Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 8

Оказавшись в Ульфе, Марк почувствовал себя чуть ли не дома. Это он знает, это они уже проходили. Знакомый, почти родной пейзаж. Здесь есть где укрыться в случае опасности и есть чем угостить непрошенных гостей. Лейтенант вспомнил, как они взрывали дома, опрокидывая тонны стеклобетона на головы охотников и невидимок.

«Внимание, приближение!» Взревевший сигнал тревоги заставил Грабовского взвести курок. В такт ему дружно защелкали затворы других винтовок.

— Без команды не стрелять.— Марк помнил слова Дюваля: «…вас встретят».

Усиление. Мысленный приказ боевой шлем исполнил быстро и точно. Взгляд Грабовского, презрев мрак мертвого мегаполиса, понесся вдоль пустынных городских кварталов. Полет продолжался несколько миллисекунд. Слит дотянулся до цели и тут же захватил ее пунктирами прицела. Протонная машина корректировала изображение до тех пор, пока оно не стало абсолютно четкое и контрастное.

По самому центру широкого бесконечно длинного проспекта, не спеша, шел человек. Если, конечно, это был человек. Развивающийся на горячем ветру широкий темно-коричневый балахон не давал разглядеть фигуру. Лицо? У этого создания не существовало лица. Низко надвинутый капюшон наполняло облако мелких, слегка светящихся частичек. Они находились в постоянном хаотичном движении, отчего чудилось, что под плотной черной тканью собрался целый рой диких пчел. На шее толстый полированный обруч, в руке извивающаяся как змея металлическая трость. Ни дать, ни взять колдун из древней сказки.

Незнакомец шагал абсолютно спокойно. Еще бы не быть спокойным! Грабовский не верил своим глазам. Вокруг рослой фигуры скакала целая стая тутов. Свирепые саблезубые приматы превратились в игривых ручных собачонок. На бегу они то и дело норовили угодливо заглянуть в лицо своему повелителю, а высшим счастьем считалось потереться о его ноги.

— Кто это? — Марк почти шепотом обратился то ли к самому себе, то ли к бортмеханику Дюваля, рядовому Петеру Райнису.

Молодой латыш подождал, пока в его шлеме появится картинка.

— Это Воин без лица — незримая тень Великого Мастера, его единственный друг и ближайший помощник.— Петер хмыкнул.— Еще одна мистическая фигура в новейшей истории Агавы. Я так понимаю: он и есть наш эскорт.

Лейтенант опустил FAMAS-G3 и первым покинул помещение когда-то фешенебельного медицинского салона, послужившего корсиканцем временным укрытием. По примеру командира, через выбитые витрины выпрыгнули и его люди.

Они шли навстречу друг другу. Земляне, которых стремление защитить свой родной дом забросило так далеко, что этот самый дом казался им теперь чудесной, но призрачной иллюзией, и неизвестное инопланетное существо, планы и помыслы которого оставались загадкой. Под ногами гудящая от шагов грязная мостовая, над головой бетонная сельва этажей, самодвижущихся тротуаров и транспортных магистралей, в редких просветах которой лишь изредка мелькнет россыпь ярких, словно крупные бриллианты, звезд. Ноги взбивали клубы зловонного тумана, сочащегося из колодцев очистки, забитых нечистотами. Эти смрадные смерчи играли и извивались в лучах редких аварийных фонарей. Союз газа и света рождал жуткие пугающие тени, которые стаями мерзких химер заселяли мир погибшего города. Они словно крались вслед за людьми, ежесекундно готовые бросится им на спины. Но корсиканцы не страшились призраков. Куда ужаснее было то существо, к которому они приближались.

И встреча состоялась. Остановившись в двух шагах от Воина без лица, «головорезы» пытались проникнуть в его тайну. Словно защищая своего хозяина, туты свирепо зарычали. Незнакомец не растерялся. Легкий взмах руки, и стая, успокоившись, мирно сдала назад. Для того чтобы не показать свой мандраж, Грабовский сделал шаг навстречу. Но лейтенант даже не успел раскрыть рта.

— Можете ничего не говорить. Я знаю, кто вы и кто все ваши люди,— слова звучали на правильном интерлэви и словно создавались вибрацией самого воздуха, который окружал Марка со всех сторон. Наверняка, если закрыть глаза, сразу и не поймешь, где спрятался таинственный собеседник.— Вы пойдете со мной. Ничего не бойтесь и ничему не удивляйтесь. Великий Мастер ждет вас.

Ничего не бояться — это ладно… но ничему не удивляться — это уж слишком. От вида сияющего миллионами огней президентского дворца глаза Марка сами собой полезли на лоб. И это уже второй раз за сегодня! Первое округление глазных яблок произошло час назад, когда Воин без лица посадил «головорезов» в абсолютно целый и исправно функционирующий вагон городской подземки. «Жизнь продолжается»,— сказал тогда инопланетянин. «И хорошо продолжается!» — подумал Грабовский сейчас.

В свою подземную крысиную бытность на Агаве Марк пару раз заглядывал в резиденцию правительства. Ничего любопытного. Пустые кабинеты, раскуроченные слиты и груды разбитой мебели. Все как всегда. В зонах боевых действий особого разнообразия не дождешься. Ульф не стал исключением. Это было тогда, но сейчас… Лейтенант сперва не понял, куда он попал. Длинный, уходящий ввысь коридор, а по бокам залитые стеклобетоном двери. Сколько их? Тысячи! Три уровня дворца оказались затопленными расплавленным стеклобетоном. Они превратились в фундамент настоящей крепости, которая на целую сотню метров вознеслась над землей. Очень умно: неприступные стены, узкий туннель, который в случае чего можно легко перекрыть. Но где же двери? А, понятно! Не нужно никаких дверей. Марк увидел жерло целой батареи плазмометов, торчащих из стены.

— Наверняка здесь бывает жарко,— Шредер выразительно поглядел на обожженные адским огнем стены.— Эти пушки способны сжечь не только невидимку. Пожалуй, и от робота останется одна лужа расплавленного металла.

— Мстители несколько раз пытались прорваться, но безуспешно. Им тут крепко досталось,— Воин без лица, не оборачиваясь к Георгу, подтвердил его предположение.

«Крепко досталось», сказано почти по-земному. Не всякому инопланетянину такое придет в голову, а на Земле так выражаются даже дети. Грабовский встрепенулся. Может, это создание и впрямь посещало нашу планету? Откуда он так хорошо знает землян?

Лейтенант не успел развить эту мысль. Туннель неожиданно закончился. Дальше начинались бесчисленные административные этажи, в которых спустя много лет снова затеплилась жизнь. Харририане провожали людей долгими внимательными взглядами. Некоторые из них приветственно поднимали руки. Марк уже не помнил, встречался ли с кем-нибудь из них раньше, но все же старался исправно отвечать на приветствия. Однако одного аборигена он все же узнал:

— Хан на мара,— прокричал он советнику Фахру.

Молодой хранитель скорости радостно замахал длинными трехпалыми руками:

— Хан на мара ту.

«Уже скоро,— подумал Грабовский.— Верховные хранители не шастают где попало».

Еще одним доказательством своей догадки Марк посчитал слова Воина:

— Дальше пойдет только офицер. Все остальные будут ждать здесь.

Инопланетянин указал на обширный холл, по периметру которого стояли обшарпанные диваны. Количество заплат на них наталкивало на мысль, что именно здесь драли свои стальные когти охотники.

— Господин лейтенант прикажет нам остаться? — Капрал Лекомп всем своим видом показал, что игнорирует распоряжения неизвестного монстра. У него есть только один командир.

— Спокойно, Анри! — Грабовский успокаивающе потрепал унтера по плечу, а затем обвел взглядом остальных корсиканцев.— Все нормально. Я скоро буду.

Гипотезу о том, что они у цели, Марку пришлось пересмотреть. Проводник все вел и вел его бесконечными переходами гигантского дворца. Грабовский шел немного позади Воина без лица. Хотя он и пытался следить за маршрутом, но всякий раз, когда в поле зрения попадало лицо незнакомца, взгляд землянина волей-неволей прикипал к нему. Увиденное пугало, но одновременно с этим интриговало и завораживало. Стоило Воину совершить резкое движение, как частички, кружившие у него под капюшоном, по инерции вылетали наружу. Отлетев всего на пять-десять сантиметров, они тут же тоненькими извилистыми ручейками возвращались на свое место. Из какого же теста сделано это существо? Разведчик путался в гипотезах. Неужели он весь такой? Марк опустил взгляд на руки — единственные части тела, которые не скрывал непробиваемый для взгляда балахон. Нет, хотя и в перчатках, но руки вроде твердые. Трехпалая ладонь крепко сжимала свой мистический жезл. Значит, Воин все-таки харририанин. А, нет! Когда инопланетянин перехватил жезл другой рукой, глазам Грабовского предстала почти человеческая пятерня. Что ж за раса такая? Марк впервые видел природную асимметрию.

А Великий Учитель, кто он такой? Бог или дьявол? В первом случае мы должны подняться наверх, благо немного уж осталось. Во втором — на каком-нибудь секретном лифте спустимся в самые недра. Ага, вот и лифт! Значит, нам в ад. Ожидания лейтенанта не оправдались, и зеркальная кабина понеслась вверх. Э, куда это мы? Марк почувствовал перегрузку от бешеного набора скорости. До крыши всего пара этажей, а мы проскочили как минимум сотню. Грабовский с немым вопросом посмотрел на инопланетянина. Тот ничего не ответил, а лишь указал на дверь:

— Мы прибыли.

Лифт остановился и, распахнув свои створки, предоставил землянину возможность взглянуть на роскошную панораму погруженного во мрак Ульфа. Округлый зал, в который они попали, наполовину состоял из металлостекла, отчего казался капитанским мостиком океанского суперлайнера, величаво плывущего по тихому ночному океану.

«Все-таки бог, если судить по той высоте, на которой Мастер обосновался»,— мелькнуло в голове у Грабовского.

Однако бог оказался очень и очень странным. Не только внешне. Грабовского до онемения поразило его занятие. Сидя на полу, Великий Мастер старательно чистил видавший виды FAMAS-G3.

— Калибр пять — пятьдесят шесть миллиметров, предельная дальность до трех тысяч метров, заряды плазменные, большой пробивной силы. Хорошая штука!

Х-х-хорошая.— Грабовского парализовали светящиеся ярко-голубым радиоактивным светом холодные глаза. Они словно заглядывали в душу, причем в такую ее потаенную даль, куда не проникал и сам Марк. В сознании с калейдоскопической быстротой замелькали воспоминания и лица: Земля, отец, полк, Жерес, Николай, Эктегус, Дэя… В голове помутилось, и лейтенант покачнулся. Мастер тут же ослабил хватку. Мозг разведчика, разорвав оковы, вновь приобрел способность соображать.

Первым достижением высвободившихся чувств стало недоумение. Землянин смотрел и не понимал. Воин без лица и Великий Мастер абсолютно не походили один на другого. Если первый нес в себе тайну, магию, то второй олицетворял жесткую беспощадную силу. На секунду Грабовский вообще усомнился, что перед ним живое существо. Уж больно нереально выглядело тело, большую часть которого покрывали мощные костно-роговые пластины, вросшие в бронзу загорелой кожи. Одежду Мастера составляли лишь широкие, заправленные в ботинки шаровары и короткий жилет, сшитый явно по нэйджалскому фасону. Ткани было мало, и она не скрывала инопланетянина от пытливого взгляда Марка. То, что он видел, не умещалось в голове. Природные доспехи непробиваемым корсетом покрывали торс, защищали грудь и плечи, а затем словно торчащий наружу позвоночник плавно переходили в свирепый многогранный шишак.

Именно на голове Мастера Грабовский задержал свое внимание дольше всего. Землянин даже представить не мог, что природа сама изобретет настоящий рыцарский шлем. Роговые пластины расходились от дугообразного навершия и покрывали череп крупной асимметричной чешуей, которая, сползая по контуру лица, опускалась ниже скул. Нос и щеки защищала более мощная порция брони. Пластины здесь отличались правильными, ровными гранями, отчего казалось, что лицо Мастера отмечено печатью фирмы «Ситроен». Только на место двух перевернутых чаек, встали сразу пять. Единственное, что осталось без защиты,— это нижняя часть лица. Почти человеческие черты, только губы чрезвычайно тонкие, а подбородок по-дьявольски острый. Не известно почему создатель оставил их без прикрытия. Именно благодаря этому Марк мог совершенно точно увидеть, что инопланетянин ухмыляется.

— Ну что, закончил меня рассматривать? — Рыцарь в черном поднялся на ноги.

Интерлэви Мастера содержал какой-то странный акцент. Лейтенант мог поклясться, что слышал что-то подобное прежде. Но думать было некогда. Мастер явно проверяет его на вшивость. Чтобы не ударить в грязь лицом, Марк ответил вопросом на вопрос:

— Наверно, тяжело все это волочить на себе?

— Ничуть не тяжелее, чем таскать на голове вот этот аквариум.

Аквариум? Хорошая шутка. Почти по-земному. Грабовский только сейчас понял, что не снял боевой шлем. Может быть, это невежливо?

Встряхнув не по-уставному отросшими вьющимися волосами, лейтенант поискал место, куда бы пристроить шлем, да и самому не грех бросить кости. Как говорил Николай: «В ногах…»

— «…правды нет»,— закончил за него Мастер.

Мрачная личность подошла к одной из стен и пробежалась когтистыми пальцами по клавишам сервисной системы. Через мгновение в комнате засветились силовой стол и три силовых кресла.

«Дюваль был прав. Мысли читает что надо,— соображал Марк, поудобней устраивая свой зад на жесткой сидушке, которую создало сверхконцентрированное магнитное поле.— И когти у него побольше и покрепче, чем у Дэи… Стоп! Надо себя контролировать, а то еще чего доброго сболтну или, вернее, подумаю лишнее».

Несколько минут царило молчание. Посланцы разных миров просто сидели и дырявили друг друга взглядами. Марку это занятие быстро надоело.

— Великий Мастер, ты звал меня?

— Звал,— ответ односложный и ничего не объясняющий.

— Зачем?

— Чтобы ты помог мне, Галактике и своей родной Земле.— Мастер пристально посмотрел на лейтенанта.— Ты ведь с Земли?

— С Земли, но я обычный человек. Чем я могу помочь? Вы вроде бы и так неплохо справляетесь.— Марк выразительно глянул через прозрачную стену.— Кстати, может, расскажете, что такого стряслось на Агаве во время моего непродолжительного отсутствия? Почему произошел раскол в рядах морунгов? Почему часть из них перестала убивать и даже поступила к вам на службу?

— Раскол, говоришь… — Припоминая что-то личное, Мастер хмыкнул.— А никакого раскола и не было. Морунги — они как вещи, бывают только двух видов: хорошие и плохие. Плохие так плохими и помрут, а тех, кого сотворили хорошими, никогда не перейдут на сторону зла.

«Ну что ж, очень простая и логичная теория,— подумал Грабовский.— Главное, все объясняется. Раньше в Лабиринте Жизни сидел плохой дядя. Он там, как на прессе, штамповал таких же, как и он сам, гадких морунгов. Потом появился добрый Мастер. Он грохнул злодея и наладил свое производство. Только теперь его фабрика выпускает доброкачественный товар. А брак? Ну, что с ним поделать? Приходится терпеть. Будет ползать по планете, пока не сломается, или пока его не перестреляет старина Дюваль».

— Что ж, основную часть технологического процесса ты уловил,— Мастер удовлетворенно кивнул.— Ошибся ты лишь в одном — плохого дяди нет и никогда не было.

— А кто же был? — не понял Марк.

— Ни «кто», а «что».— Инопланетянин протянул свою когтистую пятерню к Воину без лица и, как бы подзывая его к себе, поманил пальцем.— Дай сюда.

Воин не спеша, лейтенанту даже показалось, что нехотя, исполнил приказ. Он запустил руку в широкий рукав своего почти монашеского балахона и добыл оттуда небольшой приборчик. Кристаллический треугольник, вставленный внутрь приплюснутого металлического диска, разъем биоконтактора, кнопки питающей батареи и индикатор сбоку.

Чтоб я пропал! Грабовский много раз видел такой аппарат. В Галактике эта штука была популярнее, чем знаменитая игровая платформа «Плейстейшн» на Земле. Только название у нее более звучное — «Дипломатический патруль».

Когда Воин без лица передавал игрушку, она пикнула и осведомилась яркой надписью на дисплее: «Вы хотите продолжить игру?» Мастер укоризненно поглядел на своего помощника. Тот сконфузился, но все же попросил:

— Сохрани, пожалуйста. Доиграю потом.

«Компьютерные игры затягивают даже монстров! Ой!» — Грабовский тут же взял свои слова обратно. Колючий взгляд Мастера послужил «головорезу» предупреждением: «Много болтаешь и все не по делу».

— А если по делу, то, может, потрудитесь объяснить, какое отношение эта игрушка имеет к морунгам? — Лейтенант мало-помалу начал привыкать к мысленному диалогу.

— Охотно… — Немного помедлив, инопланетянин прикинул с чего начать.— Начнем, пожалуй, с вопроса, кто такие морунги и как они появляются на свет.

«Очень интересно. Давно хотел узнать».— Грабовский не стал утруждать себя словами. В беседе с Мастером это совсем не обязательно.

— Даже первобытной земной науке известно, что вокруг живого организма существует поле. Земляне пытаются обнаружить его с помощью примитивных приборов, годных лишь для измерения силы тока в розетке…

«Нет, он точно был на Земле!» — лейтенант ловко спрятал свою мысль за ворохом воспоминаний о вольтметрах, реостатах и осциллографах. Мастер ничего не заметил или сделал вид, что не заметил.

— Здесь люди ошибаются. Это абсолютно не электромагнитная энергия. Это особая биокинетическая субстанция, имеющая совсем иные, еще малоизученные свойства. В большинстве религий ее называют «жизненной силой».

«Вот и мистика пошла. Я так и думал, что этим все кончится»,— окрыленный первым успехом, Марк снова попытался избежать мысленного контакта с таинственным инопланетянином.

— Это не мистика,— Мастер развеял попытку Грабовского защититься.— Просто теория жизненной силы существует столько, сколько и сама жизнь. Одни верят в нее, другие нет, но от этого закон не перестает быть объективной реальностью. И доказательством этому служит существование морунгов.

«Вот-вот, поближе к морунгам»,— Марк надеялся, что ничего такого… на этот раз он не сказал.

— До морунгов остался один шаг. Хотя ты терпеть не можешь физику, но, может, все-таки напряжешься и представишь, что произойдет, когда биллионы крохотных биокинетических полей всех живых тварей, населяющих эту Галактику, воссоединятся.

Грабовский не стал раскрывать своей страшной тайны. Дело в том, что беспутный сын миллионера не любил не только лишь одну физику. Он терпеть не мог и остальные точные и естественные науки, которые доставучие преподаватели пытались впихнуть в его голову все годы, проведенные в самых элитных колледжах Европы. Но откуда об этом узнал Великий Мастер? Грабовский искал ответ и в то же время сочинял отмазку.

— Наверное… они начнут притягиваться.— Разведчик об этом что-то такое слышал. Только что к чему притягивается или от чего отталкивается, точно вспомнить сейчас не мог.

— Представляю эту кучу! — Мастер вместе с Воином без лица от души захохотали.— Грабовский, тебя в детстве случаем не роняли? Уж больно ты темный для миллионера.

Марк не мог даже обидеться. Он находился в шоке.

«Откуда инопланетянин знает, что я миллионер? Мы что, встречались, или он наводил обо мне справки?» — От страшной мысли у разведчика все похолодело внутри. Еще на Земле вокруг него творились странные вещи, самой ужасной из которых стала смерть бедной Франчески. Может, ноги у всей этой истории растут именно отсюда, и эти неизвестные создания и есть часть той неведомой силы, с которой он, лейтенант Марк Грабовский, борется не щадя своей крови и жизни?

Несмотря на то, что землянин не прятал своих мыслей, инопланетяне на них не прореагировали. Великий Мастер, как ни в чем не бывало, продолжал рассказ:

— Как видно, в научной беседе от тебя толку мало. Придется все растолковывать самому. Ну, ладно, сиди, слушай и верь каждому моему слову.— Грозный человек-воин превратился в школьного учителя.— В результате соединения отдельных полей образуется одно гигантское суммарное поле. Оно покрывает Галактику целиком и подпитывает своей энергией все формы жизни. Сильные помогают слабым — это закон биологического существования живой материи. Ты думаешь, как на пустынных планетах появились первые организмы? Благодаря какой энергии аминокислоты превратились там в белковые молекулы?

— Все это очень интересно, но мне бы что-нибудь о морунгах.— Марк посчитал, что его полное пренебрежение к проблемам зарождения жизни должно было показать инопланетянам, что эта тема сейчас абсолютно не актуальна.

— Ты нетерпелив, и за спешкой можешь пропустить главное.

— А что главное?

— Главное — жизненная энергия. Эта сила столь велика, что ее воздействие ощущают на себе не только живые существа, но и объекты неорганического мира. Чтобы не терять драгоценное время на объяснение, сразу скажу, что именно она создает морунгов.

— Как же такое возможно? — призадумался Грабовский.— Почему ваше хваленое поле на Агаве ведет себя не так, как в других местах? И почему вместо того, чтобы создавать эти, как их, белковые молекулы, оно стряпает здесь каменных монстров?

— Вы, наверное, заметили, что жизнь зародилась не во всех мирах,— в разговор впервые вступил Воин без лица. Его дребезжащий, колеблющий воздух голос коснулся лица человека как порыв легкого ветра.— На некоторых планетах просто нет условий для ее возникновения. Вот, например, здесь, на Агаве, газовый состав атмосферы не создает предпосылок к созданию живой материи, правда, и не угнетает белковые образования. Он как бы нейтрален.

— А как же фиолы? — Марк включил свое обычное упрямство, между делом отмечая, что Воин без лица упорно продолжает обращаться к нему на «вы». Боится? Вряд ли. Неужели уважает?

— Фиолы, как и харририане,— пришлые расы. Это колонисты. Можно предположить, что фиолы перебрались на остывшую звезду с одной из ее планет. В дальнейшем их родина погибла заодно с другими планетами этой системы. Как вы знаете, доказательства данного катаклизма и сейчас еще кружатся на орбите Агавы в виде огромного астероидного пояса.

— Мне бы что-нибудь о морунгах,— сделав плаксивую физиономию, снова попросил «головорез».

— Любое поле имеет свои полюса,— в разговор снова вступил Великий Мастер.

— Это я знаю: Северный, Южный, страховой… — Грабовский пошутил, специально используя каламбур из французских слов.

Ловушка сработала. В нее, как птичка в силки, попался Воин без лица:

— Господи, да он еще и французского не знает! «Полюс» от «полиса» отличить не может,— едва слышно фыркнул Воин.

— А ты откуда знаешь французский? — Встрепенувшись, Марк поискал взглядом свою винтовку.

— Мы много чего знаем,— Мастер понял, в какую лужу сел его компаньон. Как бы между прочим он переложил FAMAS землянина на дальний конец силового стола, туда, куда Грабовскому не достать одним прыжком.— И эти знания дал нам полюс великого жизненного поля, или, как его еще называют, Источник жизни. Это не хрустальный ручей, не колодец с живой водой и не молодильные яблоки, а вихрь голубого искрящегося пламени. Этот костер пылает здесь на Агаве, в глубине легендарного Лабиринта. Именно там, под поверхностью планеты, творится невиданное таинство. Из бездушного мертвого газа, которого на планете хоть пруд пруди, Источник жизни как из конструктора складывает черные алмазные звезды. Побочным явлением этого процесса являются газообразные существа, которых вы называете невидимками.

Хотя Марк и был не на шутку встревожен, но с атакующими действиями решил подождать. Глупо отказываться от драгоценной информации, которая сама шла ему в руки. Сейчас необходимо собраться и слушать, запоминать, анализировать.

Существование галактического биологически активного поля и его производного — Источника жизни — бесспорно для Марка являлось новостью, но не неожиданной и далеко не сногсшибательной. Еще Нагира подозревал о чем-то подобном.

— Допустим, я поверил вашим рассказам. Но это ведь еще не вся история? — Марк выразительно показал глазами на «Дипломатический патруль», который, поблескивая панелью индикации, лежал на столе рядом с боевым шлемом и винтовками.

— Это вся история, касающаяся природных процессов.— Мастер тоже посмотрел на игровую приставку.— Но есть еще одна новелла. В ней главную роль играет не мистический Лабиринт или жизненная сила, а вполне реальные действующие лица.

— И начинается она сразу после того, как четыре года назад горные проходчики откопали Лабиринт?

— Совершенно верно,— Мастер утвердительно кивнул головой.— Я не буду тебе пересказывать начало, ты его знаешь. Начну с того места, когда в Лабиринте заплутала бригада робототехников под руководством инженера первой лиги Нагиры.

Еще раз по спине Марка пробежал колючий холодок. Откуда Мастер знает про Нагиру и его группу? Все участники тех событий должны быть мертвы, а инженер покинул Агаву еще до появления на ней таинственных пришельцев. А может, кому-то удалось выжить? Помнится, Нагира говорил, что вместе с ним спасли одного техника. Что если предположить, что сейчас перед Марком тот самый рабочий, только измененный до неузнаваемости всемогущей силой Источника жизни? Грабовский тут же начал поиск харририанских черт в облике Мастера.

— Вижу, землянин, ты не забыл ту историю.— Инопланетянин переварил его взгляд с улыбкой.

— Более или менее.— Лейтенант вспомнил сумрак погибшего звездолета, в котором Нагира поведал ему и Николаю свою печальную эпопею.

— А двух молодых техников, которых конфликт с инженером первой лиги заставил отколоться от группы, ты тоже помнишь?

«Боже мой, неужели это они? Тех было двое и этих тоже двое!» — Глаза Марка бешено метались от одного собеседника к другому. У Грабовского спокойно могло развиться косоглазие, если бы Мастер не остановил этот пинг-понг.

— Мы нашли их останки,— голос человека-броненосца стал твердым, как его панцирь.

— Останки? — Слова Мастера означали, что Марк ошибся. Это не они! Мозг землянина сразу потребовал новой информации.— Где же вы их нашли?

— Там, где и полагалось — в Лабиринте.— Великий Мастер устремил свои горящие голубые глаза куда-то в прошлое.— Вернее там, где им не полагалось быть — в Источнике жизни.

«Полагалось — не полагалось», Грабовский понял, что именно в этих словах скрывается ключ к шифрограмме, которую демонстрировали ему Мастер и Воин без лица. Но без их помощи подобрать его он не мог. Превратившись в слух, разведчик ждал.

— Вот эта штуковина лежала внутри одного из скелетов.— Мастер взвесил на ладони обрамленный металлом кристалл «Дипломатического патруля».— Она была включена. Причем, не только включена. Ее программа находилась на том самом месте, где проигравшей в переговорах стороне объявляется война.

— И что из этого? — Лейтенант не мог понять, куда клонит Мастер.

— Как только игрушка была выключена, война на Агаве остановилась.

— Вы хотите сказать… — Грабовский не поверил своим ушам.

— Да, ты правильно понял. «Дипломатический патруль» программировал морунгов на борьбу с иными. А кто для морунгов иные? Те, кто отличается от них. Врагов искать долго не пришлось. Углеродные формы жизни они встретили уже прямо у входа в Лабиринт. А дальше пошло-поехало.

— Не может быть! — Марк встал и на негнущихся ногах подошел к Мастеру. Скрюченными пальцами он как маньяк схватил игровую приставку и вперил в нее ненавидящий взгляд.

Вот эта железяка, случайно оброненная в Лабиринте, породила ужасную галактическую войну? Полностью погибли девять миров, полегла вся его рота, все его близкие, друзья и товарищи, а причиной всему — этот пикающий кусок дерьма?!

Грабовский, наверное, еще долго вот так и стоял бы, оглушенный и подавленный, если бы не почувствовал костоломное прикосновение. Сильная рука Мастера сдавила ему локоть:

— Я позвал тебя, чтобы ты помог мне.

— В чем? Война закончена. Галактический Союз спасен. Оставшиеся банды мстителей уже ничего не изменят. Они обречены.

— Ты ошибаешься.— Мастер протянул Грабовскому его FAMAS.— Война в Галактике еще только начинается.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава