Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 25

— Луиза, вы узнаете кого-нибудь из этих людей? — Отто подвел девушку к тонированному стеклу.

— Одного, вон того круглолицего верзилу, я, кажется, видела,— Луиза понизила голос до шепота.— Но вот где и когда?

— Можете расслабиться и говорить совершенно нормально.— Немец кивнул в сторону офицеров за стеклом.— Та комната для допросов. Они не слышат и не видят нас, в то время как мы имеем и ту, и другую возможность.

Хотя слова Отто и предназначались юной собеседнице, но их словно услышали военные из соседней комнаты. Услышали и не согласились. По крайней мере тот, светловолосый широкоплечий гигант, о котором говорила Луиза. Подойдя к окну, он уставился в него, а затем пару раз врезал по небьющемуся стеклу.

— Эй, компаньоны хреновы, может, покажетесь? Госпожа Грифитц, кажется, говорила о полном доверии.

— Да брось ты, Ян! — Второй лейтенант воспринимал ситуацию намного проще. Он уселся прямо на стол, явно не желая скандалить.— Вдруг за стеной и нет никого? Получается, что ты как идиот треплешься сам с собой.

Знакомый говор! Луиза слышала его много раз. Французский язык, который вбивают в головы иностранным волонтерам, в Марсельском учебном центре звучит именно так. Как змея на флейту факира девушка двинулась к двери.

— Куда вы? — Отто протянул руку, как будто хотел ее остановить.

— Я хочу с ними поговорить.

— Нельзя, они не должны вас видеть…

Куда там! Звуковые колебания, произведенные немцем, натолкнулись на дверь, закрывшуюся за спиной у Луизы. Вход в комнату для допросов должен был находиться метров через двадцать, аккурат за поворотом узкого коридора. Луиза преодолела это расстояние бегом.

У запертой металлической двери стоял администратор казино. В этот момент он не был похож на галантного служащего игорного дома. Скорее часовой, по воле обстоятельств сменивший камуфлированную униформу на черный смокинг. Хотя, скорее всего, оно так и было.

— Откройте!

Луиза не знала, применила ли она силу или просто ее голос звучал уж очень уверенно. По крайней мере, субъект в черном, ни слова не говоря, сразу сунул ключ в замочную скважину.

Прежде чем произнести хотя бы слово, они долго и пристально смотрели друг на друга. Никто ничего не оценивал, не взвешивал и не лапал глазами. Все просто пытались вспомнить.

Откуда-то я тебя знаю,— первым осмелился заговорить тот, кого звали Ян.

— Ты «головорез»? — Луиза попыталась представить верзилу в форме легионера.

— Я служил во взводе Грабовского.— Ян смотрел на девушку в упор, проверяя, какое действие окажет на нее имя командира разведчиков.

— У Марка?! — Луиза едва выдохнула это имя сквозь спертое горло.

— У него самого.— Черноволосый сотоварищ поляка ехидно фыркнул.— Ну что тут скажешь, нашего Казанову знают и тут.

— Погоди ты, Хорхе… — Сморщенный лоб Яна говорил о том, что он начал вспоминать.— Ты работала официанткой в каком-то кафе. Я несколько раз видел тебя, когда заходил за Грабовским. 

Вот оно! Лицо солдата в залихватски сдвинутом набекрень зеленом берете моментально всплыло в памяти Луизы. Они не были знакомы, просто виделись. Но сейчас это ровным счетом не имело никакого значения. Сейчас они были ближе, чем кровные родственники. Простые бесхитростные люди в океане опасности, ненависти и тотальной лжи. Их как магнитом потянуло друг к другу.

— Ребята, вы живы! — Вытянув руку, Луиза коснулась груди поляка, словно боясь, что он растает как мираж.

— Живы мы, живы.— Ян накрыл ее руку своей лапой.— Я вот, и Мартинес выбрались.

— А где все остальные? Где Грабовский? И где… — голос девушки дрогнул,— лейтенант Николай Строгов?

Вот оно что! «Головорезы» переглянулись. Интерес к командиру второго взвода сразу бросился в глаза, даже несмотря на то, что фамилия Строгов упоминалась второй по счету.

— Он остался там, на Агаве.— Ян взял на себя груз печального вестника.— Жив Строгов или мертв, мы на знаем. Могу сказать лишь одно — туда отправился Грабовский. В случае чего он поможет.

Луиза не понимала, чем может помочь Марк, а вот в своих силах она точно не сомневалась. Как молния девушка кинулась к окну и, глядя в его немую зеркальную глубину, с жаром прокричала:

— Вы должны отправить меня на Агаву.

— Мы не для этого доставили вас на станцию.

Женский голос прозвучал не из-за стекла, а совсем из противоположного конца комнаты, прямо от входной двери. Уже знакомая Луизе полковник Ванда Грифитц в сопровождении Отто и еще одного военного в форме полковника инженерной службы перешагнула порог.

— В конспирации больше нет нужды,— Грифитц объяснила появление участников оппозиции.— Вы узнали друг друга. Лучшего доказательства быть не может, вы именно те, за кого себя выдаете.

— И что дальше? — Ян исподлобья посмотрел на полковника.— Изменится что-либо в нашем положении? Теперь нам помогут вернуться на Землю?

— К сожалению, пока это невозможно. Мы в гиперпространстве. И выйдем из него только в окрестностях Желтой Циклоны.— Видя, что название звезды «головорезам» ни о чем не говорит, Ванда уточнила: — Мы выйдем на диаметрально противоположном от Земли краю Галактики.

— Что ж так хреново! — Мартинес с досады плюнул на пол.

— На другом конце Галактики? — Ян узрел в словах женщины большее, чем отсрочку их возвращения домой.— А какого хрена мы, то есть вы, тащитесь на другой конец Галактики?

— Вы настоящий разведчик, Микульский,— полковник Грифитц похвалила солдата.— А вот о цели нашего перехода вам лучше расскажет полковник Бриджерс.

Стоп-стоп! А вы уверены, что мы должны это знать? — Микульский опередил раскрывшего рот инженер-полковника.— Чем меньше знаешь, тем крепче спишь. Это я о вас. Чем мы меньше знаем, тем вы крепче спите.

— Уже поздно беспокоиться по этому поводу,— в разговор неожиданно встрял Отто.— В случае провала лишь за один только контакт с вами всем здесь присутствующим уже уготовлен смертный приговор. Так что можете слушать с чистой совестью. Прошу вас, полковник.

— Чуть более двадцати лет назад один из наших разведывательных кораблей наткнулся на неизвестный объект…

Голос пожилого полковника казался плавным, но мертвенно-ледяным. Таким тоном обычно рассказывают жуткие ночные истории про ведьм и упырей. Луиза никогда не верила в них, однако ее буйное воображение всегда столь ярко иллюстрировало слова рассказчика, что ноги начинали предательски дрожать. Вот и сейчас, предвидя такое развитие сюжета, девушка покосилась на стул. Отто перехватил ее взгляд и тут же жестом пригласил присесть. Второй стул достался Ванде Грифитц. Мужчины приткнулись кто куда. Бриджерса не прерывали. Продолжая бубнить свою историю, он занял место у стола, словно за профессорской кафедрой.

— Объект, о котором я говорю, представлял из себя сгусток энергии, неподвижно висящий в космическом пространстве. Излучение являлось настолько плотным, что поддавалось оптическому наблюдению, но в то же время не регистрировалось приборами внешнего контроля. Не видя опасности, командир звездолета решил подойти вплотную к источнику… Об этом гласила последняя запись, сделанная в бортовом журнале. Корабль вернулся к Земле в автоматическом режиме. Полностью исправный, но с мертвым экипажем. Самым необычным и ужасным являлось то, что тела всех астронавтов были изуродованы чудовищными мутациями, от которых они и умерли. Ну, представьте себе, когда ребра закручиваются внутрь и пробивают сердце или позвоночник прорастает сквозь…

— Полковник, вы несколько отвлеклись,— Отто, глядя на белеющее лицо Луизы, вынужден был оторвать Бриджерса от смакования патолого-анатомических изысков.

— Ну, ладно, как хотите.— Рассказчик пожал плечами, удивленный, что его прервали на самом интересном месте.— О чем это я? Ах да, корабль вернулся. Помимо трупов, других аномалий на нем не обнаружили. Осмотр ничего не дал и уже подходил к концу, когда кто-то из экспертов обратил внимание на запасы сжиженных газов. В емкостях что-то шуршало и постукивало.

— Неужели морунги? — в один голос выдохнули разведчики.

— До морунгов еще было далеко, но мыслите вы в правильном направлении,— кивнул инженер.— В резервуарах действительно оказались газообразные существа. Правда, очень примитивные. Если их сравнивать с эволюцией живых организмов, то это уровень амеб, причем хлипких и нестабильных.

— Все зависит от газа,— предположил Ян.

