Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 34

Ионный поток как бумагу прошил стальное тело «Новой Невады» и светящимся облаком унесся прочь, оставляя за собой след из быстро угасающих золотистых искр. Удар, длившийся лишь миг, звездолет как будто не заметил. Все осталось как прежде, если бы не одно — огромный, диаметром не менее полусотни метров, раскаленный круг, который красной оспиной вспыхнул на серебристом боку корабля. Он долго не мог остыть. Может, потому, что броня была слишком толста, а может, потому, что изнутри его разогревал адский костер, в котором горело все, что может и даже не может гореть.

— Шестой, седьмой и восьмой палуб просто нет.— Великий Мастер безжизненным неподвижным взглядом уставился на кричащую аварийными сигналами схему корабля.— Они сплавились за считанные секунды. На трех смежных уровнях пожар. Системы тушения не справляются с огнем. «Невада» обречена.

— Если мы погибнем, я рада, что погибну рядом с тобой.— Луиза прижалась к покрытому броней плечу Мастера.— Я так долго тебя искала. Когда Марк выкрикнул твое имя, у меня подкосились ноги. Я сразу все поняла. Я ведь чувствовала, что ты рядом.

— Николай Строгов любил тебя.— Мастер провел своей когтистой лапой по волосам девушки.

— Почему ты говоришь об этом как о прошлом? — В глазах Луизы блеснули слезы.

— Потому, что Николай Строгов, как, впрочем, и Великий Мастер, это и есть прошлое. Забудь.

Николаю очень хотелось поцеловать ее, но он переборол себя, не смея осквернять эти нежные губы сернистым дыханием преисподней. Толкнув девушку в руки Грабовского, он приказал:

— Забери ее… и всех остальных забери. В спасательные шлюпки. Быстро!

— А ты? — Марк понял, что Строгов не собирается идти вместе с ними.

— Я должен отправить лихтер к «Еве». Иначе все наши усилия, все смерти коту под хвост.

— Ты не справишься один. Автоматика не работает. Лихтер придется запускать в ручном режиме.

Это верно. Великий Мастер огляделся по сторонам, как бы выбирая себе помощника. На глаза упрямо попадались лишь перепуганные морды нэйджалов, а это совсем не те, кто годится в компаньоны.

— Возможно, ты и прав, но я все сделаю сам.

— Я пойду с тобой.— Марк тайком сжал руку Луизы, как бы говоря: «Не волнуйся, я за ним присмотрю».

— Исключено! — Строгов метнул на друга взгляд, полный гнева.— А кто позаботится о них? На Воларде выживет лишь тот, кто обучен выживать там, где другие не протянут и недели.— Второй взгляд Николай бросил в иллюминатор, туда, где неподвижно висела громада черного крейсера.— Спешите. Я не поручусь, что они не захотят нас добить.

Больше Строгов не сказал ни слова. Он развернулся и быстрым шагом направился к двери. Ему в спину что-то кричал Марк, рыдала Луиза. Николай не обернулся. Он старался не слушать и не вспоминать. Он превратился в железного Терминатора с отключенными эмоциями и чувствами, которые больше не мешали выполнять ту единственную задачу, ради которой Мастер отныне и существовал.

Коридоры «Новой Невады» больше не были приветливыми и безопасными. Полумрак, подсвеченный багровым миганием аварийных ламп, вот-вот грозил превратиться в ядерную сковородку. Словно предвещая это, по стальным туннелям гулял раскаленный ветер. Даже сквозь регенерирующий респиратор Николай чувствовал его тошнотворный смрад — смесь жженного пластика, разогретого металла и испепеленной плоти. Строгов старался не думать об источниках этой жуткой вони, ведь ему предстояло идти именно туда…

Вдруг впереди послышались шаги: небольшая группа спешила навстречу. Прежде чем они появились из-за поворота, Великий Мастер уже знал, сколько бойцов уцелело на пятой батарее.

Алексей Рутов и еще трое харририан за руки и за ноги тащили раненого Нангисена. Увидев метнувшуюся навстречу тень, они с похолодевшими сердцами замерли. Наверняка выжившим канонирам показалось, что это призрак, так как живых существ в этом аду они уже не чаяли встретить.

— Господин лейтенант, это вы? — Рутов не поверил своим глазам.— Вы здесь?

— Немедленно валите в носовую спасательную зону.— Поравнявшись с артиллеристами, Строгов склонился над раненым.— Куда его?

— В грудь осколком обшивки.

— Торопитесь.— Великий Мастер был не в силах помочь Нангисену.— Там должны быть Грабовский, Пери, Моришаль и все, кто уцелел. Если они уже стартовали, забирайтесь в свободную шлюпку — и деру. Управление не трогайте. Включите автоматику, и она поведет вас вслед за остальными капсулами.

— А вы куда? — Рутов остановил командира, который уже сделал шаг в том направлении, откуда только что появились защитники пятой батареи.

— На одиннадцатый уровень. В главный трюм.

— Там все раскурочено. Пожар добрался уже до десятой палубы.— Алексей вцепился в руку Великого Мастера.— Это самоубийство.

— Взрыва не было, а значит, лихтер со взрывчаткой еще цел.

— Даже если и так, вы не сможете ничего сделать.

— Не смогу? — Николай задержал взгляд на двух гранатах, висящих на поясе у капрала.— Это мы еще посмотрим!

С быстротой молнии Строгов завладел смертоносными цилиндрами. Обняв напоследок своего земляка, Николай прошептал по-русски:

— Все. Будем живы — не помрем. Иди, брат, а то будет поздно.

Они пошли каждый в свою сторону. Один, чтобы спасти истекающего кровью товарища, другой, чтобы спасти истекающий кровью мир. У каждого своя дорога и свое предназначение.

Дверь грузового трюма упрямо не хотела открываться. Западло! На кой черт они восстанавливали ее после штурма на Агаве?! Строгов от души выругался. Великий Мастер уже подумывал: не использовать ли в качестве отмычки одну из своих драгоценных гранат,— когда за спиной послышался негромкий рокот двигателя. Робот! Николай не ошибся. Гусеничная машина показалась из-за поворота. Прожектор ослепил Великого Мастера, но даже с закрытыми глазами он понял, что робот пришел не один.

— Что ты здесь делаешь, Барбара? — Строгов почувствовал человека, который плелся вслед за стальным ремонтником.

— Взорвать «Еву» — это был план моей сестры. Я должна выполнить его. Они отобрали у меня все: семью, любимого, прошлое и будущее. Я им этого никогда не прощу.

Николай не стал спорить. Во-первых, нет времени, во-вторых, Барбара все равно уже здесь. Самым разумным Строгов посчитал отойти в сторону. Показав на дверь, он сказал:

— Ну, давай, чего ждешь?

Послушная командам машина пошла на таран. Прямой удар ничего не дал, он лишь погнул створки герметичной двери. Но, как оказалось, девушка именно этого и добивалась. Теперь между стальными плитами образовалась щель, и манипуляторам машины было за что ухватиться. Великий Мастер никак не ожидал, что в хлипких на вид механических клешнях скрывается такая мощь. Робот буквально разорвал блокираторы двери, после чего створки уже ничего не сдерживало.

— Вперед! — Не дожидаясь, пока громоздкая машина уберется, Николай перепрыгнул через ее широкую, выдвинутую вбок гусеницу.

Один взгляд по сторонам заставил Строгова вздрогнуть. Вокруг полный разгром и разорение. За время боя в главный грузовой трюм угодил не один заряд плазмы и не один десяток лазерных пунктиров. К счастью, пробоины самоликвидировались, а с огнем справилась система пожаротушения. Но это лишь временные успехи. В огромном трюме уже отчетливо слышалось, как ревет пламя на нижнем уровне. Еще каких-нибудь полчаса, и палуба под ногами просто расплавится.

— Лихтер под номером двадцать четыре стоит в первой линии,— напомнила Барбара.

— Быстрее туда! — Мастер схватил раненую девушку на руки и что есть духу бросился бежать.

Вот она — первая линия. Боже мой! Сердце Строгова заколотилось. Ни одного целого челнока. Сплошные груды изувеченного железа и сожженные угловатые остовы. Но взрыва все-таки не было. Николай постарался отогнать эмоции и рассуждать здраво. Целая тонна взрывчатки не может сгореть тихо и незаметно.

— Уже совсем близко,— Барбара указала на развороченный борт под номером двадцать.

— Нам повезло.— Великий Мастер бежал вдоль ряда обгоревших барж.— Этой части трюма досталось меньше всего. Остается надеяться…

— Вот он! — Девушка ткнула пальцем в номер «24».— Кажется, цел.

Действительно, кроме черных ожогов, сплавивших часть желто-серой раскраски, других повреждений видно не было. А впрочем, нет. В носовой части виднелась дыра, по размерам и форме напоминавшая расправившую крылья летучую мышь. Однако не может быть, чтобы такое плевое повреждение вывело лихтер из стоя.

Наперегонки Николай и Барбара кинулись к входному люку. Тут их поджидала первая неприятность. Автоматика не работала. Пришлось открывать вручную. Слава богу, у всемогущего Великого Мастера хватило сил, чтобы провернуть заплывшую нагаром ручку. Один мощный рывок — и люк подался.

Строгов не был специалистом по авиационной электронике, но сейчас даже он мог сказать, что лихтер больше нельзя было назвать автоматическим. Летучая мышка, запорхнувшая внутрь, одним ударом расправилась с бортовым компьютером, а заодно поквиталась и с системой звездной ориентации. Отныне «24-й» представлял собой примитивный железный гроб, на котором все еще существовали маневровые двигатели.

— Барбара, как по-твоему, эта посудина еще может стартовать? — Николай взял пилота под прицел своих горящих синих глаз.

— Стартовать? — Девушка не поверила своим ушам.

— Да, стартовать. В ручном режиме.

— В ручном? — До Барбары стал доходить смысл слов Великого Мастера.

— Так «да» или «нет»?

— Наверное, может… — Лейтенант оглядела приборы и кресло оператора.— Энергии в батареях достаточно. Зажигание должно произойти.

— Хорошо. Залей герметиком дыру и уходи. Через десять минут я взорву борт и уведу лихтер к «Еве». За это время ты должна добраться до первой аварийной переборки, а это уже в коридоре. Помни: у тебя всего десять минут. Сделай, что я приказал, и беги. Замешкаешься — улетишь вместе со мной в космос.

— Это моя работа! — В полумраке тесного отсека Николай заметил как блеснули глаза Барбары.— Лучше уходи ты!

— Не спорь со мной! Я так решил.— Строгов хотел уже уйти.

— Подумай о Луизе! — Девушка удержала его.— Ты дорог ей.

— Ей дороги воспоминания, а не чудовище, которое даже не способно ее поцеловать.

Николай почувствовал, как заледенело сердце. Нет, это не страх перед смертью. Он уже столько раз умирал, что даже привык к этому. На самом деле его мучил ужас, что, отвергая Луизу, он совершает роковую ошибку. Что если на свете случаются чудеса и сказка про принцессу и чудовище действительно существует?

Разрываемый внутренней болью, он лишь на мгновение потерял ощущение реальности и утратил контроль над своими инстинктами. Этого хватило. Строгов не смог среагировать на атаку. Ослепительной молнией в бок ему впилась дуга электрошокера.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава