Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

ОРУЖЕЙНИК

Книга  третья

Пилигримы проклятых земель

Глава  19

Просыпался я очень долго и тяжело, как после знатной попойки. Сперва до сознания стал доходить какой-то отдаленный гул, шум. Потребовалось не менее четверти часа, чтобы угадать в нем человеческие голоса. Люди говорили достаточно громко, ничуть не заботясь о спокойствии заслуженного полковника Ветрова, исследователя Проклятых земель, укротителя призраков. Вот гады, совсем страх потеряли! Сейчас встану, точно настучу по башням, а кое-кому можно и по заднице… От этой замечательной идеи я улыбнулся и, собираясь как следует ее посмаковать, стал переворачиваться на другой бок. Вот тут-то меня и принялись тормошить.

— Григорич, давай вставай!

— Н-н-ну? — промычал я и с невероятным трудом приоткрыл один глаз.

В поле зрения попала крайне озабоченная физиономия Нестерова. Что она озабоченная я понял сразу, и это подействовало лучше, чем котелок холодной воды, выплеснутый поутру на голову.

— Говори, — я открыл глаза и с кряхтением приподнялся опираясь на локоть.

— БТР твой… — угрюмо начал милиционер. — Что-то с ним не так.

— Чего?!

Сонливость как ветром сдуло, и я вскочил на ноги, вернее попытался вскочить. После ночи, проведенной на жестких досках, а я лежал именно на них, просто так не вскочишь, тем более когда тебе уже под полтинник. Нестеров помог, и, невзирая на боль в отлежанных боках, хруст в пояснице я все же поднялся. Правда о состоянии здоровья думать не приходилось. Все мысли вертелись только лишь около моего верного стального друга. Как он там? Что с ним?

— Там пятна на броне какие-то. Странные, очень странные, — майор словно прочел мои мысли. — Загребельный приказал ничего не трогать и тебя будить.

— Плесень? — это первое, что пришло мне в голову.

— Не похоже на плесень, — Анатолий болезненно поморщился, а затем будто извиняясь добавил: — Думаю, призраки постарались. Ты ведь помнишь тот погрузчик?

От этих слов милиционера сердце гулко екнуло. Я действительно хорошо помнил ту крохотную строительную машинку, на которой мы с Нестеровым выбирались из «гостеприимного» стойбища кентавров. Мы тогда слегка припозднились, от чего на пустынных улицах ночного Одинцово и повстречали вечно голодную летучую банду. Помнится, чтобы добраться до нас, призраки распотрошили… нет, отставить, не распотрошили, а начисто растворили всю кабину. Цирк-зоопарк, неужели именно это имеет в виду милиционер, напоминая о той незабываемой встрече?

Я почти бегом направился к выходу и протиснулся в покореженную, словно изрешеченную кумулятивными снарядами дверь. БТР стоял около самого крыльца. Вчера вечером я припарковал его левым бортом к церкви, так чтобы боковая бронедверь оказалась прямо напротив обитой старым железом двухстворчатой двери храма. Таким образом прикрывался вход в наше убежище, а кроме того в случае чего, имелась возможность быстро погрузиться внутрь боевой машины и уже оттуда шандарахнуть из всех стволов, включая наш главный калибр — 14,5 милилиметровый КПВТ. Не плохая, между прочим, была идея. Мая, кстати. Только вот о призраках я как-то совсем не подумал. Да и кто мог ожидать такой подлости с их стороны?

Оказавшись снаружи, я уткнулся взглядом в спины своих товарищей. Они стояли плотно группой и что-то внимательно разглядывали. Что-то? Я точно знал что.

— А ну, расступись! — с этим возгласом я втиснулся между камуфлированной горой по имени Загребельный и облаченным в грязный серый плащ богом. Я даже не поглядел на них, не произнес полагающегося «Здорово, мужики!». Глаза сходу прикипели к покатому стальному борту «восьмидесятки». — Твою мать…! — только и сумел выдавить из себя я, когда увидел широкие пепельно-серые полосы, которые словно шрамы исполосовали зеленые спину и бока моего верного стального друга и помощника. Большая их часть располагалась в районе башни, боковой бронедвери и верхних десантных люков.

— Что скажешь, танкист? — Леший положил руку мне на плечо.

— Попортили броню, — мне ничего не оставалось как просто прокомментировать и без того очевидный факт. — Это они когда внутрь церкви рвались. Вот же сволочи, суки, твари!

Продолжая проклинать летучее отродье, я вплотную приблизился к бронетранспортеру и стал внимательно разглядывать жутковатые рубцы. Они на несколько миллиметров вгрызались в броню. Сам металл внутри полос стал шершавым, словно состоял из отдельных крупинок. Походило это на мелкий серый песок, который каким-то неведомым способом вплавили в твердую сталь.

— И какое ваше мнение, Максим Григорьевич? — Серебрянцев повторил вопрос Загребельного, правда слегка переделав на свой лад. Теперь мне предлагалось не просто высказать все, что накипело на душе, а принять решение.

— Уже ничего не поделаешь, — я тяжело вздохнул. — Будем ездить так. Только в следующий раз умнее надо быть. А то ведь эти твари и начисто развалить машину могут.

Обнадежив старика, я потянулся к запорной рукояти на верхней створке бронедвери. На случай экстренной ситуации вчера вечером я не запер ее на замок. Так что дверь теперь следовало лишь распахнуть.

— Осторожней! — предупредила Лиза, но было уже поздно. Я схватился за холодный металл и привычно рванул рукоять.

То что произошло в следующее мгновение, показалось горячечным бредом, галлюцинацией. Рукоять рассыпалась прямо у меня в руке, превратившись в горсть колючей серой пыли. И эта стало лишь толчком, началом. Вслед за рукоятью волна разрушения понеслась по ближайшим рытвинам, которые оставили проклятые призраки. Металл в этих местах трещал и лопался с глухими хлопками. Процесс нарастал со скоростью урагана, и уже через пару секунд часть левого борта вместе с остатками покореженной десантной двери ввалилась в темное нутро БТРа.

От ударившего в лицо колючего пыльного вихря я резко отвернулся и заслонил рукой глаза. Я стоял так и слушал как за моей спиной стонет от боли, умирает мой верны боевой друг.

Когда грохот наконец стих и все успокоилось, у меня еще долго не хватало мужества обернуться и поглядеть назад. Выйти из оцепенения помог негромкий возглас Нестерова:

— Все, кажись, приехали!

В голосе пожилого милиционера было столько растерянности и горечи, что я весь похолодел и тут же безоговорочно ему поверил. Именно поэтому, когда я все же решил обернуться, то уже не испытывал особых иллюзий.

«302-ой» выглядел, будто после атаки неведомого гигантского монстра размером никак не меньше железнодорожного локомотива. Своими чудовищными челюстями хищник вцепился ему в бок и вырвал оттуда огромный кусок железной плоти. Дыра простиралась от люка ФВУ до пулеметной амбразуры левого борта. По ее краям торчали концы разрушенных трубопроводов и жгуты оборванной электропроводки. Вся эта жуть, кошмар любого механика тонула в медленно оседающей мутной мгле мышиного цвета. Не в силах вымолвить ни слова, я тупо уставился на страшную картину. Да-а-а, ничего подобного раньше видеть не доводилось.

— М-может м-можно как-то починить? — робкий заикающийся голос Пашки прозвучал совсем тихо.

Ответом мальчишке послужил гулкий удар металла о металл. Не ожидая ничего хорошего, я повернул голову и понял, что это отвалился ствол крупнокалиберного КПВТ. Теперь вместо него из башни торчал кургузый огрызок длиной сантиметров двадцать.

Черт! Сердце сжалось от боли, жалости и тоски. Ведь совсем же новенький был пулемет! Где ж я теперь такой достану? Подумал и тут же обругал себя за тупость. Ну, накой хрен тебе пулемет? Куда ты его собираешься ставить?

— Колеса ведь целые и мотор тоже… — Пашка не сдавался.

— Понимаешь, Павлуша, — за объяснение ситуации взялся старик-ученый. — Для бронемашины, как и для другого автомобиля, колеса и мотор это еще далеко не все.

— Да знаю я, Даниил Ипатиевич! — мальчишка даже обиделся, что его принимают за полного дуралея.

— Все, заканчиваем базар!

Леший закрыл лекцию по теории автомобилестроения. Почти закрыл, оставляя за мной последнее слово. Но я сейчас вряд ли мог говорить, а потому лишь отрицательно покачал головой. Ничего, мол, нельзя сделать. Мертвая машина.

— Тогда берем с собой все необходимое, все что сможем унести и уходим, — Загребельный подвел черту.

— Уходим? — очень неуверенно переспросил Фомин.

— Есть другие предложения? — подполковник ФСБ поглядел на банкира исподлобья. — Может кто-то хочет остаться здесь?

— За месяц можно дойти, — я понемногу начал приходить в себя.

— До Могилева?! — ужаснулся староста Рынка. — Пёхом?

— Ну, лично тебя мы на руках понесем, — съязвил майор милиции.

Сделал он это как бы между прочим, так как в это самое время ставил задачу своим юным подчиненным. Слова для этого не требовались, одни знаки. Пашке было указано обойти БТР спереди, Лизе сзади. Орловы отряжались в караул и должны были находиться там, пока мы не соберемся в дорогу.

Одинцовские разведчики прекрасно поняли командира и, подняв оружие, отправились на свои посты.

— Только не маячьте на открытом месте, спрячьтесь там где-нибудь, — прокричал я им вслед, хотя наверное это было лишним. Орловы не первый раз в опасной зоне. Знают все не хуже меня.

— Предлагаю вернуться, — Фомин продолжал отторгать саму мысль о пешем походе. — Объясним все Недеждину, найдем новый транспорт, соберем группу побольше…

— Нам теперь все равно, что вперед, что назад, — заметил Главный.

— Почему? — Фома удивленно взглянул на ханха. — До Могилева с полтысячи километров, а Подольск он… До него ведь…

— Все просто, — перебил банкира Главный. — Если идти на юго-запад, то километров через шестьдесят, это где-то после Медыни, проблем поубавится, причем значительно поубавится. Если же возвращаться к Подольску, это значит начинать все с начала.

— А кроме того не факт, что там мы новые колеса отыщем, — добавил Леший и поглядел на меня в поисках поддержки.

— Не факт, — подтвердил я, хотя думал совершенно о другом: — Так что ты там говорил о шестидесяти километрах? — мысль наконец оформилась и немедленно сорвалась с языка.

— В глубине Проклятых земель, как вы их называете, находится уже совсем иной мир. — Главный с завидным упорством повторил то, что уже рассказывал нам вчера.

— Состав горных пород, рельеф, ландшафт, радиоактивный фон, гравитация… — процитировал слова его подполковник ФСБ, чем продемонстрировал свою великолепную профессионально заточенную память. — Ты уже об этом говорил. Что там еще не так, как здесь?

— Совершенно точно мне сказать сложно, — ханх как-то подозрительно замялся. — Знаю лишь одно, в глубине Проклятых земель уже образована достаточно стабильная формация с которой не совместима вся эта чехарда и неразбериха зон перехода.

— Во завернул! — невесело хмыкнул я. — И чем же обеспечивается вся эта стабильность? Что мешает, к примеру, зверью из зон перехода перебраться в центр Проклятых? Там что забор стоит?

— Барьер и впрямь существует, — неожиданно подтвердил Главный и сразу же поспешил добавить: — Но не беспокойтесь, пробиваться через него не придется. Это будет походить на «зеркало», то самое «зеркало», которое мы преодолели по пути в Наро-Фоминск.

— Что опять?! — чуть ли не в один голос воскликнули мы с Лешим.

— Я же сказал походить на «зеркало», только походить, — успокоил нас ханх. Переход через барьер я бы назвал безвариантным. Попасть можно только в одно место, именно туда, куда нам и надо.

Наша «милая» беседа на свежем воздухе Проклятых земель несколько затянулась. Я понимал это, а потому решил поставить на ней точку. Пора в дорогу. Как бы не протестовал Фомин, мы все равно пойдем в Белоруссию, к Могилеву и остановит нас только смерть. Намереваясь громко и однозначно объявить об этом, я открыл рот, но меня опередил Серебрянцев:

— Извините, товарищ… — обращаясь к Главному, старик едва не ляпнул «бог», но вовремя спохватился, смутился и продолжил уже без имен и званий: — Вот все, что вы сейчас нам тут сообщили, это… это… — Ипатич снял свои очки и стал их старательно вытирать. Невооруженным глазом было заметно, что он нервничает. — Это несколько не вяжется с нашим, или вернее сказать моим пониманием всего происходящего. Идет перестройка планеты. Под нее задействованы гигантские энергии. Побочными явлениями процесса являются периодически возникающие смычки с параллельными мирами, из которых появляются аномалии и вся та живность, которая бродит сейчас по Земле. Именно так я все это себе представлял. Но ваши слова… — младший научный сотрудник на секунду запнулся, глотнул побольше воздуха и, собравшись с духом, выпалил: — Что находится в глубине Проклятых земель? Почему, чтобы попасть туда, следует пройти сквозь аномалию?

— Там ад или рай? — Вслед за ученым свой вопрос задал Владимир Фомин. Голос его при этом дрогнул из чего сразу стало понятно, что банкир боится узнать правду.

Ну, а вот я не боялся. И Леший, и Серебрянцев, и Нестеров, тоже не боялись. Все мы уставились на Главного с непреклонной решимостью добиться ясного и конкретного ответа. Цирк-зоопарк, хватит уже юлить и ходить вокруг да около!

— Ну, хорошо, — ханх сдался. — Хоть у нас и не очень много времени, но я все-таки объясню. Трансформация планеты может быть нескольких видов. Простая, когда меняется биосфера и климатические условия. Структурная, когда планета переводится в жидкое состояние, и уже из него, как из теста, лепится новый мир. И, наконец, третий вид… — Тут Главный помедлил, давая понять, что подошел к нашему варианту. — Третий вид применяется крайне редко.

— Да рожай ты уже быстрей! — я счел своим долгом поторопить ханха. Для основательной лекции сейчас было не время и не место.

— Третий вариант применяется, когда гибнет очень ценная планета, и мы не успеваем запустить структурную трансформацию.

— И как же вы поступаете тогда? — не выдержал Загребельный.

— Тогда нам остается лишь одно, — изменить сами законы, влекущие за собой распад планеты.

— Это как понимать? — мне стало понятно, что речь идет о чем-то уж совсем невероятном.

— Вы хотите сказать… — выдохнул куда более сведущий во всей этой кухне младший научный сотрудник Физического Института имени Лебедева.

— Вот именно, Даниил Ипатиевич, — ханх словно прочел мысли старика. — Мы перемещаем погибающую планету в параллельный мир.

Ответ Главного оглушил, будто удар увесистой дубины. Цирк-зоопарк, как же так? Мы проваливаемся в иное измерение, и только его законы могут сохранить Землю от разрушения. Если это действительно так, то чего стоит договор с ханхами, то бишь, Создателями? Они ведь обещали…

Вот тут в моей голове яркой вспышкой, разрывом фугасного снаряда полыхнула мысль, страшная мысль: а, собственно говоря, что такого обещали нам ханхи? Что все вернется на круге своя и станет как прежде? Что мы будем ходить по зеленой травке, нюхать цветочки и без опаски любоваться голубым небом с беленькими облачками? А вот хрен вам! Никто ничего такого и близко не говорил. Просто мы думали, что это само собой разумеется. Думали… А вот что думали ханхи? Какую именно судьбу они уготовили человечеству, когда обещали дать ему еще один шанс?

В душе моей творилось что-то невообразимое. Адский коктейль. Смесь ярости и страха, боли и оторопи, безысходности и надежды. Да, там и в самом деле все еще оставалась надежда. Ведь Главный был с нами. Ведь для чего-то он пришел? На что-то надеялся? Значит все же существует выход! И ханх должен будет нам о нем рассказать. Иначе, цирк-зоопарк, мы даже не сдвинемся с этого места!

Так я решил, но падлюка судьба вновь распорядилась по-своему. Весь мой жар, всю мою решимость остудил и переколошматил оглушительный как раскат грома выстрел из СВД, а за ним еще и еще один. Дело довершил перепуганный крик Лизы:

— Упыри! Упыри идут!

Опубликовано 10.03.2012

Читать главу 20>>
Написать отзыв на книгу

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК-3 Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать рабочую версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.