— Браво! Хватаете на лету,— полковник искренне восхитился смекалкой Микульского.— Недоставало того базового элемента, без которого невозможно построить прочные долговечные молекулы. Не буду утомлять вас ходом исследований, а сразу скажу, что такой элемент был найден. Уже через полгода к источнику неизвестной энергии ушел корабль, на борту которого находились образцы с кремниевыми смесями. Эксперимент полностью удался, и мы получили первый стабильный живой организм, причем с явными признаками интеллекта. Это был головокружительный успех! Вы ведь понимаете, как нам требовались помощники в освоении космоса? Бесстрашные, преданные и практически неуязвимые, они могли идти впереди человека, принимая на себя первый удар стихий. Для создания именно таких существ и был создан автоматический научный комплекс «Ева». Он повис в космосе, выражаясь фигурально, заключив в свои объятия этот загадочный сгусток энергии. К «Еве» осталось лишь подгонять челноки с газом и забирать, так сказать, готовую продукцию.

— Но людям приближаться к станции не рекомендуется? Я правильно понял? — задумчиво уточнил Микульский.

— Так точно, это верная смерть. И «Ева», и транспортные челноки полностью автоматические.

— Хорошо устроились! — заметил Мартинес.— Клепают себе морунгов и никакой Лабиринт им не нужен.

Хорошо-то хорошо, да не очень,— покачал головой инженер.— Морунги — создания недолговечные. Их можно использовать максимум месяц.

— А что происходит потом? — навострил уши Микульский.

— Потом гибнут. У них заканчивается энергия, словно батарейки садятся.

— Ну, это ваши морунги. Они у вас, видать, бракованные получаются,— усмехнулся Ян.— А вот те, что водятся на Агаве, живучие как кошки. У них, видать, и впрямь семь жизней.

— Ничего не могу сказать. Никогда не видел морунгов с Агавы. Да и вообще тема этой странной планеты закрыта для обсуждения. Сверхсекреты проекта являются прерогативами исключительно Верховной Лиги.

Луиза слушала с величайшим вниманием. Она многого не знала, многого не понимала, а некоторые вещи с ее точки зрения казались просто абсурдными и неприемлемыми. Однако мир таков, каков он есть, и, чтобы разобраться в нем, следует накопить побольше информации, а затем выложить из нее сложную мозаику окружающей реальности. Первые цветные кристаллики в этом орнаменте уже заняли свои места. Золотисто-желтые, ослепительные и завораживающие — они символизировали победу землян над тысячелетним заточением на родной планете. Человечество вышло в космос и свободно странствует среди звезд. Это ли не сказка, это ли не мечта?! Но пестрота сложенного Луизой панно этим и заканчивалась. Дальше следовали неприглядные пасмурные тона. Коричневый, отдающий оттенком фашизма,— освоение космоса стало свехсекретом, к которому приобщилась лишь элита нашей цивилизации. Кроваво-красный, зловещий — столкновение с инопланетными мирами привлекло к космической войне. И наконец серый, неопределенно-мутный — часть высокопоставленных чиновников проекта «Архангел», таких как Орлов, Грифитц, Отто и Бриджерс, организовали движение сопротивления. Какую цель они преследуют? Чистую и благородную, или это всего лишь ширма, за которой скрывается низменный план захвата власти? Каким оттенком окрасить неизвестных существ со зловещим именем морунги и где разместить их в общем узоре событий, Луиза не знала. Да и свой цвет и место она пока тоже не нашла.

Как видно, вопрос собственного статуса волновал не только девушку. Выслушав историю полковника Бриджерса, Ян Микульский поинтересовался:

— Не пойму, к чему вы все это нам рассказываете?

— Нам необходима ваша помощь,— Ванда Грифитц не стала напускать тень на плетень.— Во всей этой войне много странного и непонятного. Конфликты, возникающие между землянами и Галактическим сообществом, вполне могли быть разрешены мирным путем. Вместо этого обе стороны даже и не подумали сесть за стол переговоров, а как очумелые кинулись убивать друг друга.

— Извините, мадам,— Ян позволил себе перебить полковника,— меня зовут рядовой Ян Микульский, а его,— легионер ткнул в сторону своего товарища,— рядовой Хорхе Мартинес. Мы простые солдаты и наше слово ничего не значит ни на Земле, ни на Тогоре.

— Вы не простые солдаты,— Грифитц поняла недоумение корсиканцев.— Вы земляне, находившиеся на службе у Галактического Союза — это первый прецедент. Второе, ваши друзья — это известный всей Галактике инженер и принцесса одного из влиятельнейших королевских домов, она же советник при правительстве.

Полковник сделала паузу, чтобы высказанная мысль как следует дошла до сознания «головорезов». А может, они сами поймут, куда она клонит? Микульский понял:

— Вы хотите, чтобы мы вместе с Дэей и Нагирой стали посредниками в переговорах между вами и Советом Галактического Союза?

— Умный мальчик,— со своего места сделал замечание Отто.

— Посредниками — да, что касается Совета, то нет.— Ванда Грифитц не поддержала шутливый тон своего немецкого коллеги.— Нам кажется, что Совет ведет какую-то странную игру. С одной стороны они подливают масло в огонь конфликта, с другой скрывают его от своих подданных. Где смысл? Если война, то она касается всех и каждого без исключения. А так получается, что Совет позволяет «Архангелу» тихо хапать планету за планетой.

— Тогда зачем была нужна наша экспедиция? — удивился Хорхе Мартинес.

— Понятия не имеем,— Отто ответил от имени движения сопротивления.— Возможно, какая-то информация все-таки просочилась в общество, и под влиянием некоторых политических сил Совет должен был показать видимость контрмер.

— Вот именно с этими политическими силами мы и должны установить контакт,— подытожила полковник Грифитц.— Это будет вашей второй главной задачей.

— Разрешите узнать, а какая первая? — «Головорезы» вмиг навострили уши.

— Вы поможете нам прикончить морунгов.

Луиза плохо себе представляла тех существ, о которых говорила мадам Грифитц. Однако она хорошо помнила слова полковника Бриджерса: «Живые организмы… интеллект… помощники, бесстрашные и преданные». После таких определений девушка представила себе кого-то вроде собак. В душе шелохнулась жалость.

— А может, не надо их убивать? — корсиканка постаралась мыслить логически.— Это же ваши собственные творения. Прикажите им вести себя смирно.

— Резонно. И риска меньше,— поддержал девушку Микульский.

— Не так все просто. Средства контроля находятся в руках Верховной Лиги «Архангела» и нам не доступны.

Секунд двадцать разведчики переваривали полученную информацию. Сигналом о том, что слова полковника Грифитц проанализированы, стал вопрос Мартинеса:

— А что из себя представляют эти средства контроля?

— Система класса «Вершитель» это нечто вроде серебристого шлема,— поспешил пояснить Бриджерс.— Надеваешь на голову и сразу становишься чем-то вроде верховного морунга. Шлем транслирует код высшего приоритета. Для машин, которыми по сути и являются морунги, это неоспоримый закон, требующий полного подчинения. «Вершителей» всего двенадцать, и принадлежат они лично каждому члену Лиги.— После этих слов полковник сделал оговорку.— Не стоит путать «Вершитель» с маскировочной установкой А-420. Этот шлем создан с целью обезопасить людей от нападений боевых морунгов.

— Нет ничего такого личного, что бы нельзя было спереть… — Мартинес виновато огляделся по сторонам.— Пардон, я хотел сказать — позаимствовать или попросту отнять. Уверен, что легче раздобыть эти ваши кастрюли, чем пытаться перестрелять всех невидимок.

Так значит, морунги не только газообразные, а еще и невидимые! В одно мгновение молочно-белые, словно сделанные из облаков болонки, которых рисовала фантазия Луизы, стали прозрачными как стекло. Однако поверить в полную невидимость морунгов Луиза так и не смогла. В ее сознании они продолжали поблескивать под лучами солнца, словно ледяные статуи.

— Не стоит даже пытаться,— от мысленных изысканий в области морунговедения девушку отвлек голос полковника Бриджерса.— «Вершитель» настроен на биополе своего хозяина. Он сожжет мозг каждого, кто решится напялить его себе на голову.

— И что, нельзя перепрограммировать эту вашу чертову машину? — робко осведомился Хорхе.

— Никак не получится. «Вершитель» собирается прямо на голове хозяина. Он как бы притирается к каждому конкретному мозгу.

— А «Вершитель» действует как на невидимок, так и на звезды? — молчавший до этого Микульский задал вопрос. По лицу солдата Луиза видела, что думает он совсем о другом, а спросил так… для очистки совести.

— Звезды? Какие звезды? — Бриджерс непонимающе посмотрел на Отто и Грифитц. Те в свою очередь такими же округленными глазами смотрели на него.

— Ну, как какие? — настал черед удивиться Микульскому.— Черные, блестящие такие, размером чуток побольше кулака.

— Не знаем мы никаких звезд,— Бриджерс наконец решил, что солдат что-то путает.— Сейчас речь идет о морунгах.

— Вот и я вам толкую о морунгах,— Ян настаивал на своем.— Морунги бывают двух видов. Одни прозрачные газообразные, а другие сделаны из черного блестящего камня. Аборигены Агавы называют их Звездами Нума.— Разведчик поймал на себе недоверчивый взгляд, а потому счел своим долгом заручиться поддержкой напарника.— А ну, Хорхе, подтверди.

