Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 29

Барбара набирала полные пригоршни крупного красного песка и задумчиво глядела на то, как он тоненькими струйками течет между пальцев. Точно как в детстве, как на Земле. Они всей семьей ездили на океан. Бесконечные пляжи, теплый ветер, крики чаек и добрые заботливые руки ее двух мам. Да, у Барбары было две мамы. Та, что ее родила, и та, что вырастила. Она любила их обеих, делая различия лишь в именах. Мама Ядвига ушла очень давно. Врачи сказали «рак» и еще сказали «смерть». Маленькая Барбара очень испугалась и заболела. Что стало бы с ней, если бы не Ванда. С тех пор девочка называла ее мамой, отучившись от этой привычки лишь тогда, когда до конца осознала, что Ванда — ее старшая сестра. Но даже после этого их отношения ничуть не изменились. Барбара приходила к сестре с горестями и проблемами, просила совета и поддержки. Кто знает, может, именно сестра и заразила ее любовью к небу.

Но теперь все рухнуло. Одна! Ванда мертва. Жизнь ударила так больно, что сознание сжалось, скорчилось до размеров маленького обезумевшего от боли зверька, готового вцепиться в горло первому же встречному. Кто виноват? Барбара неустанно искала ответ. И даже не в смерти сестры. Кто виноват в том, что мир стал таким, в котором свои убивают своих? Ванда думала, что знает ответ, и верила в свое дело. А она, Барбара Ковальская, во что верит она?

— Я могу присесть рядом? — Широкоплечая тень заслонила свет Желтой Циклоны, висящей низко над горизонтом.

— А, это ты… — Барбара с трудом проглотила сдавливающий горло комок.— Садись.

Мартинес сел, по-восточному сложив ноги. Подражая девушке, он тоже зачерпнул горсть песка и стал пересыпать его из руки в руку.

— Красиво здесь,— Хорхе провел взглядом по бесконечным волнам алых барханов, которые неподвижно застыли под ярко-ультрамариновым небом.— Красиво и спокойно.— Разведчик вернул взгляд на Барбару.— Ты была на Воларде раньше?

— Бывала разок. Мы ставили зонды, выясняя, пригодна ли планета к колонизации.

— Ну, и выяснили?

— Выяснили.— Молодая полька посмотрела в небо, словно стараясь пробить взглядом миллионы километров пространства.— Не окажись рядом «Евы», Волард, скорее всего, ожидали бы удивительные перемены.

— Ваши боссы не захотели, чтобы рядом со сверхсекретным объектом сновали толпы случайных зевак? — догадался Мартинес.

— Можно и так сказать,— Барбара кивнула.

Тема исчерпалась, и молодые люди умолкли. Так всегда бывает. С человеком, который для тебя ничего не значит, ты готов трепаться о чем угодно и сколько угодно, но стоит рядом оказаться тому, от кого твое сердце бьется часто и сильно, и ты теряешь все слова, немеешь и забываешь все на свете.

— Ты из Испании? — Барбара наконец нашла, что спросить.

— Я из Каталонии.— В глазах Хорхе сверкнула гордость.

— Какая она, твоя Каталония?

— Разная… — Вспоминая, Хорхе прикрыл глаза.— Удивительная и прекрасная. В ней есть все: цепляющие облака горы и лазурное море, растрескавшиеся от солнца равнины и благоухающие сады, маленькие рыбацкие домики и роскошные дворцы. Но главное… — Мартинес придвинулся поближе к девушке,— в Каталонии есть чертовски горячие мужчины.

Глядя в лицо разведчика, в котором мелькнули искорки искусителя, Барбара улыбнулась:

— Ну, это в далекой Каталонии. Здесь, на Воларде, их днем с огнем не сыщешь.

Хорхе не ожидал такого ответа. Сначала он глупо хлопал глазами, а затем надулся и отвернулся.

— Не обижайся! — Девушка обняла разведчика за шею и, притянув к себе, запустила пальцы в густые черные волосы.— Я пошутила.

— Ничего себе шуточки,— Мартинес строил из себя обиженного, хотя сам без сопротивления поддавался рукам Барбары.— Задета честь южанина. Оскорбление можно смыть только… — каталонец наигранно задумался,— только поцелуем.

Хорхе не смел надеяться на лобзание в губы, а потому подставил Барбаре щеку. «Головорез» негромко рассмеялся, когда вместо ожидаемой ласки получил дружеский удар по челюсти.

— Вот что делает из женщин армия. Они совсем забыли, как это делается.

— За спиной у нас стоит «Призрак»,— девушка мотнула головой в сторону огромной черной птицы.— Корабль предназначен для шпионажа и диверсий. Остряки, которые сейчас несут вахту на центральном посту, любят совать нос в чужие дела. Хочешь, чтобы по всем каналам внутренней связи демонстрировали кино с нашим участием?

— Ты думаешь, что нас снимают? — Каталонец с подозрением покосился на замерший в сотне метров от них звездолет.

— Это их любимая шутка, ведь в космосе так мало развлечений.

— Должно быть, смешно такое увидеть,— согласился разведчик.— Конечно, если показывают не тебя.

Произнося эти слова, Хорхе слегка отодвинулся от Барбары. Та, заметив это, улыбнулась:

— А говорил, что горячий мужчина…

Каталонец мог обидеться, поэтому девушка поспешила отвлечь его, переведя разговор на другую тему.

— Если не секрет, как ты попал в Легион?

— Проще простого. Сел на автобус, доехал до Франции, а там и завербовался. Границ-то в Европе уже давно нет.

В последних словах солдата чуткое женское ухо уловило некий потаенный смысл. Барбара попыталась угадать:

— Тебя могли не пропустить через границу? Должно быть, что-то натворил?

— Ничего особенного. Так, мелочь.— Мартинес сконфузился.— Ну, знаешь, когда тебе восемнадцать лет, в голове сплошные тараканы. Рэп, баскетбол, джинсы с мотней до колен, красивые девочки в мини-юбках, мощные тачки в тюнинге… Короче, все это стоит денег.

— А их, как всегда, не хватает,— помогла разведчику Барбара.

— Не то слово! — Мартинес тяжело вздохнул.— Я-то не из богатеньких. Вот и надумали мы с товарищами взять магазин одного гада. Он как раз торговал в Барселоне рэперским шмотьем. Никогда нам скидок не делал, сколько мы у него ни покупали.

— Вот гад! — Барбару насмешила такая детская мотивация двухметрового верзилы.

— Сейчас, конечно, мне тоже смешно,— Хорхе согласился со своей соседкой.— А вот тогда… ух, мы лютовали.

— Еще, небось, и не совсем на трезвую голову? — предположила не по годам прозорливый пилот.

— Не без того,— сознался былой злоумышленник.— Были и виски, и косячок. Короче, в таком виде мы с приятелем и заявились к этому типу в магазин. Хорошо, что хоть маски додумались надеть.— Вспоминая, Мартинес снова занялся пересыпанием песков Воларда.— Конечно, у нас была пушка… Но хозяин оказался тоже не лыком шит. Мой товарищ получил пулю в бок, а я едва успел выскочить за дверь. Что делать дальше? Отпечатков мы оставили море, да и мой напарник в полиции точно расколется. Вот я в чем был, в том и вскочил в автобус. Благо, Франция прямо через дорогу.

Тогда-то ты и решил податься в наемники?

— Да нет, об армии я даже не думал. Собирал виноград, давил вино и сам же его пил. Жизнь казалась беспросветной, от этого и заливался красненьким по полной. Так бы и катился по наклонной, не сведи меня судьба с одним человеком.

Барбара не перебивала. Пусть Хорхе выскажется. Наверняка он так же одинок, как и она, за тем крохотным исключением, что она почувствовала свое одиночество только сейчас, а солдат живет одними воспоминаниями уже очень давно.

— Я встретил его в каком-то полутемном кабаке. Таких много в Марселе. Из завсегдатаев одни пьяницы да проститутки. Я, как ты понимаешь, относился к первым.— Хорхе улыбнулся неожиданно получившейся шутке.— Он сел рядом со мной за барную стойку и долго на меня косился. Я хотя и был пьян, но все же это заметил. Сцепились мы с ним тогда. Я, как видишь, совсем не хлипкого сложения, а летал по кабаку как мотылек. Что было потом, не помню. Очнулся на какой-то железной койке без матраса. Выглянул за дверь — стол со жратвой и десяток солдат. Все на меня пялятся. Смеются, говорят, какого красавца сержант Дюваль приволок. Накормили, умыли, а под конец контракт под нос сунули. Хочешь, мол, жить без забот, подписывай.

— И ты подписал?

— Подписал,— в голосе Мартинеса не слышалось раскаяния.— И правильно сделал. Если бы не армия, не знаю, что бы со мной было. А так — видишь, сижу на теплом песочке рядом с красивой девушкой.

— Остряк,— Барбара покачала головой.— Я думала, ты мне расскажешь историю о своем лучшем друге, об этом, как его, сержанте Дювале.

— Он мне не друг, а скорее отец. Спустя год мы снова встретились, и больше наши пути не расходились. Первый контракт, затем второй. По наводке Дюваля я попал как в «Головорезы», так и в разведвзвод. Он учил меня всему, что знал, старался пробудить во мне древние инстинкты воина.

— Дюваль выполнил свою работу. Ты уцелел. Старый сержант может гордиться своим учеником.

— Все тренажеры и тренировки ничто по сравнению с везением и удачей. Симон Дюваль остался на Агаве. Он был в тысячу раз лучше меня, но погиб, а я, видишь, выбрался.

Хорхе замолчал. Наверное, экскурс в прошлое переколошматил у него все внутри. Барбара поняла, что не одной ей тяжело. Она потеряла близкого человека. Это, конечно, страшно и больно. Но не менее мучительно терять друзей. Целая рота полегла, а он выжил. Не осталось никого, а он жив и здоров. Сейчас наверняка Хорхе чувствует, как лица его погибших товарищей глядят ему в спину и вопрошают: «Почему ты остался в живых? Ты струсил? Прикрылся нашими спинами?» Мартинес всю жизнь будет оправдываться перед ними, доказывать, что не виновен, что это не он, а судьба, оттолкнув его из-под косы смерти, заставила вернуться в мир живых.

Вдруг девушка похолодела. Завтра непременно Мартинеса ждет бой, в котором «головореза» может ждать как смерть, так и плен. Возможно, они больше не увидятся никогда.

Барбаре очень захотелось просто жить, без тайн, без предательства и потерь. Просто дышать, говорить, любить и быть любимой. Повинуясь безотчетному желанию, она нащупала руку солдата. Когда их ладони сцепились, девушка встала на ноги и потянула Мартинеса за собой.

— Идем.

— Куда? — Хорхе поднялся, не сопротивляясь.

— За бархан. Там мы будем одни…

предыдущая глава перейти вверх следующая глава