проститутка сообразит, что именно от нее требуется.

Однако она сообразила. Компаньонка мигом перенесла огонь на жирного чувака в каком-то ли плаще, то ли балахоне из металлизированной ткани, который находился ближе других к Сергею. Это именно он заставил молодого новгородца вытирать собой пол в этом гребаном бандитском супермаркете.

Желание поджарить практически беззащитного противника у бандита было столь велико, что тот почти наполовину высунулся из-за одной из толстых колонн, поддерживающих свод павильона. В тот же миг переведенный на «быстрый» огонь Р-67 буквально взорвал жирное хозяйское брюхо. Дымящиеся кишки ублюдка вместе со вспыхнувшими ошметками металло-полимерной ткани разлетелись по всему ресторану, вызвав у остальной хозяйской братии нешуточное замешательство. Очевидно, в кармане балахона у бандита была припрятана термо-граната, в которую точнехонько и угодил один из зарядов. Стрельба сразу заметно стихла, послышались какие-то нечленораздельные то ли стенания, то ли проклятия.

Тогда-то молодой охотник и смекнул, что настал его час. Он вскочил на ноги, прыгнул и со всей силы плечом влетел в болезненно накренившийся стеллаж. Железная громада будто ждала именно этого толчка, после которого без всякого дополнительного принуждения отправилась на свидание с полированными плитами пола.

Грохот от удара оказался сравним со взрывом авиабомбы, по крайней мере именно так показалось Сергею, очутившемуся в самом эпицентре лязга и скрежета. Произошло это потому, что юноша не стал дожидаться пока громоздкая конструкция окажется на полу, и сам прыгнул вслед за ней. Не поступи Корн именно так, и он рисковал остаться без всякого прикрытия у абсолютно голой, практически расстрельной стены.

Когда все стихло и жестянщик стал приходить в себя, первое, о чем он подумал, это — пистолет. Где лазерник? Не обронил ли он его во время падения? Оказаться безоружным именно сейчас, когда Сергей находится в эпицентре внимания всех этих «милых» ребят с большой дороги, было бы очень некстати.

Барахтаясь среди груды разнообразных свалившихся на него предметов, юноша с ужасом понял, что пистолет действительно куда-то запропастился. И вот как раз именно в этот самый малоприятный момент на него кто-то набросился сзади. Кто именно, новгородец понять не успел, он лишь краем глаза заметил юркую тень, мелькнувшую на фоне проломленной витрины.

Это те, что караулили снаружи! Черт, не уследил! Прорвались сволочи! — промелькнуло в голове у юноши.

Что все обстоит именно так, Сергей понял, когда почувствовал горячее дуло лазерного пистолета, прижатое к своему затылку. В тот же миг злющий, словно змеиный голос прошипел ему на ухо:

— Все кончено! Прикажи этой суке бросить пистолет, иначе я тебя грохну!

Это был женский голос, который охотник сразу узнал. «Милая» барменша! Вот кто составлял компанию тому любопытному атомщику, которого Сергей поджарил прямо через витринное стекло. Теперь понятно кто указал бандитом тот единственный путь, на котором новгородцы имели хоть какой-то шанс на побег.

— Не стреляй!

Молодой человек выдохнул фразу, продиктованную самым обычным примитивным первородным страхом. Правда, только эту слабость Корн себе и позволил. Уже в следующее мгновение охотник подчинялся лишь ненависти да холодному, жаждущему мести разуму. Смешавшись, подобно компонентам бинарного боеприпаса, эта гремучая смесь немедленно вспыхнула и подтолкнула Сергея к действию.

Конечно же, требовать от Виктории опустить ствол он ни за что не станет, а то девочка еще раскиснет, да сдуру возьмет и послушается. Что же тогда остается? А остается лишь одно — действовать самому.

— Не стреляй, — еще раз, уже совсем покорно попросил юноша. — Я же тебе ничего не сделал.

Жестянщик стоял на коленях, горбился, боязливо вжимал голову в плечи, стараясь выглядеть совершенно сломленным и побежденным, а сам в это время подыскивал то, что могло послужить ему оружием. Одновременно с этим юноша лихорадочно соображал, как отвлечь свою пленительницу.

— Я сказала оружие на пол! — барменша истерично завизжала, на этот раз больше обращаясь к Вике, чем к Сергею.

— У меня есть деньги! Много денег! Возьми их, только не убивай! — охотник неожиданно придумал ту наживку, на которую девица определенно могла клюнуть. — Вот бери!

Не дожидаясь пока грабительница что-либо ответит, молодой человек медленно извлек свой бумажник, зажал его в руке и отставил ее в сторону. Что в ответ на этот поступок выстрела не последует, Корн был почти уверен. Туго набитый баблом лопатник сконцентрирует на себе все внимание алчной бестии. Глядя на него, та на какое-то мгновение позабудет обо всем на свете.

Увидать, сработал ли его план, новгородец не имел ни малейшей возможности. Оставалось надеяться, что да. Именно с этой надеждой юноша и подхватил с пола уже несколько секунд как присмотренный портативный дорожный фаббер. Прямоугольный металлический контейнер хорошо лег в руку, его тяжесть мигом внушила уверенность… даже не уверенность, а скорее решимость идти до конца.

— Э-эх! — выдохнул охотник и резко, словно дискобол метающий диск, крутанулся вокруг своей оси.

Барменша не смотрела на него. Ее взгляд был всецело прикован к той точке пространства, в которой только что находился заветный бумажник. Рыжеволосая фурия даже уже тянула туда свои скрюченные холеные пальчики. Но, как говорится, жадность фраера сгубила. Справедливость этой древней поговорки «королева автостоянки» в полной мере ощутила, когда увесистый прибор влетел ей прямо в ухо.

Нанося удар, Сергей отклонился в сторону. Сделал он это вовсе не по каким-то там канонам рукопашного боя, а просто подчинившись внутреннему чутью, инстинкту самосохранения, спрятался, отстранился от смертельной опасности, воплощенной в образе хромированного ствола безотказного германского Р-67.

Надо же, точно такой, как и у Вики, — мозг охотника чисто автоматически зафиксировал совершенно бесполезную подробность. Правда, она тут же вылетела из головы юноши, вернее, ее вышибла ослепительная алая вспышка. Рыжеволосая все же успела надавить на спуск, и не увернись Сергей заблаговременно, в его голове преспокойно могла образоваться симпатичная дымящаяся дырка.

— Ах ты, стерва! — рассвирепевший клиент паркинга «Энигма» наконец произнес то, что должен был высказать еще полчаса назад, когда с него содрали целых 250 юаней за какую-то пару паршивых, почти что просроченных консервов.

К сожалению, а может к счастью, смысл произнесенной охотником фразы так и не дошел до сознания адресата. Удар фаббером сделал свое дело, и барменша стреляла уже практически в бессознательном состоянии. Затем алчная тварь зашаталась и обмякла. Из ее ослабевшей руки вывалился пистолет, который со стуком… Ага, черта с два! Никакого стука! Корн не дал лазернику даже приблизиться к полу и перехватил его прямо на лету. Для этого охотник без сожаления пожертвовал набитым купюрами бумажником. Плевать на деньги! Главное оружие! Сейчас только оно означало спасение, а стало быть и жизнь.

На глухой удар, с которым в полированные плиты пола впечаталось бесчувственное женское тело, облаченное в эксклюзивные шмотки от самого Якиты Омы, жестянщик даже не обернулся. Да пусть себе хоть башку надвое расколет! Не жалко! Одной тварью меньше!

Победа над рыжеволосой, как, впрочем, и следовало ожидать, вызвала одобрение лишь со стороны Виктории. Проститутка даже на пару секунд прекратила палить из лазерника и продемонстрировала напарнику нечто среднее между улыбкой и звериным оскалом. Что же касается всех остальных посетителей ресторана, то им поступок незнакомца почему-то не понравился, причем настолько, что последние засыпали новгородца настоящим шквалом лазерного огня. Дабы не быть поджаренным, Сергею пришлось сигануть под защиту им же самим сооруженной баррикады.

Вставшие на дыбы полки от мощных промышленных стеллажей действительно кое-как держали попадания пистолетных импульсов, и это означало, что юноша, наконец, получил возможность поддержать свою компаньонку огнем.

Первой же серией выстрелов охотник ранил одного из особо рьяных хозяев, но и сам тут же получил несколько ожогов. Лазерный импульс, который расплавил часть полки, окатил новгородца фонтаном из капель раскаленного металла.

— Вика! — Корн заорал больше от отчаяния, чем от боли. — Отходи к витрине! К дыре! Мы здесь долго не продержимся!

Девушка прекрасно расслышала напарника, но даже не двинулась с места. Она словно приросла к ионному генератору, за которым скрывалась.

— Беги, я сказал! — чтобы прикрыть отступление девушки, охотник вновь открыл остервенелую пальбу.

Сергею и впрямь удалось оттянуть на себя большую часть огня, благодаря чему Виктория и решилась. Девушка вскочила на ноги, сделала шаг по направлению к разгромленной витрине, но тут в каких-то сантиметрах от ее лица пронеслось сразу несколько огненных молний. Проститутка испуганно вскрикнула и отскочила назад, юркнула в свое надежное проверенное укрытие.

— Я не могу! — простонала она.

— Эй, придурок! — страх девушки словно подзадорил атакующих. — Сдавайся, иначе мы твоими кишками елку во дворе украсим. Как тебе такая новогодняя потеха?!

Слова были адресованы только лишь Сергею, из чего следовало, что Викторию бандиты вообще не ставят ни в грош. Предложение сделал среднего роста кряжистый мужик в черной бейсбольной кепке, какие массово носили в конце двадцатого, начале двадцать первого веков. Он укрылся за углом того самого огнестойкого простенка, за который молодым новгородцам так и не удалось проникнуть. Этого субъекта Корн заприметил и выделил из числа остальных хозяев еще перед началом боя, когда бандиты только лишь вламывались в павильон. Причина тому была простая — на этом человеке оказалась одета всем хорошо знакомая, приметная издалека куртка полицейского с характерными желтыми полосками на груди и рукавах. Помнится, у юноши даже радостно екнуло сердце. Ура! Полиция! Мы спасены! Но на деле все вышло совершенно иначе — этот самый «спаситель-полицейский» оказался никем иным, как главарем банды.

— Оглох что ли? Я тебе говорю! — бандит напомнил охотнику, что тот чересчур долго молчит.

— Дайте нам уйти, и больше никто не умрет! — Сергей предложил собственный вариант. По своей наивности и неопытности он и впрямь надеялся, что потеряв нескольких человек, хозяева сочтут, что добыча им не по зубам и предпочтут не усугублять конфликт.

— Оставишь мобиль и девку, а сам можешь проваливать на все четыре стороны, — последовал ответ полицейского бейсболиста или бейсбольного полицейского.

Так уж получилось, что в тот самый момент, когда атаман хозяев делал свое «великодушное» предложение, Сергей глядел на Вику, а потому видел, как лицо девушки вдруг стало бледнее мела, а затем всю ее затрясла, заколотила крупная дрожь. Виктория даже чуть не выронила свой пистолет.

— Вика!

Чтобы привлечь внимание компаньонки, охотнику пришлось ее довольно громко окликнуть, практически гаркнуть. Когда проститутка подняла на него свои округлившиеся от ужаса глаза, юноша отрицательно покачал головой. Сделал он это с самым решительным видом, тем самым давая понять, что ни за что на свете не оставит свою боевую подругу.

— Даем тебе минуту! — голос главаря прозвучал вновь.

Минута, — повторил про себя Корн. — У тебя всего лишь минута для того, чтобы придумать, как выкрутиться из этой припаршивейшей истории.

Наметанный глаз охотника и разведчика уже давно определил, что нагрянувшие в «Энигму» хозяева вооружены лишь только легким лазерным оружием. Окажись у них что-либо посолидней, хотя бы тот же «вышибала», и все, тю-тю… Молодые новгородцы не протянули бы и пяти минут. Сергей подумал об этом и на мгновение задержал свой тоскующий взгляд на противоположном конце павильона. Именно там за чисто вымытой стеклопластовой стеной виднелась крыша их трофейного «Бронехаммера». Эх, добраться бы до него, поднять оконные блистеры, а дальше пусть палят, сколько влезет! Композитная броня армейского внедорожника выдержит и не такое. Один раз Сергею довелось поставить этот эксперимент самолично…

Ну вот, помечтал и будет! — юноша решительно одернул сам себя не давая воспоминаниям затуманить разум. — Срочно включи мозги и изобрети нечто менее фантастическое!

Выполнить этот данный самому себе приказ у Корна так и не получилось. Отведенная им минута истекла, и как только это произошло, весь окружающий мир утонул в настоящем шквале лазерного огня.

Высунутся из укрытия было практически невозможно, поэтому охотник отвечал лишь редкими одиночными выстрелами, причем почти не целясь. При этом он отчаянно молил лишь об одном, чтобы металл стеллажа устоял, по крайней мере, до тех пор, пока кому-то из хозяев не потребуется перезарядка. Вот тогда-то интенсивность обстрела упадет и можно будет попробовать…

Увы, эта надежда так и осталась лишь надеждой. Два лазерных росчерка, выпущенные чьей-то умелой рукой, угодили практически в одну точку и таки прожгли толстую стеллажную полку, служившую новгородцу основной защитой. Охотник словно в замедленной съемке наблюдал, как вздувается раскаленный пунцовый фурункул, как тот прорывается и как сгусток смертоносного раскаленного «гноя» выстреливает ему прямо в грудь.

Острая жгучая боль буквально ослепила молодого жестянщика, заставила его изогнуться в дикой судороге, с размаху швырнула на холодные плиты пола. На какое-то мгновение Сергею даже показалось, что он не в состоянии дышать, что у него больше нет легких. А как же иначе, их ведь выжег, испепелил беспощадный лазерный импульс!

Судорожным, чисто инстинктивным движением охотник попытался заткнуть зияющую в груди дыру. Под пальцами оказалась горячая оплавленная синтетика армейской куртки, ошметки разорванной застежки и еще какой-то твердый продолговатый предмет, однако затуманенный ужасом мозг категорически отказывался признавать очевидное. Боль, первобытный страх смерти, да еще не на шутку разыгравшаяся фантазия рисовали совершенно иную картину: развороченные кости, дымящиеся куски мяса, черная спекшаяся кровь. Представив все это, юноша обреченно застонал.

Вместе с этим стоном до сознания Сергея достучался еще какой-то совершенно посторонний звук. Это был тоненький, но вместе с тем очень настойчивый писк, который исходил… Нет, не может быть! Исходил он из его собственной вдрызг разваленной грудной клетки. Не зная, что и подумать, молодой человек медленно опустил глаза.

На удивление никакой дыры у себя в груди Корн не обнаружил, не было даже крови, только серый дымчатый нагар от прогоревшего камуфляжа. Однако все это служило лишь фоном. Главное, на чем сфокусировался взгляд охотника, был маленький трепещущий огонек, который подмигивал ему своим зеленым глазком.

Сергею потребовалось несколько бесконечно долгих мгновений, чтобы узнать пульт АДУ. Небольшой приборчик вывалился из-под прожженной куртки и угодил прямо в руку жестянщику. Стараясь зажать свою не существующую рану, молодой человек сдавил его, чем заставил электронику протестующе заверещать.

Активное Дистанционное Управление! Название молнией полыхнуло в голове охотника. Черт побери, как можно было забыть! Ведь вот же он, этот заветный путь к спасению!

Корн мигом позабыл о страхе, обо всем, что произошло с ним всего лишь минуту назад. Юноша рванулся, попытался приподняться и тут же был наказан за свою опрометчивость и самонадеянность. Острая боль пронзила всю левую сторону тела, тем самым продемонстрировав, что ранение все же реальность, а вовсе не плод его затравленного и перепуганного воображения.

У молодого охотника оказалось обожжено все левое плечо. Очевидно в самый последний момент Сергею все же удалось увернуться и избежать прямого столкновения с убийственным лазерным плевком. Пострадало лишь плечо, правда, серьезно пострадало: выгорела не только кожа, но и солидный кусок дельтовидной мышцы. От жуткой боли юноша даже не мог пошевелить рукой.

— Сергей! Сереженька! Ты слышишь меня?! — охотник вдруг понял, что его зовут, и скорее всего продолжали звать уже достаточно долго.

— Я… я в порядке, — продолжая лежать на боку, молодой человек медленно повернул голову и так же медленно кивнул растерянной и испуганной Вике. — Сейчас… Попробуем кое-что сделать.

За воем и шипением выстрелов Виктория, конечно же, не расслышала слов своего напарника, но похоже для поддержания духа девушке хватило уже и того, что он оказался жив. Она даже немного осмелела:

— Держись! Я переберусь к тебе. Я помогу!

— Назад! — взревел Корн. — Не высовывайся!

Приказ охотника прозвучал как нельзя более вовремя. Девушка замерла за регенератором, который буквально тут же уподобился праздничному фейерверку, разбрасывающему ослепительные искры и брызги раскаленного метала.

— Все, хана агрегату. Теперь его только на металлолом. Да… тут рыжая пролетела с прибылью, — злорадно прошипел жестянщик и перевел взгляд на крохотный экранчик пульта Активного Дистанционного Управления.

Это было очень необычно. Сергей никогда раньше не сталкивался с чем-либо подобным. Как только PIP-имплантат установил контакт с АДУ, все зрительное поле разделилось на две находящиеся одна над другой панорамы. Нижняя отражала события, которые юноша видел своими собственными глазами, верхняя демонстрировала взгляд на мир с точки зрения видеосенсора, установленного в кабине армейского «Бронехаммера». Как только молодой человек концентрировал свое внимание на одной из этих картинок, она мигом увеличивалась в размере и занимала собой две трети от общей видимости.

Все очень походило на какую-то компьютерную игру, если бы ни одно «но». Здесь убивали по-настоящему, и доказательством тому служил тошнотворный запах гари, обугленного человеческого мяса и крови, от которого то и дело к горлу подкатывал рвотный ком. Охотнику вовсе не улыбалось добавить к этому букету еще и аромат их с Викой поджаренных внутренностей, а потому он поспешил мысленно скомандовать: «Пуск. Первая передача. Обороты 7000».

О том, что электроника войскового мобиля в точности исполнила полученный приказ, Корн догадался по донесшимся с улицы обескураженным воплям хозяев, по белесым клубам дыма от пробуксовки широких огнестойких колес.

— Вперед! Разгон! — молодой человек завопил уже в полный голос. — Дави их, гадов!

Компьютер внедорожника вряд ли понял последнюю часть команды, особенно определение «гады», но ему с лихвой хватило и первой. Взвыв мотором, «Бронехаммер» рванулся вперед и настоящим всесокрушающим тараном влетел в огромную витрину павильона. Посыпался дождь битого стеклопласта, по броне загрохотали покореженные обломки монтажных профилей, замелькали разбегающиеся, словно тараканы, фигуры бандитов.

Один из таких сутулых камуфлированных силуэтов двигался недостаточно быстро, и Сергей без всякой жалости подмял его под колеса тяжелого армейского монстра. Без всякой жалости… Да, это была правда, дикая, грубая, грязная, немыслимая всего лишь день назад правда — вчерашний мальчишка, школьник и впрямь научился убивать.

Воспользовавшись замешательством хозяев, охотник через весь павильон погнал мобиль к тому месту, где они с Викторией держали оборону. Выглядел этот рывок довольно эффектно. «Бронехаммер», завывая мотором, несся сквозь ряды стульев и столов, давил их и будто шрапнель расшвыривал образовавшиеся обломки. Корн даже на какое-то мгновение поддался гипнозу скорости, мощи, могущества и разрушения.

Именно в этом-то и заключалась его грубейшая ошибка. Юноша не успел вовремя затормозить, и тяжелая машина с ходу влетела в опрокинутый стеллаж. Конструкция тут же пришла в движение, с душераздирающим скрежетом поползла по полу и поволокла охотника вслед за собой. Сопротивляться этому напору, равно как и отскочить куда-нибудь в сторону, у Сергея не было ни сил, ни возможности. Все, что смог предпринять молодой новгородец, это лишь вцепиться в тяжелые мощные профиля и следить, чтобы те не переломали ему кости. Боль в обожженном плече была жуткая, левая рука почти не слушалась, но молодой жестянщик продолжал держаться и как мантру все твердил и твердил одну и ту же команду: «Стоп! Стоп! Стоп!».

Когда лязг и скрежет наконец стих, у Сергея едва хватило сил, чтобы поднять голову и оглядеться.

— О, нет…!

Именно этот стон вырвался из груди юноши, когда он понял, что бушующая железная волна отшвырнула его от внедорожника шагов на пятнадцать-двадцать. Правда, была и удача: «Броехаммер» замер прямо около Виктории и теперь полностью заслонял девушку от огня рассвирепевших хозяев.

— Вика, внутрь! Забирайся внутрь! — Корн собрал последние силы и заорал во всю мочь.

Не известно, как компаньонка, но вот враги его расслышали и тут же полоснули по своему обидчику полудюжиной лазерных импульсов. Судя по всему, бандиты с большой дороги уже оправились от неожиданной атаки вдруг ожившего бронированного монстра, причем не просто оправились, а прямо таки взбесились, когда осознали, что такая ценная добыча имеет все шансы от них ускользнуть.

— Серега, я сейчас! Я подъеду! — молодой человек не видел девушки, но по звуку ее голоса понял, что та уже внутри бронемобиля.

Неужто сумеем… прорвемся?! — в душе охотника затеплилась робкая, но от этого не менее хмельная надежда. Она вспыхнула, как ослепительно яркий метеор на чернильно-черном ночном небе, и точно так же, как метеор, и погасла. Произошло это в тот самый миг, когда Сергей засек здоровенного, бритого под ноль атомщика, ввалившегося в павильон прямо через проделанный «Хаммером» пролом. В обтягивающих серебристых лосинах, коротком ядовито-синем полушубке и огромных космических ботинках с крупными ярко-желтыми сигнальными вставками он выглядел совершенно несуразно. О том, что в дело вступил еще один гребанный атомщик, Корну подсказало доминирование желтого и синего цветов в нелепом гардеробе отморозка. Атомщики почему-то очень любили данное цветосочетание и применяли его к месту и не к месту.

Новгородец подумал об этом и тут же обнаружил еще одно желто-синее пятнышко. Его образовывали две жирные полоски, довольно похабно нанесенные на передний конец небольшой, сантиметров семьдесят в длину трубы, которую здоровяк держал в своей украшенной перстнями лапе. Вся остальная часть трубы имело грязно-зеленую промышленную окраску, на ее боках виднелись две откидные рукояти и внушительный электронно-оптический прицел.

При виде данного устройства у Сергея гулко екнуло сердце. Гранатомет с активным нанозарядом! При помощи точно такой штуковины герои его любимых кинобоевиков превращали в груды мелкой металлической пыли сверхтяжелые штурмовые танки и многослойные бронированные купола опорных крепостей. Поэтому было даже страшно представить, что это оружие сделает с легкобронированным мобилем!

— Шевелись, Барби! — крик атамана был адресован именно амбалу в серебристых лосинах. — Уйдут ведь, суки!

Инстинкт самосохранения среагировал на опасность гораздо быстрей, чем разум. Лежа на боку, придавленный грудой свалившегося с полок хлама, Корн вскинул каким-то чудом не утерянный Р-67 и практически не целясь надавил на спуск.

Как выяснилось, глаз у молодого охотника даже теперь оставался острый, а рука верная. Деградант по кличке Барби получил огненную стрелу точно в горло. Мощный лазерный импульс пережог шейные позвонки, отчего лысая голова атомщика запрокинулась назад и повисла на одной из уцелевших мышц, словно тряпичный капюшон. Здоровяк по инерции сделал еще один, самый последний в своей жизни шаг, после чего со всего маху грохнулся на пол. Рядом с хозяином стукнулось о полированные плиты и его смертоносное оружие.

Разделавшись с гранатометчиком, новгородец вздохнул с облегчением. «Милашка» Барби упал очень удачно. Совершенно открытое пространство, на котором громоздилась его туша, отлично простреливалось с того места, где укрылся юноша. А это значило, что до гранатомета бандитам не добраться, по крайней мере, пока Сергей будет оставаться здесь, пока он будет держать эту позицию.

Охотник подумал об этом и тут же вздрогнул, как от удара электрического тока. Как здесь?! Как эту позицию?! Он ведь должен… непременно должен сесть в мобиль! Ведь именно для этого все и затевалось!

Запрыгнешь в «Хаммер», и эти уроды мигом дотянутся до гранатомета, — внутренний голос тут же напомнил горькую безжалостную правду. — Тогда ты… нет, не только ты, но еще и Вика… Вы вдвоем превратитесь в жидкую кровавую кашу, обильно сдобренную порошком из металлокерамических приправ.

Неожиданно здоровенная черная тень нависла над жестянщиком, а по ушам ударила знакомая смесь гула, воя и рокота. Повернув голову, Корн увидел наползающую зеленую громаду «Бронехаммера». Седевшая за рулем проститутка довольно уверенно сдавала назад, стремясь вогнать мобиль между охотником и обстреливающими его бандитами.

— Когда я скажу, прыгай в кабину! — прокричала девушка в полуоткрытую пассажирскую дверь.

— Нет! — молодой охотник отчаянно замотал головой, после чего послал пару огненных импульсов в сторону самого смелого из хозяев, который попытался рвануться к оброненному гранатомету.

— Не понимаю! — Вика не поверила своим ушам. — Прыгай, я говорю!

— Уезжай! — Сергей махнул в сторону разбитой витрины. — Я прикрою!

— Мы уедем вместе!

— Замочат к чертовой матери! У них гранатомет! Я видел!

Виктория наверняка плохо себе представляла, что за штука этот самый гранатомет, но от слова «замочат» ее лицо сразу превратилось в гипсовую маску.

— Но, как же… — растерянно пролепетала девушка.

За грохотом боя Корн не расслышал эти слова, а скорее прочел их по губам компаньонки.

— Вдвоем нам не уйти! — выкрикнул охотник, не переставая поливать огнем участок, на котором развалился «красавчик» Барби. — А так хоть ты спасешься!

Не успел охотник произнести эти слова, как по кабине внедорожника ударила целая стая алых росчерков. Вспыхнули и погасли огненные облачка, на броне вздулись раскаленные оспины, а в незащищенном блистером боковом стекле образовалась аккуратная дымящаяся дырка. Виктория взвизгнула от страха и какой-то тряпкой стала судорожно сбивать огонь с загоревшегося подголовника своего сидения.

— Вали, я сказал!

Сергея взбесило упрямство девушки, и он тут же выместил свою злобу на том самом бандите, который отстрелялся по «Хаммеру». Убить не убил, но, кажется, до угольков спалил ублюдку левое ухо.

Когда охотник вновь глянул на внедорожник, дверь кабины уже оказалась закрыта. Сквозь дырявое, слегка помутневшее от температурного воздействия стекло было видно лицо девушки, ее руки судорожно вцепившиеся в рулевое колесо. Вика сидела недвижимо, словно манекен и тупо глядела сквозь полуприкрытое блистером лобовое стекло. Губы заметно шевелились, как будто она уговаривала саму себя, а может читала какую-то древнюю молитву.

— Блин, тупая овца! Я что тут задарма должен подыхать! — в ярости прорычал охотник и выстрелил прямо поверх капота бронемобиля.

Огненный росчерк пронесся точно перед глазами девушки, расцветил ее лицо алым отсветом. Вика вздрогнула и очнулась. Сперва она хотела повернуть голову и еще раз поглядеть на Сергея, но так и не решилась, наверняка побоявшись утратить крепость своего и без того хлипкого духа. Жестянщик прекрасно понял ее и не осудил.

— Давай, родная. Давай! — поторопил он.

Виктория словно услышала своего компаньона. «Бронехаммер» тут же взвыл мотором и резко рванулся с места. Уже через секунду тяжелый мобиль разворотил стеклянную стену и вылетел на парковку. Мигнув стоп-сигналами, машина с заносом развернулась и прямо через покрытый грязно-рыжей травой газон понеслась в сторону Твери. Глянув ей вслед, молодой жестянщик тихо прошептал:

— Прощай, подруга.

Это была чистейшая правда, ведь Вика так навсегда и останется тем самым последним верным другом, которым Сергея Корна перед смертью наградила сумасбродная леди-судьба.

Опубликовано 27.11.2014

Читать главу 14>>
Написать отзыв на книгу

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-3 Уважаемые читатели, на моем сайте находится рабочая версия романа, которая подгружалась сюда в процессе его написания. Полный издательский текст можно приобрести в интернет-магазине Андрея Курза.