— Так оно и есть,— Мартинес согласно закивал.— Медузы — они здоровые да дурные. Им бы только порыться у нас в потрохах, а вот звезды — это совсем другое дело. Это те, кто приказывает убивать, это те, кто управляет оборотнями и машинами.

— Что значит — управляет оборотнями? — задала вопрос Грифитц.

— Что значит — управляет машинами? — в тон женщине повторил Бриджерс.

— Ну, здрасьте! — Мартинес, как видно, так привык к обоим этим опасностям, что ему было сложно поверить в существование людей, которые о них и слухом не слыхивали.— Агава находится в зоне вашего влияния, а вы не знаете, что там творится? Как такое может быть?

— В боевых действиях на Агаве принимали участие только морунги,— полковник ВКС отвечала очень медленно, донельзя растягивая фразы. Было понятно, что из отдельных разрозненных фактов она пытается сложить правдивую картину происходящего.— Агава ведь потухшая звезда. Считалось, что условия планеты не позволят людям там находиться, а тем более — довольно продолжительное время. Вот именно поэтому при нашей первой встрече меня очень заинтересовала информация о роте «Головорезов», которая якобы сражалась на Агаве.

— Давайте вернемся к этим вашим Звездам Нума, оборотням и подвластным им машинам.— Бриджерса больше интересовала чисто техническая сторона вопроса.— Рассказывайте. Мне кажется, что с вашей помощью мы сможем приоткрыть завесу секретности над некоторыми тайнами Верховной Лиги.

— Вам крупно повезло, что «Ева» штампует лишь газообразных медуз.— Микульский вздрогнул как от холода.— Появись здесь их каменные сородичи…

— После ваших слов мы не можем быть уверены, что их здесь нет,— Ванда Грифитц перебила разведчика.— Существует ряд необъяснимых пока фактов…

— Необъяснимые для нас, непосвященных в тайны Лиги,— Бриджерс, находясь в одном звании с полковником Грифитц, мог безнаказанно позволить себе вспышку возмущения.

Луизе стало очень интересно, примкнул бы инженер-полковник к сопротивлению, окажись он в числе этих самых посвященных. Что касается Ванды Грифитц, то здесь дело ясное — идейный боец.

— Итак, вы хотите знать, как звезды управляют машинами? — Ян начал с самого легкого.

— Очень хотим,— чуть ли не хором ответили оба полковника.

— Отвечаю. Черт его знает! — Микульский почесал затылок.— Звезда способна взять контроль над любым компьютером, причем с довольно большого расстояния, и управлять им как только пожелает. Когда игрушка надоедает, морунг может ее бросить, но с этого момента автоматика уже навечно остается его рабом. Такой агрегат не перепрограммируешь, его можно только уничтожить.

— Так оно и есть.— Грифитц, Отто и Бриджерс как по команде переглянулись.

— Наблюдали что-либо подобное? — Разведчики сразу смекнули о причине этих взглядов.

— На станции всего две эскадрильи моей авиагруппы,— объяснила полковник Грифитц.— Весь остальной флот — это автоматические боевые истребители класса «Вампир».— Ванда задумалась.— Раньше я считала, что они автоматические…

— «Вампиры» базируются только в закрытой зоне «А»,— за офицера ВКС продолжил полковник Бриджерс.— Обычную обслугу к ним не подпускают. Но несколько раз поврежденные машины садились на нашу полосу. Первый такой случай я помню как сейчас. Подоспевшие механики хотели заглянуть внутрь, но попадали как подкошенные. Несколько из них умерли прямо на месте от кровоизлияния в мозг. К флаеру смогла подойти лишь спецгруппа из зоны «А». Все они были защищены шлемами А-420. Я еще тогда подумал, для чего это потребовалась маскировка на своей родной базе, когда невидимками вокруг и не пахнет.

— Значит, внутри «Вампиров» сидят морунги,— сделал окончательный вывод молчавший до этого Отто.— Очень неприятная новость.

— Новость вдвойне неприятна, если учесть, что это никакие не невидимки, а Звезды Нума. И втройне неприятна, если вспомнить, сколько флаеров типа «Вампир» базируется в подземных ангарах зоны «А».

— И сколько их там? — робко поинтересовался Хорхе Мартинес.

— Около трех сотен.

— Трех сотен! — Хорхе не удержался от громкого восклицания, почти крика.— Удивительно, почему люди на станции еще живы? Объединившись все вместе, звезды давно должны были уничтожить все живое.

— Так… — Отто многозначительно покачал головой.— Я так понимаю, что мы еще чего-то не знаем.— Получив поддержку в виде кивков своих коллег, он предложил корсиканцам: — Рассказывайте. Какую еще угрозу несут в себе эти ваши звезды?

Несколько секунд разведчики молчали, как бы решая, кому из них отдуваться за «проказы» черных монстров. Но пауза не могла длиться бесконечно, и Микульский взял роль рассказчика на себя.

— Точно так же, как и на компьютеры, Звезды Нума могут влиять и на живые организмы. Правда, для этого звезда должна находиться рядом со своей жертвой. Как только человек или какое другое существо останется в одиночестве, его мозг сразу начнет приходить в себя. Мы же не машины, и окончательно перепрограммировать нас невозможно.

— А убивать звезды могут? — Бриджерс бесспорно хотел получить доказательства вины морунгов в инциденте с авиатехниками.

— К несчастью, могут,— Ян дал инженеру необходимые доказательства.— Причем именно так, как вы и говорили: поражая мозг.

— Интересно, что за каша творится в зоне «А»? — подумал вслух Мартинес.— Как там могут существовать и люди, и морунги?

— Я вхож в зону «А»,— Отто пожал плечами.— Правда, далеко не на все объекты… Но ничего особенного я там не видел.

— А людей со шрамами на головах вы там не встречали? — Микульский вдруг задал странный вопрос, от которого у Луизы по телу побежали крупные мурашки.

— Что за шрамы? — Отто как-то сразу напрягся.

— На себе показывать не буду. Как-то не принято… — Ян пробежался взглядом по окружающим его лицам.— А вот Хорхе как раз для этого дела сгодится.— Разведчик потянулся к кудлатой шевелюре своего компаньона.

— Да пошел ты… — молодой каталонец отмахнулся от Микульского.

Шутку оценил лишь сам поляк. Все остальные посетители комнаты для допросов остались серьезными и сосредоточенными.

— Что за шрамы? — настойчиво повторил Отто.

— Вот тут мы и подошли к проблеме оборотней.— Хотя Ян и устроил себе пару секунд эмоциональной разгрузки, это не добавило ему сил перед началом мерзких воспоминаний.— Когда звезда задумала действовать незаметно, она забирается в мозг своего врага. А каким образом совсем немаленькая каменюка может это осуществить? Только раскроив половину башки. Именно то существо, которому так «повезло», и становится самым настоящим оборотнем. Самая коварная тварь, я вам скажу.

— Я несколько раз видел людей с такими отметинами,— задумчиво произнес Отто.— Причем один раз даже на Земле. Они мне показались слегка странными, может, даже эксцентричными, но вполне уравновешенными и разумными.

— А как технически осуществляется имплантация? — Полковник Бриджерс увидел в этом нечто нереальное.— У морунгов развита наука? В частности, хирургия? Что вы видели там, на Агаве?

— Я думаю, что им вполне хватило харририанской науки. Они просто берут ее и пользуют по мере необходимости. Вы же знаете, что современная хирургическая установка может работать и без присутствия врача. Все делает медицинский слит. Морунгам стоит лишь приказать, и этот бесстрастный Потрошитель сразу кинется колоть черепа живых существ, как орехи.

Луиза стразу поняла, что Ян что-то такое ляпнул. Может, слишком красочно описал кровавую процедуру, а может, сходу попал в самую точку. Уж больно вытянулись лица заговорщиков при одном только упоминании о хирургической гильотине. Несколько томительных секунд длилось молчание. Сконфуженный Микульский уже раскрыл рот, чтобы поинтересоваться, в чем проблема, но Ванда Грифитц опередила его. Она едва слышно произнесла:

— Ну, вот и разгадка.

— Это еще не факт,— Отто отрицательно покачал головой.— Это что ж получается: на одного удачно получившегося оборотня приходится тысяча единиц брака?

— Это вы о чем? — наступила очередь «головорезов» теряться в догадках.

Полковник Грифитц и не думала ничего скрывать. Наоборот, корсиканцы могли дополнить недостающие звенья во всей этой истории.

— Еженедельно сюда прибывает крейсер космической гвардии,— полковник Грифитц оказалась самой решительной.— Элитная и жутко секретная контора, я вам скажу. Контейнеры, которые он доставляет, уходят прямо в штаб-квартиру Верховной Лиги. То, что внутри — тайна за семью печатями.

— Наверняка какие-нибудь секретные документы или сверхновые электронные штучки,— высказал предположение Мартинес.— Их всегда возят в ящиках и сверх меры охраняют.

— Говоря о контейнерах, я не правильно выразилась,— госпожа Ванда поправилась.— Это самоходные грузовые трейлеры размером с железнодорожный вагон. За один рейс звездолет доставляет их около полусотни.

— Что внутри, конечно, неизвестно.— Микульский сморщил лоб, как будто мозговой атакой решил пробить борта бронированных контейнеров.

— Было неизвестно до одного прекрасного дня. В этот самый день робот-погрузчик случайно врезался в один из трейлеров. Дыра получилась приличная, а из нее как горох посыпались полуживые инопланетяне.

— Что еще за инопланетяне? — Хорхе с Микульским не были готовы к такому повороту.

— Самые разнообразные. В основном с тех планет, где велись боевые действия. Гвардейцы, охранявшие груз, моментально перебили всех беглецов, а пробоину затянули стальной сетью, чтобы остальные пленники не смогли выбраться наружу.— Госпожа Грифитц сделала паузу, словно что-то вспоминала.— Свидетелями этой бойни стали три мои пилота. Сначала им приказали молчать, а через пару дней отправили в самое пекло. Они все погибли.

— Но, судя по всему, пилоты успели поделиться своей тайной с вами? — догадался Микульский.— Иначе откуда бы вы всё знали?

— Да, один из пилотов сочувствовал подполью. Перед самой отправкой он нашел меня и все рассказал. Это был близкий друг Барбары.

Луиза понятия не имела, кто такая Барбара, но для «головорезов» это имя оказалось знакомым. Ян понимающе кивнул и тут же принялся рассуждать вслух:

— Каждую неделю сюда, на станцию, доставляются пленные. Очень много пленных. Но для чего? Куда они деваются? Потом их перебрасывают в другие лагеря или тюрьмы?

— Потом их перебрасывают прямо в крематорий,— сухо и жестко отрезал Отто.

— После прилета гвардейцев камеры сжигания отходов в зоне «А» работают на полную мощность целых два дня. У нас там есть свои люди. Они сообщают, что жгут обезглавленные и словно мумифицированные трупы.

— Мне это что-то напоминает.— Насторожившись, Хорхе многозначительно взглянул на своего товарища.

— Угу,— в своем ответе Микульский был очень краток, так как думал не о прошлом, а о настоящем.— Ничего утверждать не буду, однако не думаю, что в зоне «А» установили конвейер по производству оборотней. Во-первых, тогда бы их было хоть пруд пруди, а во-вторых, теряется всякий смысл этой затеи. Оборотни ведь нужны какие? Конкретная подсадка для конкретного человека, ну или какого-нибудь высокопоставленного инопланетянина. Все думают, что это он, а на самом деле внутри морунг. Вот тогда в игре есть смысл. А так… Представьте, на каком-то звездном принце звезда не ужилась, зато идеально влезла в голову простого крестьянина. Ну и нафига он нужен? Выведывать тайны свинофермы?

— А кто их знает? — не согласился с товарищем Мартинес.— Может, все пленники этих дьявольских контейнеров и так сплошь принцы, президенты и министры. Может, агенты «Лиги» ловят их по всем планетам? Может, в этом и есть причина войны?

— Ну, ты прямо писатель-фантаст! — Ян даже разозлился на приятеля, который своими бредовыми идеями занимал их драгоценное время.— Такими темпами «Архангел» уже давно перемочил бы все благородные дома, как в нашей Галактике, так и в двух соседних.

— Микульский прав,— полковник Бриджерс поддержал поляка.— Оборотни наверняка существуют, но в закрытых лабораториях зоны «А» стряпают совершенно не их. Там происходит что-то другое, может, даже совсем не имеющее отношение к морунгам.— На мгновение пожилой инженер задумался.— Вспомните тот день, когда крейсер не пришел.

Слова Бриджерса возымели магическое действие. И эта магия была отнюдь не белая. По крайней мере, и Грифитц, и Отто сразу почувствовали себя неуютно. Они нахохлились как продрогшие на холодном ветру воробьи. У самого инженер-полковника эти воспоминания тоже не вызвали теплых ассоциаций. Однако сказав «а», он уже не мог не сказать «б».

— Проблема о которой сейчас идет речь, нас очень настораживает. И дело не только в том, что на станции умерщвляются тысячи живых существ, хотя само по себе это, конечно, отвратительно. Дело в том, что насилие стало просачиваться из зоны «А» на улицы города. Наши люди охвачены… — Полковник замолчал, подбирая слова.

— Страхом? — Луиза попыталась помочь.

— Нет, это не страх, детка.— Инженер задумался.— Пока не страх. Пока это смутное беспокойство, подогреваемое разного рода слухами и ужасными находками. Дело в том, что иногда транспорт с пленными задерживается. Если опоздание составляет более двух дней, то в городе появляются трупы. Полиция говорит о маньяках, Лига о психах, но мы связываем эти случаи именно с задержкой крейсера. Чаще всего жертвами становятся охранники ночных смен или техники, обслуживающие подземные коммуникации. У всех них, как и у пленных инопланетян, проблемы с головой.— Бриджерс горько усмехнулся.— Неплохо сказал. Наверное, для поддержания общественного спокойствия так и следует именовать дочиста выпотрошенный череп.

— Однажды гвардейцы опоздали на целых пять дней,— продолжение страшной сказки на себя взяла Ванда Грифитц.— Тогда среди персонала станции недосчитались, по меньшей мере, несколько сотен человек. Точные данные не знает никто. Об этом позаботилась служба безопасности.

— Все погибшие тоже имели проблемы с головой? — учитывая молящий взгляд Луизы, Микульский смилостивился и употребил выражение, изобретенное пожилым инженером.

— Нет. В тот раз люди просто исчезали,— настала очередь для реплики Отто.— Именно поэтому назвать общее число жертв мы не можем. На станции двухсоттысячный персонал. Поди узнай, кто погиб, а кого действительно перевели на Землю или другие корабли.

Еще находясь на Земле, Луизе показалось, что Отто занимает какое-то особое место в иерархии заговорщиков. Если не руководитель, то по крайней мере один из руководителей. И фразы его чаще всего заканчивались четким лаконичным выводом. Вот так и сейчас, сделав короткую паузу, Отто закрыл тему необъяснимых смертей.

— Все факты о которых мы вам рассказали, это, несомненно, звенья одной и той же цепи. И они говорят… нет, они кричат о том, что жизнь наших людей уже не стоит ничего. С одной стороны, существует Верховная Лига, а с другой — все остальные: люди, инопланетяне, военные, штатские, дети, взрослые… короче, серая масса, с которой можно не церемониться. Такой подход нас не устраивает. Проект «Архангел» создавался не для геноцида и войн.

Сколько страшных событий и сколько правильных высокопарных слов! Луиза запуталась. Сегодняшняя встреча прояснила лишь одно. Оппозиция готова к решительным действиям. Ну и ладно! При чем тут она? Зачем эти люди притащили ее на эту космическую станцию? Отто согласился помочь разыскать Николая, но какую плату он потребует взамен?

— Если все так плохо, почему вы не решитесь на военный переворот и штурм зоны «А»? Может, пора вернуть «Архангел» на путь истинный? — Микульский перебил мысли девушки.

— Для атаки на штаб-квартиру Лиги у нас пока не хватит сил. Тем более что, как выяснилось, там обосновались и Звезды Нума.— Грифитц отрицательно покачала головой.— Нас легко перебьют.

— Тогда какой выход?

— Первый шаг — лишить Лигу ее главной ударной силы, то есть покончить с невидимками. На Агаве, по вашим сведениям, этим занимается какой-то мифический Великий Мастер, а здесь придется потрудиться нам.

План полковника Грифитц, поспешил дополнить Бриджерс:

— Есть мнение, что биомасса, получаемая из пленных, как раз и используется для экспериментов по стабилизации этих тварей. Таким образом, избавившись от невидимок, мы прекратим и убийства инопланетян. И первое, и второе послужит жестом примирения, который станет совсем не лишним перед началом переговоров.

— Сначала нужно перебить морунгов,— Мартинес поежился, припоминая встречи с этими тварями,— а уж потом тот, кто выживет, будет думать о переговорах.

Луиза хорошо знала горячие головы легионеров. Они абсолютно не тяготели к политике и предпочитали видеть перед собой четкую и конкретную задачу. Вот и сейчас «головорезы» сочли, что заговорщики неоправданно долго тянут кота за хвост.

— У вас есть конкретный проверенный способ убивать невидимок, причем желательно пачками? — вопрос был сформулирован предельно ясно.

— Открытого сражения с медузами не будет.— Туманный ответ на конкретный вопрос.

— А как же тогда? … — Мартинес переводил взгляд с одного лица на другое.— Может, кто объяснит?

— Мы уничтожим их родной дом,— Отто выразился красиво, но абсолютно не по-военному.

— Атака на комплекс «Ева»? — Микульский понял, что хотел сказать немец.

— Да, атака.

— Близко не подойти. Там излучение,— Мартинес сразу приступил к анализу возможных вариантов.

— «Еву» можно торпедировать издалека,— полковник Грифитц подтолкнула «головорезов» к правильному решению.

— Можно,— согласился Микульский.— Только мы с Хорхе к торпедному делу имеем такое же отношение, как и к политике. Так что тут уж, извините, без нас.

— Без вас не получится.— Ванда Грифитц отрицательно покачала головой.— Для этого дела вы нужны нам все трое.

— Кто это трое? — Корсиканцы переглянулись.

— Ян Микульский, Хорхе Мартинес и Луиза де-Ламарк.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава