Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

ОРУЖЕЙНИК

Книга  третья

Пилигримы проклятых земель

Глава  3

На нижний уровень можно было попасть двумя путями: либо двинуть по огромной дуге транспортного туннеля, либо спуститься по узкой крутой пешеходной лестнице. Я выбрал туннель. Хотя этот путь был гораздо длиннее, но зато и гораздо надежнее. Его не могла закупорить никакая аномалия, в то время как на лестнице то и дело появлялась «трясина» или «Дед Мороз», а то чего доброго и «суховей» повеет. Нет, все же для экскурсий вниз я предпочитаю туннель.

Сперва мы шли молча. Тишину подземного комплекса нарушил лишь звук шагов да позвякивающее скрежетание волочащихся за нами цепей. Лучи фонарей выхватывали из темноты то участки бетонного пола, то серые стены с бездонными дырами распахнутых дверей, то зарешеченные клетки мощных грузовых подъемников.

— Слыш, Максим, — через полсотни шагов Леший не выдержал и заговорил: — Как ты тут шастаешь в одиночестве? Жутко ведь до усрачки!

— Жутко? — я ухмыльнулся. — Эх, друг мой Андрюха, я ведь помню хранилище совсем другим. Это моя вотчина, мой, так сказать загородный дом.

— Скорее погреб. Картошку тут хорошо хранить. Мыши от страха передохнут, — буркнул Леший и посветил на решетку одного из подъемников. — Лифт что ли?

— Лифт, — я кивнул, хотя в темноте это вряд ли кто-нибудь мог разглядеть. — Здесь их восемнадцать. По три на каждой площадке. Предназначены для эвакуации техники в случае, если основные выезды буду заблокированы.

— А сколько всего выездов?

— Четыре.

— Четыре? — в голосе Загребельного послышалась тревога.

— Не волнуйся, — успокоил я приятеля. — Один основательно завален, три других надежно заперты. Объект строили на совесть.

— Помимо четырех выездов существует еще восемнадцать лифтовых шахт, а значит восемнадцать выходов на поверхность. Это знаешь ли...

— Нет никаких выходов, — перебил я приятеля. — Выпускные модули продавливаются через толщу земли при первом подъеме.

— Хитро, — похвалил подполковник ФСБ. — Такого я даже у янкисов не встречал.

— А что доводилось «инспектировать» их объекты? — не стану говорить, что я очень удивился.

— Всяко бывало.

Подполковник ФСБ, как всегда, ответил очень уклончиво. Можно подумать, что старые секреты сверхдержав сейчас кого-то интересуют. Я подумал об этом и покосился на Главного. Почему-то до сих пор он молчал, как рыба, и только лишь слушал, причем слушал очень внимательно. Может и интересуют, — пронеслось у меня в голове. — Только вот что кроется за этим интересом?

— Мы начинаем спуск, — мои мысли словно принудили нашего знакомого заговорить. — Полковник, как насчет того чтобы провести небольшой инструктаж?

— Поддерживаю, — присоединился к предложению ханха Леший. — Начни с заземления. — Андрюха попробовал почесать запарившееся под металлическими пластинами тело. Через бушлат сие никак не получилось, и чекист раздраженно зашипел: — На кой черт все это нужно?

— Тихо!

Я замер на месте, так как был уверен, что услышал звук. Загребельный с Главным натолкнулись на меня сзади. Мы стояли плотной группой и шарили лучами фонарей по уходящему вглубь туннелю.

— Вы слышали? — я обратился сразу к обоим своим спутникам.

— Я нет, — ответил Главный.

— Сквозняк вроде подвывал, — сообщил о своих наблюдениях Андрюха.

— Подвывал, — согласился я. — Только, скорее всего, не сквозняк, а кое-что другое, вернее, кое-кто другой. — Задумавшись, я даже не заметил, как произнес: — Любопытно, смирный он сегодня или нет?

— На что это ты намекаешь? — Леший поудобней перехватил автомат.

— Мне иногда кажется, что этот уровень живой, что он дышит, стонет, наблюдает за мной.

— Ну, ты того... палку-то не перегибай, — потребовал Загребельный.

— Можешь сам проверить, — я опустил луч фонаря на цепь заземления, которая тащилась по бетону вслед за чекистом. — Возьми ее в руку, так, чтобы пола не касалась, и иди. Посмотрим, надолго ли тебя хватит.

Отсвет от моего фонаря упал на лицо Загребельного, и мне показалось, что тот всерьез раздумывает над моим предложением. Что так оно и есть, стало понятно буквально через несколько секунд. Подполковник и впрямь нагнулся и подхватил конец цепи.

— Не прочувствуешь на своей шкуре, не поймешь с чем имеешь дело, — очень решительно заявил он.

Смелый, чертяка! Я улыбнулся сам себе и скомандовал:

— Щуп держим прямо перед собой, как копье, гвоздем вперед. Если шляпка начнет светиться, останавливаемся и пробуем быстренько обойти аномальный участок. Если почувствуете не лице холод, сразу затаить дыхание и три шага назад.

— А аэрозоль зачем? — Чтобы освободить руки, Леший закинул цепь себе на плечо и теперь пытался сделать выбор между щупом и автоматом. Что в какую руку взять? Что сейчас более важное, а чем можно будет воспользоваться чуть погодя?

— Аэрозоль это мой вам подарок.

— С подполковником вроде все ясно, — процедил Главный. — Он получил дезодорант, а вот со мной... Ветров, может растолкуешь, для чего мне средство от тараканов?

— Ничего личного, — от негромкого гаденького смешка удержаться так и не удалось и это даже несмотря на всю серьезность ситуации, на все ловушки и опасности скрывающиеся буквально по-соседству. — Например, у меня полироль для мебели. А для чело все это надо? Потом поймете. — Я осветил своих компаньонов фонарем. — Ну, что, готовы? Тогда двинули потихоньку!

Половину туннеля мы прошли без приключений, и у меня слегка отлегло от сердца. Видать на нижнем уровне все было не так печально, как я ожидал. Удача! А та «трясинка», что я повстречал в каптерке...

— Черт побери! Вот зараза! — Неожиданный возглас Лешего прервал мои мысли.

— Что еще?

— Вляпался во что-то. Ты не предупреждал, что у тебя тут коровы гуляют. Нагадили прямо посреди дороги.

— Стой и не рыпайся, — приказал я и тут же добавил: — Всем погасить свет!

Зеленоватая лужа проявилась на пятой или шестой секунде темноты. Она была довольно большая. Разлилась практически во всю ширину туннеля, а кое-где, вконец обнаглев, даже вскарабкалась на стену.

— Это что за хрень? — Леший выругался, но дисциплинированно выполнял мой приказ и оставался на месте.

— Сдавай назад! Выбирайся из лужи!

Мое новое распоряжение Загребельный выполнил с куда большим энтузиазмом, чем первое.

— Вроде выплыл, — стало слышно, как Леший топает по бетону, пытаясь очистить ботинки.

— Успокойся, чистые они у тебя, — я попробовал остановить приятеля.

На слово он мне не поверил. Включив фонарь, Загребельный осветил свои ноги. Берцы и впрямь оказались почти чистыми, их покрывал лишь тонкий слой цементной пыли. Заинтригованный подполковник ФСБ сдвинул луч немного вперед, аккурат на то самое место, где до этого стоял сам. Бетон там выглядел чистым, гладким и на вид твердым, короче, таким, каким ему и полагалось быть.

— Не понял, — метр за метром Леший осматривал пол.

— Шаг вперед и загрузнешь по щиколотку, еще шаг — по колено, а дальше я не пробовал. «Трясина» называется.

— Интересно, — задумчиво протянул Главный.

— Ничего интересного, — отрезал я. — А ну, Андрюха, гаси фонарь!

Новый приступ темноты заставил «трясину» проявиться вновь, и я с раздражением отметил, что для прохода нам оставалась лишь узкая полоса у одной из стен. Да и ту с минуты на минуту могла поглотить ненасытная аномалия.

— За мной, бегом марш! — скомандовал я и первым кинулся вдоль берега зеленоватого озерца. Чтобы пройти, пришлось буквально прилипнуть к стене, скрести по ней пуговицами, пряжками и стволами автоматов.

Когда же «трясина» наконец осталась позади, Леший позволил себе поинтересоваться:

— А назад как?

— Разберемся, — заверил я приятеля и включил фонарь.

— Неуютно тут как-то становится, — пробурчал Андрюха и последовал моему примеру.

Погоди, то ли еще будет, — подумал я и мельком глянул на цепь заземления, которая все еще продолжала висеть у Лешего на плече.

Чертовщину, которая творилась на нижнем уровне, Загребельный реально стал ощущать шагов через тридцать. Сперва в тишине подземелья прозвучал щелчок предохранителя на его автомате. Сразу же после этого подполковник начал судорожно дергать лучом из стороны в сторону. Складывалось впечатление, что чекист пытается кого-то засечь, что этот неведомый некто появляется лишь на мгновение, а затем прячется внутри бетонных стен. Страхи приятеля мне были очень даже знакомы и понятны. Что-то подобное чувствовал и я, когда спускался сюда раньше без всякого снаряжения.

О том, что мы ступили на площадку № 4, подсказало ставшее вдруг необычайно гулким эхо от шагов, да разметка на полу. К этому моменту Леший вообще раскис. Он тяжело дышал, вжимал голову в плечи, все время дергался и вот-вот мог начать палить из автомата. В кого? Уверен, что этого он не знал и сам.

Сжалившись над приятелем, я снял цепь заземления с его плеча и бросил ее на пол. Среагировав на звук падения, Загребельный рванул оружие, однако я был готов к этому и не дал стволу развернуться в нашу с Главным сторону.

— Отставить! — чтобы Леший хоть немного очухался пришлось гаркнуть ему в самое лицо.

Тот вздрогнул и ошарашено замер, но, слава богу, спустя несколько секунд облегченно расслабился.

— Ну-ну... все уже. Проехали, — я успокаивающе похлопывал Андрюху по спине, а сам пытался продышаться от «изысканного аромата» желтой плесени.

— Они на меня смотрели, — наконец выдавил из себя подполковник, не замечая никого и ничего вокруг. — Они были везде. Они что-то пытались со мной сделать. Они ненавидели меня.

— Да кто они? — не выдержал Главный, который в последние полчаса почему-то не отличался особой разговорчивостью.

— Не знаю, — Леший обреченно понурил голову. — Сейчас я не могу вспомнить.

— Хорошо работает твое изобретение, — похвалил меня ханх.

— Ты знаешь, что тут творится? Что за невидимки облюбовали этот уровень?

— Пока нет, — признался Главный.

Ответ его прозвучал как-то не очень уверенно, и я подумал, что это не совсем так. Возможно ханх о чем-то все-таки догадывался, только говорить не хотел. Интересно, почему?

Однако эта мысль занимала меня совсем недолго. Следовало побыстрее добраться до складов, а затем валить отсюда. Я поднял палку так, чтобы гвоздь на ее конце оказался чуть повыше моего лица и первым шагнул вглубь подземелья. Склад, что мы искали, находился на площадке № 5, а значит до него еще топать и топать.

Мои спутники двинулись следом. Наверное со стороны мы выглядели какими-то первобытными туземцами, вооруженными примитивными копьями. Наша троица, крадучись, пробиралась по глубокой темной пещере и отчаянно надеялась, что она не облюбована ни пещерным медведем, ни саблезубым тигром.

Мы шли прямо через центр площадки. Луч моего фонаря строго следовал по разметке, а фонари моих компаньонов выхватывали из темноты шеренги массивных колонн слева и справа. Вроде было все тихо и пустынно, ни одного живого существа вокруг, ни единого даже самого малейшего движения или шороха. И все же внутри у меня все леденело от чувства чьего-то присутствия, недоброго взгляда. Так бывает, когда оказываешься в одной комнате со своим лютым недругом. Вам приходится терпеть друг друга, но всеми потрохами, самой кожей вы чувствуете неприязнь, отвращение и угрозу исходящую друг от друга. Конечно же, я знал, что так и будет, и мысленно готовился ко встрече с нижним уровнем, а вот Леший и даже Главный... Для них все это стало полной неожиданностью, жутью, от которой подрагивали руки, а по телу ползли крупные мурашки. Я это точно знал, потому как помнил свои первые послевоенные визиты в это место.

Мы благополучно миновали площадку № 4 и вошли в новый транспортный туннель. Набитые через трафаретку надписи на стенах, жгуты кабелей, забранные в решетки светильники. Фонари лишь на секунду выхватывали их из темноты, и только лишь на долю секунды я задерживал свой взгляд на всем этом. Основное внимание было приковано к палке, которую я держал в руке, вернее к гвоздю на ее конце. Тут мне вдруг пришло в голову, что надо бы предупредить идущих за следом товарищей, а то небось пялятся по сторонам, а о главном совсем забыли. Только я открыл рот, как слева-сзади послышался короткий возглас очень похожий на громкий вдох.

Я прекрасно понял почему у Главного получился именно этот звук. Он проворонил, прошляпил «Деда Мороза» и вдохнул ледяной, словно жидкий азот воздух.

Чтобы как следует разобраться в ситуации времени уже не оставалось. Пришлось прыгать прямо на звук. До какого-то там спецназовца, который во мгновение ока сбивает противника хитрой подсечкой, мне было далеко, поэтому все, на что сподобился старый танкист, был толчок в живот. Будто игрок в регби, я ударил Главного плечом и, продолжая это движение, толкнул его что есть силы. Во время своего броска голову я старался держать как можно ниже. Если уж и меня шибанет, то наш поход за запчастями может закончиться весьма и весьма печально.

На пол мы повалились вместе. В неверном свете оброненных фонарей я увидел как серебрится иней на лице и шапке моего подопечного. Радовало лишь одно — Главный дышал. Я чувствовал это по его часто и конвульсивно вздымающейся груди.

— Что случилось? — Леший осветил нас и тут же ринулся на помощь.

— Назад! — я вскинул руку, останавливая приятеля. — Не двигайся! Подними палку и следи за гвоздем.

Загребельный так и сделал. Он даже, как я и учил, стал водить ею из стороны в сторону.

— Вот и молодец, — переводя дух, я наблюдал за приятелем.

— Да что за хрень тут твори...

Леший не успел договорить. Гвоздь на конце его щупа вспыхнул бледно-голубым мертвенным сиянием. За ним потянулся полупрозрачный, но четко различимый шлейф.

— Отходи, — приказал я.

Не дожидаясь пока Андрюха выполнит это распоряжение, я стал оттягивать Главного подальше от аномального участка. Отступив метра на три, мы оказались в относительной безопасности. «Дед Мороз» движется медленно, да к тому же не спускается к самому полу. Для того чтобы преодолеть эти три метра, ему потребуется четверть часа, не меньше.

— Как он? — голос Загребельного прозвучал совсем рядом. Видать Андрюха не только пятился назад, а еще и постепенно приближался к нам с Главным.

— Живой, — на вопрос чекиста ответил сам пострадавший.

— Хорошо что живой, — я одобрительно похлопал своего подопечного по холодной, влажной от подтаявшего инея груди и стал подниматься на ноги.

— Что это было? — когда острота момента спала, Леший вновь вернулся к своему вопросу.

— «Дед Мороз», — выдохнул я.

— Кто?

— Название сам придумал, — мне пришлось сознаться. — А что, не нравится?

— Да мне насрать как называется, — признался подполковник. — Ты лучше объясни, что это за штука такая и чего от нее можно ожидать?

— Доставай баллончик, в смысле аэрозоль, — вместо ответа потребовал я. — Или ты думаешь я ее тебе просто так дал?

С этими словами я нагнулся и забрал у Главного его «Дихлофос». Во время падения мой полироль вывалился из кармана и куда-то закатился. Теперь искать его в темноте было крайне затруднительно.

Зажав в одной руке фонарь, а в другой серебристый цилиндр с черной стрелой и изображением лежащего кверху лапами таракана, я покосился на приятеля:

— Готов?

Леший кивнул.

— Свети в пол и равномерно распыляй смесь прямо перед собой. Начинаем по моей команде.

Я сделал шаг вперед, затем еще полшага, а когда почувствовал, что в лицо повеяло холодом, нажал на дозатор баллончика.

В первое мгновение в воздухе вспыхнуло лишь небольшое серебристое, искрящееся вмиг замерзшими капельками пятно. Но я продолжал уверенно вжимать клапан и все насыщал и насыщал ядовитым туманом пространство впереди себя.

Похожее на тучного средневекового монаха создание материализовалось прямо из клубящегося ледяного тумана. Разглядеть детали, как всегда, не представлялось возможным, только общие контуры тела. Однако, даже невзирая на всю нечеткость расплывчатость этой странной фигуры, становилось понятным: ледяной монстр тянет к нам свои ужасные хищные руки.

Я был готов увидеть это страшилище, а вот Леший... Андрюха так и не нажал на спуск своего дезодоранта. Он словно каменный истукан остался стоять рядом и выпученными глазами глядел на демона, которого я выудил уж неизвестно из какого мира. Ладно, я простил подполковнику эту его слабость и выдавил остатки «Дихлофоса» в пространство по соседству с привидением. Там тут же возникла вторая фигура. Точно такое же страшилище, только гораздо большего роста. Остатков аэрозоли хватило лишь на воссоздание его мощного торса.

Через несколько секунд ледяной туман стал оседать. Привидения тут же смазались, превратились в белесые вертикальные мазки, которыми художник закрашивает неудавшееся полотно.

— Срань Господня! — протянул наконец пришедший в себя Леший.

— Эльфы, — подал голос все еще лежавший на полу Главный.

— Какие еще нахрен эльфы... — начал я и сразу осекся. — До меня вдруг отчетливо дошло, что ханх знает этих уродов, и название «эльфы» это ни какая-то там случайно пришедшая на ум метафора, а имя собственное, данное давным-давно. — Ты их знаешь? — Я наклонился к Главному. — Давай, выкладывай!

— Помоги встать, — мнимый белорус протянул руку.

Когда мы с Лешим поставили его на ноги, Главный прижал ладони к своему побелевшему лицу и попытался его отогреть. Я выделил ему на это занятие ровно десять секунд, по истечении которых раздраженно рявкнул:

— Не тяни! Говори что знаешь об этих бестиях! Они настоящие? Живые? Опасные?

— Если бы это были настоящие эльфы, то мы все были бы мертвы, — пробубнил ханх. — Они не выносили присутствия чужого разума, они считали себя единственной расой, достойной власти над этой планетой, а в перспективе и над всей вселенной. Мы так и не смогли переломить их агрессивность.

— Стоп! — выдохнул я. — Ты сказал «над этой планетой»? Ты имел в виду Землю?

— Она тогда называлась несколько по-иному, — Главный подвинул мою руку с фонарем так, чтобы луч не бил ему в глаза. — Эльфы ваши предшественники. Их жизненный цикл был прерван около семи миллионов лет тому назад, и планету стали перестраивать под углеродные формы жизни.

— То есть под нас? — подал голос молчавший до этого Леший.

— То есть под вас, — согласился ханх.

— Я где-то слышал, что жизнь на Земле насчитывает не один миллиард лет, — подполковник ФСБ усомнился в словах инопланетного гостя.

— Каждый мир должен иметь свою собственную историю, — Главный немного виновато улыбнулся. — Мы никогда не забываем об этом позаботиться.

— Значит все эти окаменелые динозавры...

— Выражаясь вашим языком подделка.

— Выходит, наша планета заселялась несколько раз? — Правда о птеродактилях и всяких там бронтозаврах, конечно, была очень интересной, но сейчас меня занимало нечто совершенно иное.

— Шесть, если быть абсолютно точным, — на лице Главного отразилось сожаление. — Одни расы уничтожили себя сами, другие были признаны опасными и...

— Значит и мы опасные? — осклабился Леший. — Как по мне, так отзыв весьма лестный.

— Нет, — ханх отрицательно покачал головой. — Вы относитесь к первой категории, разница лишь в том, что вместе с собой вы готовились уничтожить саму планету, наш шедевр, нашу гордость.

— Угораздило же... — Леший многозначительно хмыкнул. — Родились бы на планете попроще, может вы бы о нас и забыли.

Ханх ничего не ответил, только печально усмехнулся. И по этой его улыбке, по огонькам, блеснувшим в глубине глаз, я понял: черта с два, Создатели не забывают о своих творениях.

В этот момент луч одного из фонарей случайно коснулся плеча Загребельного. И оно заискрилось первыми кристалликами молодой изморози.

— Берегись!

Я схватил Андрюху за грудки и рванул его сперва на себя, а когда тело подполковника разогналось, то и дальше, в черноту за моей спиной. Леший был мужиком не из мелких, под два метра ростом и боле сотни килограмм веса. Такого просто так не толкнешь. Именно поэтому он остановился в шаге за моей спиной, именно поэтому он и спасся.

Щуп, который мой приятель продолжал держать в руке, вдруг засиял ярким голубым светом. Настолько ярким, что дураку было понятно — Андрюха сунул его в «Деда мороза» по самое нехочу.

— Сзади! — выкрикнул подполковник, попятился и врезался в мою спину.

Удача, что я видел все это и не стал тратить времени на расспросы. Подхватив свою палку, я стал водить ею из стороны в сторону, пытаясь определить откуда именно наползает аномалия. В то, что эльфы вдруг ожили и задумали разделаться с нами, я не верил. Скорее всего, из бездны пространства-времени выползали островки их диковинного давным-давно погибшего мира.

Самый первый результат этих исследований заставил сердце гулко екнуть. «Дед мороз» подбирался с двух сторон, причем аномальные участки были невероятно большими. Таких я раньше не встречал. Они походили на две огромные ладони, спешащие прихлопнуть трех надоедливых букашек.

— Бежим! — я рванулся в направлении площадки № 5, и это совсем не из-за того, что мы направлялись именно туда. Только в огромном подземном боксе имелась возможность маневра. Перспектива быть прижатыми к бетонным стенам транспортного туннеля меня совсем не радовала.

Громыхая волочащимися по бетону цепями, мои компаньоны мчались следом. Главный светил под ноги, а Леший помогал отслеживать аномалии. Я вел щупом справа, он слева. Сперва гвозди лишь тускло мерцали, но уже через дюжину шагов засветились как настоящие голубые факелы.

— Коридор сужается! — вскричал подполковник.

— А ну, поднажали!

Другого рецепта у меня, увы, не нашлось. Спасти нас могла лишь скорость. Когда бешено скачущие лучи фонарей перестали натыкаться на бетонные стены, стало понятно, что туннель заканчивается, впереди стоянка № 5, и может именно там нам повезет.

Опубликовано 19.11.2011

Читать главу 4>>
Написать отзыв на книгу

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-3 Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать рабочую версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.