Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

Глава28

Глава29

Глава30

Глава31

Глава32

Глава33

Глава34

Глава35

ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

скачать книгу ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ КАЛИБРА 5,56

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

Глава 20

Грабовский никогда не думал, что спартанские апартаменты Великого Мастера вызовут у него такие теплые, почти домашние ощущения. Что ни говори, а безопасность — приятная штука. После того, как ты только что избежал гибели, она вставляет не хуже первосортного кокаина. Однако весь кайф бесследно испарялся, как только Марк вспоминал лицо Джонатана Грабовского и весь его проклятущий корабль. Встреча с землянами оказалась настоящим шоком. Для того, чтобы выйти из него, требовалось одно, может, даже горькое лекарство — правда.

— Ты раньше когда-нибудь слыхал об «Архангеле»? — Очевидно, Николай думал о том же, что и Марк. Он уже несколько минут недвижимо смотрел на пейзаж с утопающим во мраке Ульфом.

— И да, и нет.— Грабовский порылся в воспоминаниях.

— Как тебя понимать? — Великий Мастер перевел взгляд на друга.

— Заявлений официальных лиц я по этому поводу не слыхал, но когда-то очень давно, примерно в те самые времена, когда мы с тобой только начинали военную карьеру, название «Архангел» промелькнуло на страницах желтой прессы. Какой-то журналист утверждал, что владеет информацией об истинных владельцах Земли.

— Интересно… — Строгов покинул свой наблюдательный пункт и опустился в силовое кресло рядом с Марком.— И что он там написал?

— Думаешь, у меня было желание читать всякую чушь? — Грабовский иронично улыбнулся.— Всю информацию я черпал из болтовни на тусовках и приемах, которые устраивал отец.

— Неужели в твоей башке ничего не сохранилось? — Строгов блеснул синими сканирующими глазами.

Марк почувствовал первое прикосновение к своему мозгу. Неприятное ощущение. Как будто кто-то шарит у тебя по карманам.

Ладно-ладно, сейчас подумаю,— Грабовский предпочел вспоминать без посторонней помощи.— Значит, так. Двенадцать влиятельных и богатых особ заключили между собой некий союз. Они пожелали получить полную независимость от любого правительства на Земле. Да-да, не власть над правительствами, а именно независимость от них.— Марк особо выделил слово «независимость».

— Может, потому, что власть у них и так была,— Великий Мастер сделал свой собственный вывод.

— Наверное, ты прав,— поразмыслив, Марк согласился.— Вообще, лично мне сложно представить мотивы этих людей. Если ты и так можешь получить абсолютно все, что захочешь, зачем усложнять себе жизнь какими-то заговорами?

— Знавал я одного молодого миллионера, у которого и так было абсолютно все. Но почему-то этот повеса нацепил форму легионера и как заяц бегал под пулями.

— Ну, я совсем другое дело,— усмехнулся Грабовский.— Кровь бурлила.

— Видать, и они совсем другое дело. Видать, им тоже чего-то недоставало.

— Интересно, чего?

— Чувства собственного превосходства, желания быть чуть ли не богами.

— Не такое уж плохое желание.— Разведчику почему-то сразу подумалось, что он не тем занимался в жизни.

— Это смотря каким богом быть. Если Аполлоном или Дионисом, то ради бога, а вот если Марсом или Хароном…

— Проекту «Архангел» не один десяток лет, и все это время он вел себя тихо и пристойно, как на Земле, так и в космосе.

— Да, ты прав. Коренной поворот произошел четыре года назад. Именно тогда и возникла Черная зона, именно тогда и началась война.

Друзья замолчали. Они как бы старались проникнуть в страшную тайну галактической войны. Но чтобы понять, необходимо на что-то опереться.

— А ну, давай, бухти дальше. Что еще болтали светские пустозвоны?

— Ну, как выяснилось, не совсем пустозвоны,— с задетым самолюбием Марк восстал против оскорбления своего класса.— Как видишь, «Архангел» оказался реальностью.

— И не говори.

В знак примирения Великий Мастер протянул другу свою жесткую когтистую руку. Грабовский хлопнул по ней, согласившись забыть все обиды. Марк был деловым человеком. Сразу после разрешения межклассовых разногласий он приступил к делу:

— По слухам, «Архангел» стал накапливать передовые технологии, в том числе позаимствованные у инопланетян.— Разведчик пожал плечами.— Летающие тарелки как падали на Землю, так и продолжают падать, а агенты профессора Торна далеко не всегда незримы и неуловимы.

— Теперь многое становится понятным.— Своим всевидящим оком Строгов словно оглядывал Землю с расстояния тысяч световых лет.— В начале космической эры ракеты стартовали чуть ли не каждую неделю. Победы передовой мысли праздновали одну за другой: полет на Луну, фотографии с Марса и Венеры, исследования Сатурна и Юпитера, разработка новых двигателей и поиск внеземных цивилизаций… И вдруг все как обрезало. Мы не осилим то… мы не потянем это… Денег нет. Адиос мечта о звездах. Оказывается, на самом деле все не совсем так. Широкая лестница в космос, по которой уверенно шло все человечество, оказалась заколочена только потому, что рядом построили маленький скоростной лифт для служебного пользования.

— Прозрение обманутого астрофизика,— усмехнулся Марк.— Сразу видно, чем ты занимался на гражданке. Вот мне, например, в голову пришла совсем другая мысль. Уже более полувека медики вроде как бьются с проблемой рака и СПИДа. Целых полвека! Ты можешь себе представить болезнь, с которой тысячи сверхсовременных научных центров не могли бы справиться за пятьдесят лет? Генетики научились клонировать зверей и людей, выращивать новые органы, создавать самые фантастические вирусы, а вот сохранить сопротивляемость здоровой человеческой клетки, увы, не сподобились.

— Естественно, ведь лекарства от рака или СПИДа совсем недешевые. Принимать их приходится не один год, а вплоть до самой неминуемой смерти. И человечишки, веря в чудо, готовы отдать последние гроши если не за жизнь, то хотя бы за надежду.— Строгов призадумался.— Но я думаю, что претензии здесь не к «Архангелу», а к фармацевтическим компаниям. Это их хлеб.

— Кто знает, где заканчивается одно и начинается другое? В этом мире все так повязано… — Грабовский горестно покачал головой, как человек, знающий о чем говорит.— И твой космос, и медицина, и другие науки плотно застопорились в семидесятых-восьмидесятых годах двадцатого века. Причем все сразу. Ты можешь себе представить, чтобы в самых разных областях знаний вдруг не стало чего открывать?

Великий Мастер был огорошен той скоростью, с которой Грабовский находил ведьм во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Ему очень не хотелось, чтобы Марк оказался прав. Ища изъян в теории глобального отупения, он пытался придумать контраргументы. И Строгов не был бы Великим Мастером, если бы не нашел:

— Примерно с этого времени начала бурно развиваться информатика.

И Грабовский не был бы великим упрямцем, если бы согласился. Он демонстративно подвинул к Николаю свой протонный боевой шлем:

— Чем отличается от наших земных компьютеров?

— Ну… — Строгов даже не знал, как сравнить дрезину со звездолетом.

— Правильно. Полупроводники, двоичный код, микросхемы, вся наша электроника — это просто фуфло. Глухой тупик! Дверь в никуда! Ее можно поставить на конвейер, штамповать миллиардными партиями, но максимум, на что она годится, так это на дебильные виртуальные стрелялки, которые, кстати, как и сами компьютеры, прилично стоят. На лицо идеальный продукт для обогащения, который, принеся баснословную прибыль, не сдвинет землян с мертвой точки застоя, а может, даже уведет совершенно в неверном направлении.

— Стоп, стоп. Хватит! — Великий Мастер замахал руками.— Мы с тобой и так уже порядком завелись. Вернемся из области эфемерных догадок к поиску более материальных фактов. Например, для того чтобы осуществлять новейшие технологические разработки, необходима серьезная техническая база.

— Наверняка она имелась и имеется.— Грабовский рассмеялся.— Друг мой, в современном мире так все запуталось и перемешалось, что уже никто и ничего не соображает. Кто на кого работает; где государственная тайна, а где корпоративная; кого больше боятся: закона или молчаливого субъекта, который каждый день встречает тебя на проходной. В такой мутной воде можно строить звездолет прямо в центре Нью-Йорка, хотя все, и жители и власти, будут убеждены, что сооружается очередной монумент во славу свободы и независимости. Вспомни, например, «Новая Невада» барражирует Галактику под американским флагом, и наверняка большая часть ее экипажа убеждена, что служит своей стране.

— Пожалуй, ты прав.— Строгов вспомнил бурлящую событиями цивилизацию землян.— Но все же должна быть какая-то штаб-квартира или командный центр. Каким-то образом все ниточки проекта «Архангел» должны связываться и корректироваться.

— Скорее всего, он находится в Соединенных Штатах,— поразмыслив, Марк высказал предположение.

— На это намекал твой журналист?

— Нет, это мое мнение. Журналист лишь предполагал, что половина организаторов проекта — американцы. Я немного развил эту версию, и получилось, что штаб-квартира должна находиться в Штатах.

— Резонно.

Великий Мастер согласился, хотя Марк понял, что эта гипотеза подтолкнула его друга на совершенно другую мысль. Через мгновение Марк узнал, на какую именно.

— Случайно не проскользнула информация о каких-либо конкретных личностях?

— Видать, журналист еще не совсем сошел с ума.— Грабовский отрицательно покачал головой.— Трепать языком о каком-то мифическом проекте — это одно, а называть конкретные имена — это совсем другое. Это верное самоубийство.

— А гости твоего отца ничего не говорили по этому поводу?

— Сейчас и не припомню… — Лейтенант напрягся.— Был там один разговор… Помнится, какой-то британский генерал выругался по поводу сотрудничества с русскими и японцами. Одни, мол, беспринципные пьянчуги, другие сами себе на уме.— Повторив слова англичанина, Марк поспешил оговориться: — Это он так сказал, а не я.

— Все нормально.— Николай был настолько занят перевариванием ценной информации, что даже не подумал обидеться.— Америка, Россия и Япония — богатейшие страны, обладающие передовыми технологиями и огромными финансовыми ресурсами. Неудивительно, что часть их элиты решила пойти своим собственным путем.

— Интересно, каким путем идти нам? — Марк потряс закипающей от натуги головой.— По-моему, «Головорезы» рискуют оказаться меж двух огней.

Придя к такому выводу, Грабовскому снова захотелось все бросить. Плетью обуха не перешибешь. Так какого хрена… Пора вернуться на Землю и все забыть.

— А как же твой отец? — Великий Мастер знал как убедить.

Да, конечно… ОТЕЦ! Вопрос резал Грабовского без ножа. Прежде чем ответить, Марк вынул из кармана золотую запонку и задумчиво уставился на нее.

— Отец тоже не избежал жерновов этой безумной мельницы войны. Но выходит, что дорогой дядюшка Джон наврал и мой старик совсем не на их стороне.— Развивая эту мысль, лейтенант попробовал найти у друга поддержку.— Не мог он… Ты же помнишь, перед тем как мы покинули Землю, он поклялся во что бы то ни стало продолжить наше дело.

— Люди часто говорят одно, а делают совершенно другое,— философски произнес Николай, но, заметив гневный взгляд друга, поспешил его успокоить.— Однако пребывание Александра Грабовского в тюрьме — это неоспоримый факт. И свидетельствует он только в пользу твоего отца.

— Профессор Торн рассказывал, что отец исчез после выхода в эфир его репортажа о старте «Трокстера». А когда по твоему вызову я летел сюда, на Агаву, то в каюте профессора обнаружил эту злосчастную газету. В ней говорилось, что моего старика видели в Техасе в окружении каких-то темных личностей. Это не может быть не чем иным, как арестом агентами «Архангела».— Представляя, как вольнолюбивого гордого человека бьют по лицу и немилосердно заламывают руки, Марк заметался по комнате.

— Не мельтеши! — Строгов прочел мысли друга.— Говоришь, твоего предка видели в Техасе? Интересная информация. Как мне кажется, она хорошо стыкуется со сведениями о штаб-квартире «Архангела». Круг сужается — США, Техас…

— Город Амарилло,— Марк вспомнил текст газетной заметки.

— А названия улицы и номера дома… случайно не знаешь?

— Вот чего не знаю, того не знаю.

— Ну, это уже не проблема. Главное мне туда добраться.— Великий Мастер прищурился, как бы прикидывая пути, по которым он станет вести розыск.— Амарилло, Амарилло… Никогда не слышал о таком. Что за город такой? Если читать по-испански, получается Желтый город.

— Небольшой городишко, вдали от туристических трасс. Хотя народу всего тысяч двести, но дела делаются серьезные — собирают ядерные боеголовки и «стелсы».

— Ого! — Строгов присвистнул.— Тот самый тихий омут!

Действительно, игра ведется на самом высоком уровне. И сильные мира сего наверняка карают тех, кто сует нос в их дела. Марку даже страшно было подумать, что такая публика могла сделать с его отцом.

— Да не психуй ты! — Великий Мастер схватил Грабовского за комбинезон и как пушинку отправил в силовое кресло.— Если, добравшись до Агавы, твой предок все еще способен разбрасывать золотые запонки, значит, с ним не так уж плохо обращаются. Миллионеры всем и всегда нужны, причем лучше, если они будут живы и мало-мальски здоровы. Не то, что мы, простые смертные.— Николай усмехнулся, припоминая былые дела.— Помнишь: когда я попался в Конго, то уже через пять минут был гол как сокол. Хорошо еще, что штаны оставили.

— Мы тогда успели тебя отбить.— Грабовский раздвоился между прошлым и настоящим. — Но сумеем ли спасти отца?

— Прежде всего, это зависит от того, сумеем ли мы захватить «Новую Неваду».

— Я так и знал, что ты снова вернешься к этому плану.— Марк поник головой.— Мне придется драться с дядюшкой Джоном.

— Другого корабля у нас на примете нет,— еще раз напомнил Николай.

— Но ты ведь один раз уже вызывал «Трокстер», можешь попробовать этот фокус с другим кораблем.

— Невозможно. Я же не могу просто так кричать в пустоту: «Эй, мсье командир звездолета, не могли бы вы завернуть на Агаву?» Контакт может быть установлен лишь с тем, кого я знаю. Это как с нюхом сыскной собаки. Вокруг полно запахов, но ищет она только один — ей знакомый.

— Значит, это судьба.— Разведчик потупил взгляд. Ему стало так тошно, что захотелось уткнутся головой в самый темный угол и долго протяжно выть.

Строгов сразу почувствовал в Марке слабинку. Чтобы вернуть друга в нормальное состояние, а заодно напомнить ему о грохочущей вокруг войне, Великий Мастер огорошил Грабовского простым вопросом:

— Как ты думаешь, это с «Невады» запустили ракету, которая подбила «Трокстер»?

Марк действительно встрепенулся, чисто автоматически решая техническую головоломку.

— Далековато. Да и стрелять из стартового дока звездолет вряд ли смог. Скорее всего, развернули ракетный комплекс прямо на окраине Ядо, а уж оттуда и пульнули.

— Да… вели себя нагло,— согласился Николай.— Ведь наверняка знали, что существуют и Великий Мастер, который чует угрозу за тысячи километров, и армия правды, которая неустанно патрулирует пустыню.

— А чего бояться, когда обладаешь высокоэффективной маскировкой? — Грабовский вспомнил безжизненную пустоту комплекса UG-18.— У них ведь установки, способные заглушить любую биологическую активность, даже излучение такого мощного источника, как Лабиринт.— Когда разговор перешел в техническую плоскость, Марку слегка полегчало.— Все никак не могу понять, почему экипаж «Невады» глушит весь поток полностью? Ведь излучение Лабиринта, как оказалось, не такая уж плохая штука… — Поймав взгляд Николая, Грабовский слегка стушевался.— В разумных пределах, разумеется.

— Скорее всего, отсутствие биокинетического излучения отпугивает морунгов. Ведь, не ощущая поддержки Лабиринта, эти твари чувствуют себя голодно и неуютно и не задерживаются в таких малоприятных местах. Плюс к этому сразу отпадают проблемы с радиосвязью. Других вариантов я пока не вижу.

— Выходит, что персонал «Архангела» сам недолюбливает морунгов.

Грабовский полез в карман за сигаретами, которыми капрал Лекомп абсолютно «добровольно» поделился со своим взводным командиром. Однако Марк вовремя вспомнил, что лицо его закрывала дыхательная маска. Тяжело вздохнув, он вынужден был отказаться от удовольствия.

— Не думаю, что понятие «недолюбливают» здесь уместно.— Николай протянул руку и, щелкнув пальцами, попросил: — А ну, дай мне одну.

— Ты же не куришь? — Марк удивился, но все равно протянул другу сигарету.

— Куришь — не куришь, думаешь, мои легкие сейчас отличают никотин от сернистого газа?

В ответ Грабовский лишь неопределенно пожал плечами.

— Вот и я не знаю.— Николай сунул сигарету в рот.— Попробую, вдруг и вправду курево поможет расшевелить серое вещество, или какое оно у меня там теперь…

— Такое впечатление, что ты хочешь разгадать все загадки Агавы, здесь и сейчас.

— Все — это вряд ли, но кое-что можно.

Сложив руки на груди, Строгов попыхивал сигаретой. В этот момент от Шерлока Холмса его отличала лишь поза. Презирая английскую аккуратность, мэтр дедуктивного метода взгромоздил свои ноги прямо на силовой стол.

— Так вот, возвращаясь к нашему разговору… — Великий Мастер в упор уставился на друга.— Ты и впрямь думаешь, что земляне могут нормально контактировать с морунгами, тем более, со взбесившейся армией мстителей? Ты думаешь, кто-то кого-то может любить или не любить?

— Но они же действуют совместно,— Марк напомнил очевидный факт.

— Одни используют других. Так будет сказано вернее.— Строгов горько усмехнулся.— Кстати, нам с тобой, как землянам, должно быть лестно. Используем мы их, а не наоборот.

Марк вспомнил историю с «Галактическим патрулем» и тут же согласился с другом.

— Интересно, как же морунги подчиняются? Они же физиологически ненавидят все живое и не потерпели бы людей рядом.

— Вот именно над этим вопросом я и ломал себе голову вплоть до вчерашнего дня.

— Странно, почему, посетив UG-18, я узнал так мало, а ты весь бурлишь от новостей? — в голосе Грабовского засквозила белая зависть.

— Потому, что я — Великий Мастер! Родной брат графа Калиостро и внучатый племянник Нострадамуса.— Театрально повысив голос, Николай взмахнул руками.— Раз, два, три…

С этими магическими словами он быстрым движением выдернул из-под стола яйцевидный предмет и положил его перед Марком. Лейтенант сразу узнал шлем, в котором щеголял весь экипаж «Новой Невады». Полированный металл сверкал как огромная капля ртути. Лицевая панель, выполненная из аналогичного по цвету бронестекла, практически не отличалась от самого металлического корпуса. Если бы не едва заметная стыковочная щель, всю конструкцию можно было принять за одно целое. Повертев в руке яйцевидную каску, Марк вопросительно поднял глаза на Николая.

— По моему приказу Пери втихаря снял ее с одного из трупов. Занятная штука оказалась.

Грабовский и сам понимал, что эта модель не могла быть лишь средством защиты. Ни в одной армии мира он не видел такой странной овальной формы. Складывалось впечатление, что над теменной зоной шлем специально вытянули. В такую гулю легко могло поместиться черт знает сколько разнообразного микрооборудования.

— Ты угадал, там стоит довольно сложная система, преобразующая биотоки живого человеческого мозга в сухие электромагнитные колебания особой частоты.

— Чтобы разговаривать с морунгами! — Марк выдохнул осенившую его догадку.

— Бери выше.— Великий Мастер положил руку на шлем.— Чтобы быть морунгами.

Конечно, как Марк сразу не догадался! У мстителей не может быть союзников. Заложенная при рождении программа однозначно делит мир на две несовместимые части. В одной из них морунги за компанию с младшими братьями — машинами, в другой — все остальные. Право на существование имеют только первые. Иные будут уничтожены, как велит Великое пророчество. Только так и не иначе. По-другому быть не может. Отсюда следует вывод: хочешь наладить контакт с мстителями, стань одним из них.

Повинуясь инстинкту исследователя, Грабовский нахлобучил себе на голову шлем. Мягкие прокладки, на которых виднелась золотистая сеточка из контактов, плотно обхватили череп.

— Выходит, теперь я морунг? — сквозь тонированное бронестекло лейтенант посмотрел на друга.

— Еще нет. Для этого не мешало бы включить питание,— Мастер когтистым пальцем указал на кнопку в самом основании шлема.— Вон там, слева, под самой челюстью.

Марк быстро нашел необходимый переключатель.

— Ну, а так? — вопрос сопровождал едва слышный щелчок.

Несколько секунд Великий Мастер добросовестно прислушивался к своим ощущениям.

— А вот так, очень даже похоже,— признался он.— Излучение напоминает боевой клич или готовность идти в атаку. Какой-то бред морунга-фанатика.

— Значит именно так наши соплеменники науськивают невидимок и звезд на своих врагов,— Марк попытался отключить шлем.

— Погоди,— Николай остановил его, перехватив руку.— Если уж начали экспериментировать, то давай не останавливаться на полпути. Попробуй мысленно отдавать приказы, руководить сражением, создавать ассоциации противника. Короче, исполняй роль полководца.

Грабовский добросовестно пыхтел примерно четверть часа. О чем он только не передумал, кого только не представлял! Однако Мастеру было все мало. Строгов крутил и крутил у него перед носом — давай, продолжай, мол… Но так не могло длиться бесконечно. После разгрома Наполеона под Ватерлоо Марк не выдержал.

— Хватит! — Он содрал с головы серебристое яйцо.— Выкладывай, что выяснил.

Усталый разведчик предвкушал один из долгих научных рассказов, на которые его друг был горазд. А для лучшего мозговарения всегда не мешает слегка выпить. Марк покосился на встроенный в стену шкафчик. Именно там Великий Мастер хранил колбу со спиртом.

— Пить пока не за что.— От Строгова не ускользнул жадный взгляд.— Шлем все время передает одно и то же. Одно из двух: или ты плохо старался, или эта кастрюля ни на что другое не способна.

— Старался я аж до звона в ушах.— Грабовский почти обиделся.

— Значит, принимается второй вариант. Эта штука — всего лишь защитная система. Общаться с морунгами, а тем более командовать ими с помощью нее просто невозможно.

— Очередной тупик,— потеряв интерес к шлему, разведчик в сердцах отпихнул его от себя.— Куда ни ткнись, везде сплошные тупики.

— Ну почему же везде? — Великий Мастер словно забыл о постигшей их неудаче.— Есть несколько пунктов, на которых можно поставить крест.

— Например? — Разведчик не сразу перестроился с одной темы на другую.

— На Агаве больше не стоит искать лаборатории, в которых штампуют охотников,— Николай все-таки поддался на бессловесные уговоры друга и направился к заветному шкафу.— Возможно, раньше они здесь и были, но руководство «Архангела» сочло более разумным их отсюда перевести.

— Откуда такие сведения? — Марк расчистил на столе посадочную площадку для подноса с выпивкой.

— Тот загон, который мы обнаружили внутри комплекса… Знаешь, что это такое?

По отрывочным сведениям, которые сообщили ему Пери и Шредер, лейтенант слабо себе представлял суть этой находки. Да и, честно говоря, задумывался он над ней не особо. Эту информацию затмила главная новость дня — встреча с землянами. Именно поэтому на вопрос Николая Грабовский ответил быстро и откровенно:

— Понятия не имею!

Не оценив такого легкомыслия, Великий Мастер покачал головой:

— Это что-то вроде пересылочного пункта. В него перегоняли охотников, доставленных на Агаву звездолетом. Грузовые трюмы корабля примыкают прямо к воротам бывшего хранилища газовых контейнеров. Открыл их, и готово. Изголодавшиеся в полете монстры так и ринутся к кормушкам с жратвой. Кстати, там же находится и аппаратура для промывания мозгов. Видать, охотников штампуют не только для нужд Агавы. Поэтому, доставив их к месту, так сказать, эксплуатации, тварюгам еще следует поставить задачу. Делается это, как я понимаю, с помощью клетки, прутья которой превращены в нейроактивные электроды.

Особо ничего не значащая информация. Но нельзя сказать, что она воспринялась Марком абсолютно равнодушно. Честно говоря, разведчик надеялся, что производство биомеханических монстров находится здесь, на Агаве. И Грабовский планировал добраться до этого места, чтобы раз и навсегда покончить с проклятьем, которое неизвестно почему выпало на его долю.

Мысли Марка проявились у него на лице. Великому Мастеру даже не пришлось применять способности слипера.

— Знаешь, дружище,— Строгов всегда использовал это обращение, когда хотел поддержать своих соратников,— а ведь теперь твоя проблема приобрела совсем другую окраску.

— И какого же она теперь цвета? — Марк как затравленный зверь взглянул на друга.

Нежно-семейного! — Николай наконец наполнил спиртом две пузатые мензурки.— Ну-ну, расслабься. Ничего обидного я не хотел сказать. На вот, держи. Продезинфицируй нервы.

Когда солдатская глотка вкатила первые сто пятьдесят грамм, мир стал казаться не таким уж серым. Грабовский даже нашел в себе силы переспросить Строгова:

— Так о чем ты там намекал?

Прежде чем ответить, Великий Мастер налил еще по стопке. Глядишь, и пригодится. Лекарство все-таки. Самое то, если вопрос касается семейных проблем.

— Твой дядя, твой отец, ты сам — трое совершенно разных людей. Вы редко встречались, редко перезванивались и почти никогда не делились друг с другом своими планами. У каждого была своя жизнь, свои дела, свои интересы.

— Такие отношения — удивительная редкость,— излучая сарказм, перебил друга Марк.

— Нет, редкость в том, что вся ваша троица оказалась участниками одного преотвратнейшего заговора. Причем этот самый заговор липнет к вам словно репьяхи к штанам.

— Как тебя понимать? — Грабовского начали бесить обидные намеки.

— Заметь, я сказал не «вы липнете к заговору», а «заговор липнет к вам», а это две разные вещи. Мне тут в голову пришла одна мысль. Что если для создания охотников использовали твою ДНК совсем не потому, что ты офицер роты «Головорезов», а потому, что ты Грабовский.

Догадка Великого Мастера буквально пригвоздила молодого миллионера к стулу. Неужели Николай прав? Стараясь найти аргументы «за» или «против», Марк лихорадочно стал перелистывать страницы в толстом томе жизнеописания семьи Грабовских. Он не знал, где и что искать. Бабушки, дедушки, дяди, тети, племянники и племянницы. Офисы, виллы, яхты и самолеты. Телеканалы, фабрики, заводы, газоносные месторождения…

— Ваша семья продает газ? — Великий Мастер следил за мыслями Марка.

— А ты разве не знал? — с просторов Земли Грабовский вмиг вернулся в полутемную конуру на сумрачной планете-звезде.

— Теперь что-то припоминаю, но смутно.

— Журналистика это так… развлечение для пожилого человека, а первый серьезный бизнес моего отца — разработка месторождений газа в Латинской Америке. Мой старик ведь по специальности горный инженер.

— Поразительное совпадение… — Строгов задумался.— Здесь ведь тоже добывают газ. Причем процесс не останавливался ни на минуту. Как и при харририанах, его сжижают и закачивают в контейнеры. Разница, пожалуй, заключается лишь в том, что контейнеры не отправляются на местные химические предприятия, а загружаются в звездолеты и вывозятся в неизвестном направлении. Между прочим, и сами контейнеры весьма странные. Скорее это самоходные баржи. Я не удивлюсь, если после доставки в ту или иную звездную систему они смогут гонять от планеты к планете своим ходом, продавая газ, так сказать, в розницу.

— Ты хочешь сказать, что мой отец расширил свой бизнес до галактического масштаба? — Марк подсознательно не хотел верить в причастность своего старика к ужасам войны. Пусть кто угодно, даже дядя Джон, но только не отец!

— Горный инженер, владелец газодобывающей компании находился в районе, где идет добыча. Скажи на милость, какие еще варианты могут прийти в голову?

— Но этот чертов газ, он же совсем иной! — Грабовский ухватился за первое же противоречие, как утопающий за соломинку.— На Земле ему нет применения.

— Газ вывозят или нет? — Великий Мастер в упор посмотрел на Марка.— Вывозят. Значит, применение ему нашли. Спросишь какое? Вопрос не ко мне. Можешь узнать у своего дядюшки. Правда, скорее всего, сейчас он уже далеко.

Слова Строгова прервала серия далеких, но очень мощных взрывов. От них завибрировал пол, а стоящие на столе химические склянки противно задребезжали. Великий Мастер мгновенно застыл. Закрыв глаза, он одно огромное бесконечное мгновение вслушивался в голоса параллельного мира.

— Наверное, я ошибся,— не выходя из состояния внутренней концентрации, Николай разговаривал сам с собой.— Дядюшка Джон не смог улететь не попрощавшись.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава