Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 22

Тяжелые соломенно-золотистые шторы, паркетный пол, мебель с резными завитушками, дешевые картинки в деревянных рамах и бесчисленные букетики искусственных цветов. Микульскому показалось, что он вернулся домой. Вот-вот из соседней комнаты выйдет мама и, сделав суровое, но совсем не страшное лицо, запричитает: «Где этот несносный мальчишка? Сколько раз я говорила, чтобы не трогал варенье. Это ведь всё запасы на зиму».

На мгновение уголок безмятежного теплого земного мира обезоружил разведчика, сделав его сентиментальным, мягким и податливым. После холодной черноты космоса, безжизненной машинерии космических кораблей и бесконечных бетонных подземелий он вдруг очутился в сказке своего детства. Причем магия этого места оказалась столь сильна, что Микульскому вдруг стало безразлично все на свете. Он готов был остаться здесь навечно и неважно: для жизни или для смерти.

— Э, приятель, очнись! — Мартинес словно палач подверг поляка пытке суровой действительностью.

Ян вздрогнул, взглянул на Хорхе и сразу пришел в себя. Вид космонавта, крепко сжимающего в руке автоматическую М-16, абсолютно не вязался с его грезами. Перенаправив взгляд приятеля, каталонец мотнул головой в сторону пленного полицейского, как бы советуясь, что делать дальше.

Они только что ввалились в квартиру толстяка и срочно должны были выбрать то самое, единственно верное решение, от которого, возможно, и зависела их жизнь. Самый распространенный вариант — жесткий. С помощью силы корсиканцы добавят к одному заложнику еще двух или трех: зависит от того, сколько человек сейчас находится в квартире. А уж потом можно будет приступить к поиску того самого заветного пилота.

Развитие событий предопределило появление миловидной темноволосой женщины в кухонном фартуке и с испачканными в муке руками. В первое мгновение она оторопела от неожиданности. Рядом с припозднившимся супругом стояли два совершенно незнакомых человека, да еще с оружием. Однако замешательство длилось всего несколько секунд. Женщина быстро взяла себя в руки. Чему ж здесь удивляться? Это наверняка сослуживцы мужа, а оружие… Они же полицейские, ясно, что им полагается оружие. Смущенно улыбнувшись, хозяйка дома набросилась на муженька. Разведчики поняли даже без переводчика: толстяку досталось за то, что он не предупредил о приходе гостей.

Полицейский молчал. Он явно не знал как поступить. Говорить ему разрешения не давали, а зная суровый норов своих конвоиров, проявлять инициативу толстяк не решался. Но Мартинес ему помог. Находясь позади полицейского, он едва заметно двинул его прикладом, тем самым отдав приказ говорить.

Пока пленник объяснялся со своей супругой, Ян внимательно следил как за ее лицом, так и за интонацией, с которой произносились слова. Если их подневольный союзник вздумает юлить и прикажет жене вызвать полицию, разведчик это обязательно почувствует. Женщина не сможет сдержать страх в глазах и непременно выдаст планы жирнюги.

Однако первым состроил взволнованное лицо сам Микульский. В словах полицейского несколько раз прозвучало имя жены. Даже в английской интерпретации оно звучало как Ванда. Польское имя! Без сомнения! Ян лихорадочно соображал. Америка — страна иммигрантов. Почему бы Ванде не оказаться одной из них?

— Пани говорит по-польски? — надеясь на чудо, разведчик решился прервать разговор супругов.

— Да, конечно, говорю.— Женщина с удивлением перевела взгляд на могучую фигуру гостя.

— Я тоже поляк.— Не в силах скрыть радость от встречи с землячкой, разведчик широко улыбнулся. Чтобы окончательно убедить хозяйку дома, корсиканец залихватски кивнул головой и отрекомендовался: — Ян Микульский, к вашим услугам.

— Ванда Грифитц, очень приятно.— Женщина хотела протянуть руку, но, вспомнив, что та в муке, вовремя одумалась.— Сэм не говорил, что у него в участке есть мои земляки.

Сэм, значит. Микульский как бы между прочим взглянул на мужа пани Ванды. Господи, да что это с ним? Разведчик даже перепугался выражению лица толстяка. Глаза навыкате, отвислая челюсть и частое всхлипывающее дыхание обманутого первоклассника. Ах, да… ну, конечно. Ян сразу догадался, в чем дело. «Прозорливый» полицейский только сейчас до конца осознал, что перед ним не какие-то там пришельцы, а обычные земляне. Такие же, как он сам и его семья.

Безусловно, это палка о двух концах. С одной стороны, пленник почувствует себя более уверенно и, того и гляди, выкинет какой-нибудь фортель. А с другой — он может понять, что все они люди, проявить сострадание и войти в положение своих невольных…

Первый вариант — эта мысль мелькнула в голове, когда пленник танком ринулся вперед. Сукин сын воспользовался своей женой как щитом и за ее спиной постарался юркнуть в открытую дверь гостиной. Он правильно рассчитал. Стрелять «головорезы» не решились. Во-первых, перед ними стояла беззащитная женщина. Во-вторых, в проеме двери виднелось большое трехстворчатое окно. Разбей его и сюда ворвется космос. Не спасется никто, даже они, ведь шлемы от скафандров визитеры оставили в прихожей.

Мерзавец спланировал все, кроме одного. Сегодня ему противостояла не уличная шпана, а лучшие солдаты Франции. Их инстинкты отточены годами войны, а рефлексы быстрее молнии. Силуэт полицейского лишь на мгновение мелькнул на фоне ярко освещенной гостиной. Этого вполне хватило. Мраморный бюстик какого-то носатого чувака в курчавом парике стал тем метательным снарядом, который Микульский точно послал в цель. Хрясь! Удар меж лопаток, и толстяк срубленным деревом повалился на паркет.

Пани Ванда вскрикнула и кинулась на помощь мужу. «Головорезы» не стали ей препятствовать, у них и без того было чем заняться.

— Заблокируй дверь и следи за видеофоном,— Ян быстро сориентировался в ситуации.— Я же займусь нашим прытким другом. Интересно, куда это он так спешил?

— Скорее всего, в доме есть оружие,— Хорхе притормозил товарища.— Лучше найти его раньше, чем найдет кто-нибудь другой.

«Разница заключается в том, что кто-то другой знает, где оно лежит, а я нет»,— разведчик закинул винтовку за спину и подбежал к распростертому на полу телу Сэма.

Его жена стояла рядом на коленях и изо всех сил пыталась перевернуть обмякшую тушу. На удивление женщина не рыдала. Она лишь что-то невнятно бормотала по-английски.

— Пани Ванда, с ним все будет нормально.— Микульский коснулся напряженного плеча польки.— Он просто оглушен.

— Зачем вы это сделали? — Госпожа Грифитц стряхнула руку разведчика.— Бандит!

На этом слове женщина запнулась. Очевидно, до нее наконец дошло, что в квартиру ворвались настоящие грабители.

— Я отдам все деньги и все ценности. Только, ради бога, оставьте нас в покое и уходите,— слова хозяйки дома походили на приказ, чем немало удивили разведчика.

— Сэм говорил, что у вас есть оружие,— Ян понадеялся, что Ванда действительно отдаст все, только бы от них избавиться.

— Оружие? Ах да, конечно, вам нужно оружие… Там, в ящике письменного стола,— быстрым взмахом руки женщина указала на дверь в соседнюю комнату. Однако, как будто что-то вспомнив, тут же опомнилась.— Умоляю, не ходите туда.

Но поздно, Ян знал, в чем причина ее тревоги. Эта самая причина, слегка приоткрыв дверь, перепуганно смотрела на непонятных взрослых своими огромными зелеными глазами. Когда взгляд девочки остановился на распростертом на полу теле, она заверещала и с криками «Daddy! Daddy!» кинулась к толстяку.

— Успокойте ребенка! — Микульский сурово глянул на женщину.— Если нас не вынуждать, мы никого пальцем не тронем.

Ярким подтверждением их миролюбивых намерений стал Мартинес. Он появился в гостиной не с винтовкой в руке, а с ломтем хлеба и куском колбасы. Глядя на него, у Микульского свело в животе. Поляк только сейчас понял, что голоден как волк. Но дело — прежде всего. Оставив на попечение каталонца все благородное семейство, Ян зашел в комнату, на которую указала пани Ванда.

Все говорило о том, что он попал в рабочий кабинет. Диван, кресло, письменный стол, полки с книгами и обилие фотографий в одинаковых рамках из темного дерева. Помимо воли Ян задержал на них взгляд. Снимки разные: старые и новые, черно-белые и цветные. На всех без исключения жизнерадостные улыбающиеся лица. Одна фотография особо привлекла пытливый взор разведчика. Из новых. Даже не то, что из новых, а из последних, словно только что испеченная в горниле принтера. Она даже еще не была оправлена в рамку. Просто так стояла на столе, прислоненная к ножке настольной лампы.

С глянца фотобумаги на Микульского смотрели две крепко обнявшиеся женщины. Очень похожие друг на друга, хотя их и разделяло минимум десять лет. Одна шатенка, а другая блондинка. Шатенка — это без сомнения хозяйка дома, сама пани Ванда. А вот кто вторая? Эта девушка вызвала у разведчика неподдельный интерес и не только, или, вернее, не столько потому что была очень даже симпатичной. Яна заинтересовало другое — на ней красовалась офицерская форма лейтенанта Военно-Космических Сил. Не тот ли это пилот, о котором говорил старина Сэм?

Ян взял фотографию и, намереваясь задать этот вопрос хозяйке, двинулся в обратный путь. Однако, сделав всего один шаг, Микульский остановился как вкопанный.

— Вот болван! — с этими словами разведчик вспомнил о истинной цели своего визита.

Ян вернулся к письменному столу и начал обшаривать ящик за ящиком. Они оказались набиты всякой белибердой: деловые бумаги, письма, канцелярские принадлежности… короче, содержимое не отличалось особой оригинальностью. Ящики были не заперты и легко поддавались осмотру. Все, кроме одного. Самый нижний не позволил себя открыть. Искать ключ корсиканец не стал. Нечего попросту тратить драгоценное время. Толстое лезвие боевого ножа здесь вполне сгодится. Сказано — сделано. С хрустом выдавив язычок замка, Микульский решил проблему.

Открыв ящик, разведчик присвистнул. Ого, жирнюга знает толк в оружии! На дне ящика лежал натертый до блеска «Глок» и две пачки патронов к нему. То, что надо! Ян повертел в руках пистолет. Строгие прямоугольные формы и безукоризненная развесовка. Недаром многие специалисты считают «Глок» лучшим в мире. Возможно, профессиональный солдат и позволил бы себе еще несколько секунд сладострастного общения с совершенным оружием, если бы не шум яростной борьбы, донесшийся из гостиной. Продолжением криков и возни стал негромкий пистолетный выстрел, услышав который, Микульский стартовал как настоящий спринтер.

— Это ты так блокировал дверь? — Ян буравил напарника убийственным взглядом.

— Я залепил замочную скважину быстро твердеющим полимерным пластырем.— Хорхе приложил холодную бутылку с пивом к ушибленной голове.— Изнутри без зубила ее ни за что не открыть.

— А снаружи? — Микульский покачал головой.— Эх, Хорхе, Хорхе, сколько тебя учить? Просчитывай все возможные варианты. Ты разведчик или кто?

— Мне даже в голову не могло прийти, что среди ночи кто-то явится сюда со своим ключом. Семейка ведь вся дома.

При этих словах Мартинес обернулся и посмотрел на молодую светловолосую девушку, которая, связанная по рукам и ногам, сидела на диване. Недалеко от нее почти в таком же упакованном состоянии восседал и хозяин дома. Разница заключалась лишь в том, что для верности Ян заткнул ему рот кляпом. Английский корсиканцы не понимали, а стало быть, и беседа с толстяком у них все равно не получится. Что же касается блондинки, то здесь Микульский имел все основания предположить, что они найдут с ней общий язык.

— Пани меня понимает, ведь верно? — Ян взял стул и уселся напротив девушки.

— Пани тебя прекрасно понимает и неважно, на каком языке ты говоришь,— совершенно неожиданно молодой лейтенант американской армии заговорила на достаточно сносном французском.

— Вот это сюрприз! — Разведчики удивленно переглянулись.— Откуда знаете французский?

— Я не должна перед вами отчитываться.— Девушка в гневе походила на разозлившегося котенка. Энергии хоть отбавляй, но сделать ничего не может.

— А перед нами и не надо отчитываться.— Ян миролюбиво улыбнулся.— Просто скажите, кто вы.

Вместо ответа Микульский получил испепеляющий залп карих глаз. Саданула, словно из крупнокалиберного пулемета! У разведчика аж сбило дыхание. Выцарапав из груди десяток огненных стрел, Ян продолжил беседу. Именно беседу — Микульский надеялся, что до крайних мер не дойдет.

— Скажите, Барбара, вы действительно пилот, или так… сидите себе тихонько где-нибудь в штабе?

Услышав свое имя, девушка вздрогнула и дала по разведчикам новую очередь колючих взглядов.

— Откуда я знаю ваше имя? — Ян сделал вид, что воздушный ас промахнулся.— Так… попалось на глаза одно фото.— Микульский демонстративно повертел в руках фотографию, которую он добыл в кабинете.— Между прочим, на обороте есть надпись: «Ванда и Барбара — две любящие сестры». Немного сентиментально, но, в целом, в нашем польском духе.

— Ты не поляк! Ты изменник, раз служишь этим ублюдкам! — Девушка выкрикнула это с жаром и гневом, словно лозунг во время политической сходки. Ее взгляд так и прирос к эмблеме Галактического Союза, которая тускло поблескивала на серо-черном комбинезоне разведчика.

Микульскому очень не хотелось вступать в дискуссию на тему, кто прав, а кто виноват, тем более что он сам точно не знал ответа на этот вопрос. В подобной ситуации разумнее всего было бы просто выслушать друг друга. Но Барбара будет молчать, это ясно. Видно, ему придется начинать первым.

— Вы когда-нибудь слышали о роте «Головорезов»? — Ян не был опытным рассказчиком, поэтому не особо представлял, с чего начать.

Девушка вопрос проигнорировала, но по искорке, промелькнувшей в глубине ее глаз, разведчик понял, что громкое название ее заинтриговало.

— Так называли роту знаменитого Второго Парашютно-десантного полка Французской армии.— Голос Микульского дрогнул.— Спросите, почему называли? Потому что я да Мартинес — это все, что от нее осталось. И сейчас мы с ним, снова и снова цепляясь за жизнь, мечтаем лишь об одном — вернуться домой.

Ян замолчал. Он вдруг понял, что сможет рассказывать дальше только, если его попросят. Силой вдалбливать в чужие головы свои горести и печали просто не имеет смысла. Дурное дело! Для того, кто не готов поверить, печальная сага Микульского — пустое сотрясение воздуха.

— Французская армия? — голос прозвучал из-за спины разведчика и заставил его обернуться.— Вы же не французы.— Ванда, уложив дочку спать, тихо вошла в гостиную.

— А разве Барбара — коренная американка? — Микульский задал встречный вопрос.— Однако это не мешает ей делать карьеру в ВКС США.

На вопрос сестры ответила Барбара. При этом она презрительно скривила губы:

— Иностранный Легион! Второй Парашютно-десантный полк входит в состав Французского Иностранного Легиона.— Барбара произнесла это как ругательство.— Наемники. Люди без принципов, чести и совести. Естественно, кого еще могли завербовать эти мясники!

Слова обидные, даже очень. Они поливают грязью не только Хорхе и Микульского, но и всех их боевых товарищей. Что ж, то, что оскорбили лично разведчиков, это ничего, они утрутся, им не впервой. Но вот что касается тех, кто отдал свои жизни… Бессознательно Ян стал подниматься со стула. Так как беседа велась по-польски, Мартинес ничего не понимал, но, видя внезапную реакцию партнера, сам потянулся за винтовкой.

— Хочешь ударить?! — вскипела молодой лейтенант.— Ну, бей! Только и можете, что сражаться с беззащитными пленными.

Знакомая фраза. Ян слышал ее десятки, если не сотни раз. Нет, конечно же, не в ходе боевых операций, а с экранов телевизоров. Это любимая реплика из небогатого арсенала киношных героев. Неважно, что происходит по сюжету, пытают ли враги патриотов, мочалит ли полицейский преступника или просто супруги «мило» объясняются друг с другом. Везде одно и то же: «Бей, я беззащитный, но гордый». Пока Ян вспоминал все это, его гнев куда-то улетучился. Теперь он видел перед собой лишь глупую девчонку, которая по молодости лет болтает лишнее.

Считала ли точно так же пани Ванда или она просто от греха подальше решила приструнить свою младшую сестру, Микульский не понял. Однако, хозяйка дома неожиданно сильным голосом приказала:

— Хватит, Барбара, уймись! Всем известна твоя преданность делу защиты Земли, но сейчас у нас совсем другая проблема.

— Проблема та же.— Девушка слегка успокоилась, но это не значило, что она изменила свое мнение.— Эти предатели — угроза Земле, и мы должны проявить стойкость.

— Странно,— Ян почесал затылок,— до сегодняшнего дня я считал, что защитниками Земли являемся именно мы, а вы, или вернее те, кто состоит в союзе с морунгами, и есть настоящая угроза. Веря в это, отдали жизни две сотни моих товарищей.

— Где вы сражались?

Ванда сумела быстро перестроиться и перешла от высоких слов к конкретным событиям. И вообще, наблюдая за ней, Ян все больше приходил к выводу, что женщина совсем не походит на простую домохозяйку. Острый ум, склонность к анализу и завидное самообладание выдавали в ней государственного чиновника, если не высшего, то среднего ранга.

— На Агаве.— Микульскому нечего было юлить. Он не сомневался, что во время допроса из них уже вытянули эту информацию.

— На Агаве? — Женщины многозначительно переглянулись.— А вот с этого места поподробнее.

Ванда села на диван прямо между сестрой и мужем. Прекрасно понимая, что их гости не намерены освобождать двух пленников, хозяйка не тратила время на пустые уговоры. Да и, кроме того, совершенно неожиданно прорезалась интересующая ее тема.

— Что вы хотите знать? — Ян сразу смекнул, что из страшных налетчиков они постепенно превращаются в ценных свидетелей, владеющих информацией, доступной далеко не всем в этом несущемся между звезд железобетонном мире.

— Все с самого начала.— Пани Ванда как рентгеном просветила Микульского.— Начните с того, как вы попали на Агаву.

Рассказ будет долгим. Ян мысленно перелистал страницы минувшей бойни. Но, видать, ничего не поделаешь. Быть может, этой историей Микульский купит им жизнь.

Пока разведчик говорил, в комнате стояла гробовая тишина. Связанный полицейский один раз попытался высказать свой протест, но супруга гневным взглядом осадила его. Женщина лишь попросила выдернуть изо рта мужа кляп, чтобы тот мог нормально дышать. Получив заверение в том, что Сэм будет молчать, Ян дал разрешение. Это был единственный раз, когда Микульского перебивали. Все остальное время женщины, как губка воду, впитывали информацию. Иногда они обменивались взглядами, словно соглашаясь с уже известными им фактами, иногда тяжело вздыхали, а иногда даже поскрипывали зубами.

— Получается, что вы не знаете, где сейчас находится ваш командир — лейтенант Марк Грабовский? — когда разведчик закончил, пани Ванда задала очередной вопрос.

— Скорее всего, он все же добрался до Агавы.— Ян пожал плечами.

— Каковы шансы на то, что, оказавшись там, лейтенант выживет?

— Шансы довольно приличные. Грабовский профессионал, он не понаслышке знаком с местной обстановкой и с ним шестеро опытных солдат.— Микульский призадумался.— А кроме того, не забывайте, что ему обещал покровительство какой-то мифический Великий Мастер.

Несколько долгих напряженных мгновений в комнате царило молчание. Ванда смотрела в пустоту и о чем-то думала. Ее сестра в отместку за нанесенное ей недавнее поражение дырявила Мартинеса заинтересованным оценивающим взглядом. Словно коня выбирала. Еще чуток и попросит открыть рот и показать зубы. Каталонец даже покраснел, что с ним случалось крайне редко.

— Как вы намерены действовать дальше? — Пока Ян наблюдал за Барбарой и Хорхе, пани Ванда очнулась от раздумий.

— А мы уже действуем. Разве вы не заметили? — Разведчик ехидно улыбнулся.— Именно поэтому мы здесь, в вашей квартире.

— Конечно же! Вам нужны заложники! — догадалась молчавшая все это время Барбара.

— Нам нужны пилоты.— Микульский указал на нахохлившегося Сэма.— И ваш свояк в обмен на свою драгоценную жизнь обещал нам протекцию одного из них.— Ян перевел взгляд с полицейского на лейтенанта ВКС.— Барбара, вы летаете на Землю. Я прошу вас, помогите нам вернуться домой.

— Мы поможем вам, если вы поможете нам.

Неожиданно вместо сестры ответила пани Ванда. Она встала с дивана и подошла к Микульскому почти вплотную. Протянув руку, женщина совсем по-мужски спросила:

— Договор заключен?

— Заключен.— Словно сверхъестественная сила подбросила разведчика со стула. Он почти с благоговением пожал нежную женскую ладонь.

— Вот и прекрасно.— Пани Ванда повернулась к сестре.— Лейтенант, сейчас эти люди тебя освободят. Постарайся обуздать свой темперамент и сохранить в тайне все, что ты здесь слышала. Это приказ!

Если бы Барбара не была связана, то, учитывая тон старшей сестры, ей полагалось вскочить по стойке смирно. Но сейчас девушка могла сделать лишь одно — опустить глаза и покорно произнести:

— Слушаюсь, госпожа полковник.

Полковник! Как полковник? Микульский ошалело захлопал глазами. Видя его растерянность, пани Ванда улыбнулась:

— Кстати, рядовой, не забудьте вернуть мой «Глок». Между нами не должно быть недоверия.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава