Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 24

В коридоре загромыхали шаги. Кто-то шел им навстречу. По звуку Микульский определил совершенно точно — три человека в армейских ботинках. Мужчины. Больше привыкли к строевому шагу, чем к размеренной мягкой поступи обитателей космических кораблей. Обменявшись взглядами, разведчики как по команде взялись за оружие.

— Остановитесь! — полковник Ванда Грифитц зашипела на солдат словно кобра.— Никаких агрессивных действий. Даже если вас попытаются задержать, делайте непонимающий вид и ведите себя как овечки.

— Непонимающий вид — это несложно, а вот насчет овечек… — Глядя вдаль коридора, Ян не снимал руку с кобуры.

— Доверьтесь мне. Мы же договорились. Я все улажу. Главное, держитесь за моей спиной и ни к кому близко не подходите. Пока английский не загружен, нельзя, чтобы с вами заговорили. А все остальное у вас в норме: документы подлинные, форма офицеров нашей авиагруппы.

— Что она говорит? — не выдержав испытания польским, Мартинес вполголоса задал вопрос.

— Говорит, чтобы ты расслабился. Нахальная морда — это в Америке универсальный пропуск.

А-а-а, понимаю… — Хорхе попытался изобразить взгляд Терминатора.

«Вот теперь нам точно нечего бояться,— Ян исподлобья глянул на партнера.— Какой дурак будет цепляться к маньяку, униформа на котором на три размера меньше, чем положено. Да и я тоже ничем не лучше!» Микульский попытался незаметно оттянуть подскочившие чуть ли не до локтей рукава и с достоинством встретил взгляд начальника патруля.

Американского сержанта ничего не смутило. Видать серебряные орлы на погонах у полковника Грифитц сияли так ярко, что своим блеском начисто ослепили добросовестного служаку. Приняв стойку «смирно», патруль пропустил трех офицеров Военно-Космических Сил, очевидно, спешащих по какой-то очень важной служебной необходимости. Иначе что же им ни свет ни заря делать в здании учебно-тренировочного центра?

Пронесло! Микульский приложил массу усилий, чтобы не оглянуться. Разведчику уж очень сложно давалась мысль, что именно в этот момент ему в спину не наводится дуло винтовки. Ведь с того самого момента, как его спасательная капсула грохнулась на эту проклятущую станцию, драки следовали одна за другой.

— Дальше вы пойдете сами.— Ванда Грифитц резко остановилась.— Четвертый этаж, секция номер три. Вот карточка доступа.— Женщина держала пластиковую пластину за края, так, чтобы на ней не остались ее отпечатки пальцев.

— В чем дело? — Ян всполошился.

— Четвертый этаж полностью контролируется камерами безопасности. Я слишком заметная фигура, и мое появление в секретной зоне да еще в компании с двумя неизвестными лицами может вызвать подозрение.

— А появление этих самых неизвестных лиц самих разве не вызовет подозрение? — Микульский как гипнотизер следил за глазами госпожи полковника.

— Новички, которых ждут вакантные места в новых для них сферах деятельности, иногда получают доступ сюда. Та карточка, которую вы сейчас держите в руках, послужит неоспоримым доказательством именно этой легенде.

— Придется рискнуть.— Микульский тяжело вздохнул.

— Ничего не поделаешь, придется.— Полковник Грифитц улыбнулась.— Да, наверху вас будет ждать майор Вейсман. Он в курсе наших дел. Удачи.

Пани Ванда, очевидно, подвела черту их прощанию. Дальнейшие расспросы и пожелания не вязались с планами высокопоставленного чиновника. Солдатам пришлось с этим смириться. Пожав им руки, женщина скрылась в одном из примыкающих коридоров.

— Ну что, попробуем? — Микульский повертел в руках пластиковую карточку.

— А что мы теряем? — Хорхе пожал плечами.

Ян удивился, что каталонец не задает вопросов.

— Такое впечатление, что ты стал понимать по-польски.

— Тут и понимать нечего, все и так предельно ясно. Сеньора предоставила нас самим себе. Живыми мы не дадимся, а значит, она может быть спокойна.

— Сплюнь.— Микульский неосознанно поискал дерево, чтобы постучать.— Такая перспектива меня не устраивает.

Древесины в округе не нашлось. Стены, пол, потолок выложены одинаковой крупной плиткой светло-песочного цвета. Перевернись это здание вверх тормашками, в восприятии корсиканцев ровным счетом ничего не изменится. Они преспокойно будут шагать по тем же матовым плиткам, лишь изредка переступая через продолговатые люминесцентные светильники.

— Кажется, тихо.— Хорхе прислушался.— Идем, мы на нулевом уровне. Осталось всего четыре этажа.

Лестничная площадка показалась через каких-то полсотни шагов. Такая же блестящая и безукоризненно чистая, словно операционная. Четыре лифта и дверь с изображением ступенек.

— Пошли пешком,— Мартинес хотел свернуть к лестнице.— В лифте мы как в ловушке.

— Ты что, сдурел? — Ян успел схватить партнера за локоть.— Какие же американцы бегают пешком, когда рядом есть лифт? Это будет выглядеть подозрительней, чем прогулка в компании с полковником Грифитц.

Мартинес сдался. Стараясь шагать непринужденно, он подошел к одному из лифтов и нажал кнопку вызова. Чтобы добраться до нулевого уровня, кабине предстояло преодолеть еще десять этажей, поэтому «головорезов» ожидали несколько томительных минут ожидания.

Словно барабан, бьющий по натянутым нервам, в вестибюле зазвучали чьи-то шаги. Гулкие и быстрые. Кто-то почти бежал по направлению к лифтовой зоне.

— Ну, вот и дождались,— Мартинес заскрипел зубами.

— Заткнись! — Микульский призвал на помощь все свое самообладание.— Он один. Если старший по званию, отдашь честь и сделаешь морду кирпичом. Если младший или штатский, вякнешь «Hello» и точно так же отморозишься.

Гадать долго не пришлось. Автор шагов появился, как только Ян закончил свой короткий инструктаж. Влетев на площадку перед лифтами, незнакомец сразу погасил скорость. Получилось это у него весьма своеобразно. Частые быстрые шаги сменило широкое плавное па, во время которого мужчина словно завис в воздухе. Очевидно, он не считался с законами физики, и, как не странно, они ему это прощали. Окончательное торможение незнакомца ознаменовалось ласточкой, во время которой они и столкнулись глазами.

Ощутив колючие оценивающие взгляды, вновь прибывший смутился. Он сразу постарался придать себе солидности, а для этого не нашел ничего лучшего, чем, заложив руки за спину, перейти на шаг подвыпившей цапли. Приближаясь к «головорезам», странный субъект как-то хитро на них поглядывал. Не в силах определить свое отношение к незнакомцу, разведчики переглянулись. Ясно было одно — прямой опасности эта худая рыжеволосая и очкастая личность не представляла. Хотя, как знать? Русские говорят — в тихом омуте…

— Вы говорите по-французски? — первый вопрос несчастья в лабораторном комбинезоне был вовсе не «как дела».

— Допустим,— Микульский заставил себя разжать зубы, твердо решив, что больше не произнесет ни слова, пока незнакомец не раскроет свои карты.

— Фух, запарился! Могло так произойти, что вы заявились бы раньше меня. Я, знаете ли, не привык просыпаться в такую рань.

Рыжеволосый посмотрел сперва на Микульского, затем на Мартинеса, а так как те молчали, поспешил прояснить ситуацию:

— Меня зовут доктор Грэг Вейсман. Госпожа Грифитц попросила меня заняться вами.

— Полковник Грифитц говорила о майоре Вейсмане.

— Ах, да, майоре… — Ученый улыбнулся и, сняв очки, стал протирать запотевшие стекла мятым клетчатым платком.— Сейчас у нас все поставлено на военный манер. Вот мне и присвоили это идиотское звание. Хотя, если честно, какой из меня майор?

За разговорами они совершенно забыли о лифте. А между тем сверкающая полированным металлом кабина уже ждала их, гостеприимно распахнув бесшумные двери.

— Поехали! — Вейсман первый зашел внутрь.

— Вы хорошо говорите по-французски.— Микульский заполнял томительные секунды подъема и одновременно набивал свои информационные сусеки.

— Вчера засиделся в библиотеке. Когда Ванда позвонила… — Эксцентричный доктор-майор осекся.— Когда полковник Грифитц сообщила мне о вас, я сразу загрузил себе дополнительный язык. А то как бы мы сейчас общались?

Обучающий центр значительно отличался от инопланетных аналогов. Не было ни загрузочных кабин, ни хрустальных установок коррекции, ни одетых в цветастые рубашки голограмм слитов. Всё гораздо прозаичней и намного привычней глазу землянина. Десяток почти стоматологических кресел, подголовники которых зажаты меж двух толстых дискообразных пластин. Микульскому это сразу не понравилось. Такое впечатление, словно голову засовываешь в тиски. Того и жди, что вот-вот стальные губки начнут сжиматься. Да и вообще, как-то тут неуютно! Не скажешь, что это хранилище информации, больше похоже на медицинское чистилище, попадать в которое нормальные люди не очень-то любят.

Ну-с, приступим… — Вейсман грохнулся в крутящееся кресло и настучал на клавиатуре пароль ввода.— Занимайте места.

Углубившись в поиск необходимой программы, доктор не заметил нерешительности двух новоиспеченных офицеров. Микульский с Мартинесом мялись, кисло поглядывая то друг на друга, то на рыжеволосого ученого. Еще бы! В их положении сложно кому бы то ни было доверять. В этом непонятном мире каждый ведет свою игру и каждый норовит использовать их в своих корыстных целях.

— Вы еще не уселись? — Вейсман оторвал взгляд от экрана и удивленно посмотрел на корсиканцев.

— Что вы собираетесь нам грузить? — Ян словно не слышал вопроса доктора.

— Как что, разумеется, английский. Именно об этом и просила меня полковник Грифитц.

— И все?

— И все.— Под очками глаза Грэга непонимающе захлопали.

На самом деле Ян хотел узнать, не подгрузит ли уважаемый доктор им вместе с английским какую-нибудь гадость. Мало ли что есть в ассортименте у этих господ. Именно об этом он и хотел предупредить доктора Вейсмана, но неожиданная идея заставила разведчика позабыть о своих планах.

— В вашем архиве есть программа управления орбитальным флаером? — о слова Микульского можно было уколоться.

— Это секретная информация,— в ехидном голосе ученого не прозвучал ответ «нет».

— А план космической станции?

— О, это уже совершенно секретная информация,— к хитринке прибавилась озабоченность.

— Загружайте и то, и другое,— Ян скорее приказал, чем попросил.

— Но Ванда мне ничего не говорила…

— Вы что, хотите, чтобы нас сцапали? Чтобы незаметно раствориться в толпе местных обитателей, одного английского будет мало.

Грэг ничего не ответил. Он думал. Для того, чтобы облегчить поиск правильного решения, Хорхе взялся ему помочь.

— Вы, кажется, должны были нас сегодня целый день эскортировать? Напрасный риск и трата времени. Мы сами доберемся, если будем знать, куда идти.

— Прекрасная мысль! — Вейсман улыбнулся наивным доводам молодого солдата.— Только без меня вас вряд ли пропустят туда, куда мы собрались.

По лицу доктора Микульский понял, что тот не отказывается помочь, а лишь ищет верный способ, который удовлетворил бы все стороны. И Грэг был уже на пути к решению.

— Ладно, была не была, попробуем. Есть один метод. Получите что хотите. Но сначала все-таки английский.— Доктор повелительным жестом указал на полулежачие кресла.

Подземные магистрали в большинстве своем повторяли очертание городских улиц. Названия у них чаще всего также совпадали. Вот и сейчас, свернув с семнадцатой, они вышли на бульвар Вашингтона. Здесь всегда довольно людно. Нырнув под землю, дорогие магазины ничуть не потеряли в своей магической притягательности. Шмотки, обувь, меха, драгоценные безделушки как и раньше заманивали сюда беспомощный перед их чарами женский пол, а также ротозеев, которым недолгое погружение в мир роскоши позволяло почувствовать себя если не сливками, то хотя бы пенкой общества.

Микульский не знал, его ли это мысли или Грэг Вейсман сгрузил их поляку вместе со своими знаниями о городе. Все-таки хитрая бестия этот доктор! Прикрыл свою задницу не то что фиговым листком, а целой бронированной плитой. Планы станции, загрузи он их в головы «головорезов», могли стать уликой против него. А вот личные наблюдения и воспоминания, переданные другому лицу, доказательством никак не назовешь. Не то, что не назовешь, их даже не обнаружишь. У любого мозгокопателя сложится такое впечатление, что Микульский сам истоптал весь город собственными ногами. Правда, оставалось одно темное пятно. В запретной зоне «А» Вейсман не был никогда.

Перед лифтовым столбом номер восемьдесят семь Ян притормозил. Остановившись, разведчик вопросительно посмотрел на их провожатого. Нам, мол, сюда?

— А как вы узнали? — доктор Вейсман от души удивился.

— Ваши воспоминания в этом месте необычайно четки. Это подъезд можно так хорошо запомнить, только часто в нем бывая.

— Не думал, что вы столь наблюдательны.— Доктор с уважением посмотрел на Микульского.

— Профессиональное чутье,— с нескрываемой гордостью ответил разведчик.

— Да? — Очкарик сделал лицо естествоиспытателя, проводящего важный эксперимент.— А может, вы еще и расскажете, что там внутри?

— Казино «Клеопатра»,— Микульский ответил не запинаясь.

Как ни странно, ответ разведчика поверг доктора в уныние. Пожав плечами, он произнес, как бы разговаривая сам с собой:

— Странно, я пытался блокировать сегменты, содержащие конфиденциальную информацию.

Вид доктора стал столь потерянным, что разведчики не могли не рассмеяться. Хорхе Мартинес первым решил помочь бедолаге. Взяв ученого за плечи, он повернул его к двери лифта, а затем пальцем указал на пятиметровую вывеску, сияющую под самым сводом туннеля. «Казино Клеопатра» — на пузатых красных буквах разлеглась древнеегипетская царица, игриво демонстрирующая округлость своей попки.

Вывеска, как чаще всего и бывает, оказалась гораздо шикарней, чем само казино. Батарея игровых автоматов на входе, а дальше три или четыре зала с рулеткой и карточными столами. Панели декорированы под дерево, на стенах бордовые обои с выпуклым золоченым орнаментом. Приверженность к эпохе Рузвельта и Аль Капоне дополнял приглушенный свет хрустальных люстр и приятная мягкость травяного коврового покрытия.

Как и следовало ожидать, посетителей в полуденный час оказалось немного. Микульский заметил лишь двух офицеров, играющих в покер, и штатского толстяка в компании с молодой смазливой блондинкой в синем декольтированном платье. Глядя на всю эту благодать и достаток, Ян даже затряс головой. В его сознании как-то не укладывалось, что все эти милые доброжелательные люди вчера хотели сжечь его заживо. Но война на то и война. В ней возможны перемирия, вчерашние противники иногда становятся союзниками, а враги — если уж не друзьями, то, по крайней мере, взаимно уважающими друг друга сторонами.

— Господин доктор… — вежливый тон администратора подтвердил версию о том, что Вейсман здесь не впервой.

— Как дела, Макс? — в голосе ученого не было даже намека на здоровье. Доктор явно спрашивал о другом.

— Вас ждут,— Макс указал на служебную дверь.

«Казино, ресторан, паб — идеальное место для сборищ заговорщиков,— следуя в указанном направлении, анализировал Ян.— Люди приходят и уходят. Собираются за игровыми столами, заказывают отдельные кабинеты. Кто может сказать, о чем они там говорят? О деньгах, картах или еще кое о чем? Даже если и нагрянет облава, у всех посетителей будет железная отмазка — зашел, мол, выпустить пар».

Исходя из этой теории, Микульский представлял то место, где будет происходить встреча. Наверняка это небольшая уютная комната для VIP-персон. Тяжелые шторы, мягкая мебель, круглый обитый зеленым сукном карточный стол, за которым их с нетерпением ожидают по меньшей мере пяток солидных американских джентльменов.

— Мы пришли. Вам сюда.— Доктор Вейсман распахнул довольно толстую огнеупорную дверь.

Переступив через порог, разведчики сразу поняли, что жизнь не всегда так хороша, как хочется. Никого. Выкрашенные серым цветом стены, привинченные к полу стол и стулья, тонированное бронестекло на полстены. Конечно… без сомнения… неповторимый интерьер комнаты для допросов нельзя было спутать ни с чем.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава