Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

МАРОДЕРЫ

Глава  10

Россия.
Тверской федеральный округ.
Западный сектор. Квадрат 376/18.

Подствольник разрядился с негромким глухим хлопком. Вылетевшая из него тридцатисантиметровая управляемая ракета класса «Москит-С» включила двигатель и по замысловатой кривой ушла за тот самый инкубатор, в котором пробуждался смертоносный «Шквал».

Глядя вслед огненной точке, капрал затаил дыхание и сжался в комок. Получится или нет? Если — «нет», то все, амба! Сваливать уже поздно. В округе метров на сто не обнаруживалось ни одного стоящего укрытия, из чего следовало, что все они автоматически превращаются в покойников. Если — «да»… А вот тогда, в покойников превратится кто-то другой, уж об этом Штык точно позаботится.

Взрыв прогремел в самой гуще строений, это Зыков видел совершенно отчетливо. Теперь лишь оставалось выяснить, какую именно цель накрыла ракета. Уничтожена генераторная или Виккерс разворотил один из гребанных инкубаторов, которых ближе к центру фермы понатыкано, будто грибов после дождя. Стараясь понять это, капрал приложил к глазам бинокль и навелся на амбразуру, из которой всего минуту назад извергался неистовый поток смертоносных частиц.

Двадцатикратного увеличения, которое обеспечивал цифровой зум «ПН-300», оказалось вполне достаточно, чтобы разглядеть совершенно неподвижное дуло излучателя. «Шквал» глядел куда-то вправо и вверх, словно собирался палить по туче громко каркающего воронья, слетевшегося к ферме чуть ли не со всей округи.

Что, бродяги, ждете? Жрать охота? — глянув на птиц, Штык кровожадно ухмыльнулся. — Будет вам жратва. Сейчас все будет!

— Бегом! К стене!

Капрал первым вскочил на ноги и что есть духу припустил к инкубатору. Он прекрасно понимал: система безопасности фермы уже переведена на резервный источник питания. Она вот-вот перезапустится, и тогда вновь подключатся веерные лазерные установки, образующие вторую линию обороны. Эти машинки комплектуются ториевыми батареями, так что часов двадцать могут молотить полностью автономно. Они бы уже сейчас палили без остановки, кабы находились в режиме «страж», а не всецело подчинялись главному компьютеру. Но тут, слава богу, подфартило, вернее хитроумный владелец фермы серьезно лоханулся, считай, самолично проделал лазейку в собственной обороне. Что ж, за это ему огромное человеческое спасибо! Штык знал, как воспользоваться таким подарком.

От позиции, которую группа занимала в лесу, и до инкубатора со «Шквалом» оказалось всего метров триста. Это расстояние мародеры преодолели меньше чем за минуту. Они успели как раз вовремя. Как только все шестеро один за другим вжались в длинную камуфлированную стену, за их спинами началось великолепное лазерное шоу.

— Красотища! А, мужики?! — выкрикнул капрал, перекрикивая зловещее гудение веерников, шипение испаряющихся под ударами лазеров луж, треск вмиг высыхающей и тут же вспыхивающей травы. — Точно красотища! — теперь Зыков хрипло зареготал и одобряюще хлопнул рядового Виккерса ладонью по шлему. Молодец, мол, сукин сын!

— Ага! Круто! — в один голос подтвердили Коровин, Алферов и уже окончательно пришедший в себя Солома.

— Прямо праздник! Типа как на прошлый Новый год, когда Корова нажрался в дупель и надумал картошку на «Хантере» жарить. Помните? Все сковородки нахрен переплавил! — поделился своими ощущениями Жора Хомяк, чем заставил заржать уже абсолютно всех, включая самого Коровина.

Наемники строили дурацкие рожи, улюлюкали и обменивались тычками. Они радовались своей солдатской удаче, которая уберегла их сегодня от лютой смерти. Да, разумеется, дельце еще далеко не закончено, но только дальше все будет очень просто и ясно, дальше их уже никто и ничто не сможет остановить.

Первую лазерную установку нападавшие снесли древним как мир, можно сказать, дедовским методом. Курт метров на двадцать зашвырнул свой войсковой ранец, а когда на него сработала система наведения веерника, Виккерс высунулся из укрытия и спокойно выпустил в легкобронированный инкубатор вторую из своих вакуумных ракет. Он даже не особо целился, просто бабахнул в стену, и панельное сооружение сложилось как невесомый карточный домик.

Начиная с этого момента, оборона фермы практически перестала существовать. Последнее что мешало наемникам свободно ворваться внутрь, были две лазерные установки, располагавшиеся слева и справа от только что уничтоженной. Вместе они частично дублировали погибшую систему, простреливая примерно семьдесят процентов закрепленного за ней сектора. Само собой, оставались еще другие тридцать или иными словами узкая полоска земли, куда подстраховывающие веерники не добивали. Но здесь Штык каким-то внутренним чутьем почувствовал лажу или, выражаясь понятней, подлую ловушку. Если для обороны фермы использовали лазерные установки четвертого поколения и выше…

Четвертое поколение это уже вовсе не простые автоматические системы реагирующие на тепло, звук и движение, это настоящие киборги, в электронные мозги которых забита программа «умный стрелок» или того хуже «охотник». Такая машина могла самостоятельно просчитывать вероятное поведение цели, траекторию движения и менять позицию для ее эффективного уничтожения. Так что капрал был вовсе не уверен, что в самый неподходящий момент в инкубаторе не откроется какая-нибудь другая вентиляционная решетка и из нее не ударит веер смертоносного огня. Вот тогда тю-тю… шесть обугленных, отвратно смердящих трупов в оплавленных кусках кевларовой брони. За такую перспективку Зыков еще раз крепко «поблагодарил» неизвестного строителя гребанной свинокрепости и мысленно завязал для памяти узелок. Мол, это тебе тоже зачтется, гад!

Капрал поделился подозрениями со своими людьми и нашел полное понимание со стороны продвинутого Виккерса и многоопытного Коровина. Оба солдата предлагали не рыпаться, пока не заткнется хотя бы еще одна установка. У Коровина даже созрел план как именно обтяпать данное дельце, но на удивление он не потребовался. Совершенно неожиданно проблема решилась сама собой.

В инкубаторе, находившемся на правом фланге прорыва, вдруг прогрохотал взрыв. Ослепительно белое пламя вырвалось из бойницы, вентиляционных труб на крыше и решеток в стенах. Жар внутри оказался столь велик, что всего через несколько секунд панели, из которых был сделан модуль, буквально потекли, и на них образовались здоровенные оплавленные дыры.

— Что за чертовщина такая?! — Штык наморщил лоб.

— Похоже на фосфорную гранату, — предположил Жора Хомяк.

— Какая еще, к дьяволу, граната?! Откуда?! — прорычал капрал, который терпеть не мог всяких непоняток.

— Тогда, считай, один из бриков рванул, — съязвил Алферов. — Протух от жары ну и того… Бабах! Свининка по стенам.

Штык ничего не ответил, лишь косо взглянул на шутника. Затем взял наизготовку свой четырехствольный Ремингтон SK-41 и коротко скомандовал:

— За мной, макаки! Закончим это дрянное дельце!

Между второй и внутренней линией инкубаторов никаких сюрпризов не обнаружилось, хотя капрал их очень даже ожидал. Может мины или охотничьи капканы, или еще какая-нибудь гадость… От этих проклятых свинарей можно ожидать чего угодно. Но нет. Ничего такого. Сканирование, которое постоянно проводила система безопасности, дало негативный результат. Только одни следы… многочисленные отпечатки человеческих ног на пропитанной влагой земле и ковре из опавшей листвы. Капрал включил распознавание и через минуту получил результат: на ферме могло находиться от шести до восьми человек, из них две женщины, один ребенок младше десяти лет.

Ого, целая куча народу! — подумал Штык. — Интересно, где они все поныкались? Скорее всего, в жилом модуле, но на всякий случай стоит проверить и инкубаторы. А то что-то не охота оставить у себя в тылу какого-нибудь придурка с гауссовкой или того хуже с плазмометом. Эта мысль тут же воплотилась в приказ, который капрал и отдал на общем канале.

Наемники быстро распределили между собой наиболее опасные объекты. Инкубатор, на двери которого красовалась цифра «7», достался Штыку и Алферову. Счастливое число, — подумал капрал. — Посмотрим, как оно все выйдет на самом деле.

Электрический открыватель двери не работал, и это вовсе не потому, что вырубилось основное энергоснабжение фермы. Просто его уже давным-давно демонтировали, и сейчас из гнезда, предназначенного для кнопки пускателя, торчали лишь два одиноких оборванных провода.

М-м-да… — промелькнуло в голове у Зыкова. — За содержание «Шквалов» приходится платить. Аборигены экономят энергию где и как только получится.

— Ну чё, я дерну, а ты страхуй? — шепотом поинтересовался Алферов, как будто его могли услышать внутри модуля.

— Дергай, — Штык кивнул и буквально упер стволы штурмового карабина в срез дверной панели.

— На счет «два». — Курт рукой, затянутой в боевую силиконовую перчатку с обрезанными пальцами, взялся за толстую дверную скобу. — Готов? Тогда… Один. Два!

Как только тяжелая широкая дверь с рокотом откатилась в сторону, капрал навел оружие на массивный стеллаж до самого потолка забитый прямоугольными контейнерами из ударостойкого пластика. В них шевелилась и подергивалась темно-розовая масса, пронизанная тонкой паутинкой кровеносных сосудов. Никакого другого движения в помещении пока не наблюдалось.

Не сговариваясь, два наемника прыгнули внутрь и, прижавшись друг к другу спинами, взяли на прицел оба конца длинного полутемного помещения.

— Чисто! — через мгновение доложил рядовой.

— Чисто, — опуская оружие, согласился с ним капрал.

Число «7» и впрямь оказалось счастливым… ну, или, по крайней мере, удачным. Инкубатор не таил в себе опасности, да к тому же оказался основательно набит уже полностью созревшими свиными бриками.

Капрал медленно и оценивающе прошелся взглядом по упрятанным под прозрачный пластик тушам. Когда-то это были обычные свиньи: лапы, уши, хвосты, ну и все прочее, что полагается нормальному зверю, но за последние полсотни лет многое изменилось. Стараниями генной инженерии свиньи превратились в лишенные шкур прямоугольные брикеты, втиснутые в пластиковые банки. Восемьдесят процентов веса это чистое мясо, остальное — примитивные внутренние органы, сосущие питательную смесь через одни вживленные трубки и выводящие продукты жизнедеятельности через другие. Для того чтобы живой организм функционировал, пришлось сохранить часть нервной системы и крошечный мозг. Правда, как уверяли живодеры-генетики, по развитию он находился на уровне каких-то там жаб или рыб, на что Зыков всегда позволял себе легкое сомнение. Как говорится навидался…

— Лева, а ведь они того… чувствуют, — Курт словно прочел мысли капрала.

— Кто чувствует? — Штык прекрасно понял, что именно имеет в виду молодой солдат, но ему жуть как не хотелось углубляться в эту тему, тем более сейчас.

— Брики, — Алферов ткнул стволом винтовки в сторону стеллажей. — В них ведь консервант прямо в живых закачивают. И я видел, как их начинает трясти, а те до кого консервант еще не дошел, словно чуют приближение смерти. И тогда…

— Сопли утри! Юный натуралист хренов! — рыкнул на рядового капрал. — Технология такая. Другой пока не придумали. Да и всем глубоко насрать. Главное, чтобы мясо было. Вон ты, к примеру, жрешь свининку за обе щеки и не давишься. — Окончательно закрывая тему, Штык вызвал остальных свих людей: — Эй, макаки, как там у вас? Доложите!

— В «8-ом» чисто! — вышел на связь Хомяк.

— В «20-ом» веерник Искра-5 стоял. Вырубил я его к чертовой матери. От греха подальше, — сообщил Солома.

— «23-й» пустой, — голос Виккерса заглушали небольшие помехи. — Мы с Коровой сейчас к «9-му» подходим. — Прямо за ним жилой модуль.

— Не высовывайтесь пока. Мы скоро, — капрал махнул рукой Алферову и первым рванул к выходу.

— Давайте пошустрее. У меня руки чешутся накостылять этим уродам, — ответил Виккерс. Секунд на десять снайпер замолчал, а затем его очень довольный голос проскрежетал на весь эфир: — Вижу остатки генераторной. Ох и разворотил я ее… Просто в гавно!

К этому моменту Штык с напарником уже успели добежать до «10-го» инкубатора, за которым их поджидали Солома и Хомяк. Модуль номер «9» оставался справа метрах в пятидесяти. Метнув туда свой быстрый взгляд, капрал увидел две камуфлированные фигуры, которые вскрывали одну из вентиляционных решеток. Зыков мигом просек намерения Виккерса и Коровина. Вход в «9-й» инкубатор находился с другой стороны и великолепно просматривался из жилого модуля. Так что проверить его обычным способом, не угодив под огонь из окон, было просто невозможно. Наемникам ничего не оставалось, как прощупать объект гранатой.

Капрал только об этом подумал, как внутри строения полыхнуло. Белое пламя, вмиг деформировавшиеся стены, потеки металла и оплавленные дыры, из которых словно из турбо-печи с ревом вырывается раскаленный, серый от копоти и пепла воздух. Все, как тогда, когда неожиданно рванул инкубатор с веерником…

Штык подумал об этом, но никаких выводов сделать так и не успел. Все мысли переколошматил возглас, вернее возбужденный боевой рев Жоры Хомяка:

— Выходим! Сейчас! Под шумок!

— Стоп! Куда, нахрен, впереди старших?! — капрал оттолкнул снайпера. — Я первый! А вы, трое, за мной… по сигналу!

Выскочив из-за угла, капрал оказался с торца строения. Здесь его могли видеть только из двух окон жилого модуля: из одного на первом и одного на втором этаже. Так как зарешеченное окошко на первом этаже было очень маленьким и находилось довольно высоко, наверняка под самым потолком, бывалый солдат счел его неудобным для стрельбы, а стало быть относительно безопасным. Само собой, что капрал тут же сосредоточил все свое внимание на двустворчатом окне второго этажа. И правильно сделал, потому что именно оттуда на него глядели. Кто именно Штык не мог сказать, но что за двойным оконным стеклом кто-то стоял, это факт.

Неожиданно отдаленный треск догорающего инкубатора потонул в шипении плавящегося металлопласта, вспышках лазерного огня, ругани, стонах и отчаянных криках Виккерса:

— Снайпер! Второй этаж! Корову задело! Кто-нибудь поддержите огнем!

Начиная с этого момента, капралу стало не до раздумий. Повинуясь скорее рефлексам, чем разуму, он надавил на спуск и разом послал четыре мощных импульса по фигуре, маячившей в окне второго этажа. Попал или нет, Штык так и не понял, однако оконный стеклоблок буквально вскипел и раскаленной шрапнелью выстрелил наружу. Под аккомпанемент этого взрыва Зыков заорал дурным голосом:

— Все ко мне! Прикрывать наших!

Штык не стал дожидаться подхода своей группы, а стремглав кинулся вперед. По пути он перепрыгнул через три или четыре довольно толстые металлокерамические трубы, подведенные к инкубатору, и уже через пару секунд был готов к бою.

Выглянув из-за угла, капрал наконец увидел весь жилой модуль целиком. Это было прямоугольное двухэтажное здание, собранное из пенобетонных панелей. Четыре окна на втором этаже, два на первом, плюс небольшое крыльцо с узкой железной дверью. Маскировочная термосеть накрывала здание с хорошим запасом, отчего казалось, что это здоровенный гриб-боровик, надумавший посоревноваться в размерах с росшими вокруг лесными великанами. Все выглядело добротно и культурно. Наверняка при других обстоятельствах Штык мог даже похвалить добросовестных работящих хозяев, но только не сейчас. Сейчас все впечатление портила пара лазерных винтовок, не переставая палящих из крайнего правого окна. Иногда к ним присоединялся еще один ствол из соседнего проема. Он стрелял редкими одиночными импульсами и, судя по всему, доставлял Виккерсу с Коровиным куда больше хлопот, чем его двое других ошалевших то ли от страха, то ли от ненависти собрата.

— Точно снайпер, — проскрежетал себе под нос капрал и без промедления нажал на спуск своего карабина.

Четырехствольный SK-41 недаром прозвали «вышибалой». Четыре мощных импульса, как бы собранные в один увесистый кулак, обладали не только высокой пробивной, но и недюжинной ударной мощью. Они сработали, будто осколочно-фугасный снаряд старой, лет так тридцать как снятой с вооружения пушки и разворотили полуметровый кусок стены, а вместе с ней и половину оконного блока. Снайпер сразу заткнулся, как, впрочем, и две другие винтовки из соседнего окна.

— Ага, ссыте, когда страшно! — прошипел Штык и тут же добавил по общей связи: — Огонь по окнам! Не давайте канальям высунуться!

Демонстрируя, как именно это следует делать, капрал пару раз нажал на спуск и превратил позицию снайпера в бесформенное черное отверстие исходящее клубами густого смрадного дыма.

Если вовремя не свалил из комнаты, то ему капец, — пронеслось в голове наемника. — Вот так их и надо держать! В страхе! Чтобы носу не могли высунуть, суки!

На приказ командира откликнулись сразу четыре ствола. В крайнее правое окно, в то самое, из которого несколько секунд назад палили вражеские винтовки, влетела целая стая коротких лазерных импульсов из СЛВТ. Это был привет от Виккерса, который уже успел оттащить Коровина в укрытие и теперь вступил в бой. Вначале коллегу поддержал Жора Хомяк, но видя, что активность в окне равна нулю, снайпер отыскал себе другую цель. На пару с Алферовым они принялись разносить последнее четвертое окно второго этажа.

Тоже мне защитники Брестской крепости! — Штык вспомнил покрытое пылью и паутиной выражение, смысл которого уже доподлинно никто и не помнил. — Нашли, блин, позицию! Пенобетон! Фигня, а не материал! Да его вон… гауссовка крошит, будто мягкую рассыпчатую халву.

И правда гаусс-винтовка Соломы извергала целый поток смертоносных закаленных игл, которые медленно, но уверенно разъедали зарешеченные оконные проемы первого этажа. Это походило на работу пескоструйной машины, безжалостно уничтожающей слои старой ржавчины. Единственное что практически не поддавалось оружию, так это толстые решетки. Сделанные из какого-то очень прочного сплава и основательно заглубленные в стены, они на удивление стойко противостояли воздействию игл. Соломе предстояло истратить не одну обойму, чтобы сковырнуть хоть одну из этих конструкций.

Капрал понял это и мигом поднял свой карабин. Он навел «вышибалу» на ближнее окно… да так и не нажал на спуск. Старый матерый наемник вдруг подумал, что хитроумные… Нет, отставить! Что подлые свинари могли ждать именно этого, то есть, когда он, Штык, вместе со своими парнями полезет в модуль через окна и двери. А раз ждут, то обязательно приготовили горячую, в прямом смысле этого слова, встречу. Может, затаились и держат все входы и выходы на прицеле или, того хуже, поставили мины или какие-нибудь ловушки. У этих сволочей, судя по всему, мозги и впрямь здорово работают!

Итак, приравняв защитников фермы к опытным бойцам, капрал решил действовать соответственно. Будет вам, суки, сюрприз!

Штык пару раз пальнул в ближайшие от него окна и тут же припустил прямо к жилому модулю. Стрелял Зыков скорее по инерции, по накрепко вбитой в самые недра мозжечка привычке. Хотя в реальности особой опасности не было. Вряд ли среди фермеров сейчас отыщется смельчак, решившийся хотя бы приблизиться к окнам, а уж тем более из них высунуться. Ребята уделают имбецила в два счета.

Оказавшись около стены модуля, капрал, ни секунды не раздумывая, пальнул в нее из своей несказанно «деликатной» пушки. Когда пыль и дым рассеялись, выяснилось, что лазерные импульсы выжгли в пенобетоне лишь небольшое округлое углубление размером с обеденную тарелку. Этого было явно не достаточно, а потому мародер поднял оружие вновь.

— Штык, лазером тут не возьмешь, — запыхавшийся голос Соломы прозвучал у капрала за спиной. — На первом этаже стены офигеть толстые. Я эту гребанную решетку так и не сколупнул.

— Черт с ней, с решеткой, бей здесь! — Зыков отступил в сторону. — Мне нужна дырка, глубокая, сантиметров двадцать. Чего ждешь?! Огонь, твою мать!

Солома не особо въехал, для чего именно капралу потребовалась ковырять стену, но вопросов задавать не стал. Он просто перевел гауссовку в режим «сврхзвук-2» и принялся доделывать работу, перед которой спасовал знаменитый «вышибала» унтера.

В максимальном разгонном режиме гауссовка издавала глухие хлопки, продолжением которых становились настоящие взрывы, выбивающие из стены облачка едкой пыли и шрапнель битого щебня. На все это великолепие Штык глазеть не стал. Держа «Ремингтон» наготове, он быстро окинул взглядом подступы к модулю, отыскал Виккерса и Алферова.

— Эй, макаки, не расслабляться! Держите окна! Где, нахрен, Хомяк?!

— Спокойно, Лёва, я на позиции, — передал по связи снайпер. — Движения внутри не наблюдаю.

— Хорошо, — капрал слегка успокоился. — Всем приготовиться! Сейчас будем входить.

Произнеся эти слова, Зыков сорвал с пояса гранату и привычным движением перевел ее на фугасный подрыв, при котором все поражающие элементы распадаются в мелкие, практически безвредные металлические опилки. После этого Штык оттолкнул Солому:

— Хорош, бурильщик, а то дорвался, блин!

Затем капрал уверенно впихнул темно-зеленый цилиндр в подготовленную для него дыру, отскочил в сторону и на весь эфир прогорланил стандартную команду:

— Внимание, взрыв!

Опубликовано 14.08.2014

Читать главу 11>>
Написать отзыв на книгу

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-3 Уважаемые читатели, на моем сайте находится рабочая версия романа, которая подгружалась сюда в процессе его написания. Полный издательский текст можно приобрести в интернет-магазине Андрея Курза.