Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Часть I

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

 

Часть II

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

БИТВА ВО МГЛЕ

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 12

«Зачем я все это пишу? — Жерес отложил авторучку и задумчиво уставился на лист бумаги.— Катрин скорее всего никогда не получит этого письма».

Перебирая в памяти обстоятельства их последней встречи, Кристиан корил себя за малодушие и трусость. У него не хватило мужества все ей объяснить. Но, с другой стороны, что бы это изменило? Майор все равно не отказался бы от полёта, но в памяти у него сохранилось бы не счастливое улыбающееся лицо Катрин, а образ несчастной покинутой женщины, для которой он все равно ничего не мог сделать. С такими воспоминаниями в самый раз топиться, а не идти в бой.

Разумом он понимал, что все кончено, их разделяют миллионы километров и возврата быть не может, однако сердце стонало и рвалось к Катрин. Именно поэтому Кристиан уже два часа терзал страницы своего блокнота, обрывки которых валялись по всей каюте. Сигнал внутренней связи вывел майора из оцепенения. Каюту командира вызывал центральный пост.

— Включить связь! — Сервисная система стремглав исполнила команду.— Слушаю.— Жерес посмотрел в глаза голографическому изображению Фельтона.

— Господин майор, мы подходим к Эктегусу. Зрелище фантастическое, вы должны это видеть.

— Хорошо, сейчас иду.— Кристиан встал, застегивая ремень.— Пьер, кто с тобой на мостике?

— Строгов, Грабовский и Риньон.

— Риньон? — Новое имя резануло слух майора.— Он что, наконец оклемался?

Кристиан вдруг сообразил, что с момента их первой встречи видел лейтенанта всего два-три раза, да и то мельком. В начале полета этот «отчаянный» коммандос свалился в лазарет, и Жерес забыл о его существовании вплоть до сегодняшнего дня.

— Да, Делантре считает, что нет смысла держать лейтенанта в постели. Благодаря препаратам доктора Дэи, исчезли все симптомы аллергии на эти «замечательные» инопланетные концентраты.

— Делантре — всего-навсего санитар. У него достаточно компетенции, чтобы принять такое решение? Мне не улыбается снова наблюдать Риньона, бьющегося в судорогах и покрытого пузырями.

— Ничего не могу сказать, кроме того, что Дэя согласна с мнением капрала.

— Ладно, посмотрим. Я иду, ждите.

По пути в центральный пост Жерес был мрачен и задумчив. Впервые за последние годы майор изменил своим принципам. Среди «Головорезов» оказались люди, не прошедшие его личную проверку и отбор. И это не рядовые солдаты, а офицеры — надежда и опора его немногочисленной армии. Конечно, здесь не было вины Жереса, обстоятельства решили всё за него. Но проблема от этого не становилась менее острой. Ряд вопросов требовал ответов, и чем скорее, тем лучше. Почему Лафорта и Риньона принесло прямо в день старта, да ещё в четыре часа утра? Зачем такая спешка? Кто среди ночи послал за ними машину? Было ли всё это просто совпадением, или кто-то неведомый, пронюхав о планах майора, попытался их сорвать?

Как и положено, на борту военного корабля два солдата дежурили у входа на командный пост. При приближении командира они отдали честь и, набрав код замка, распахнули дверь. Наблюдая, как стальные створки расползаются во все четыре стороны, Кристиан вспомнил ту бучу, которую поднял Хризик, первый раз узрев такие нехитрые меры безопасности. Хорошо еще, что речевой аппарат нэйджалов не в состоянии производить понятные людям звуки, и весь фейерверк свистяще-шипящих эмоций достался бедолаге Торну.

Оказавшись внутри рубки, майор позабыл обо всех проблемах. На главном корабельном экране, переливаясь в лучах своего солнца, сиял Эктегус. Систему планеты образовывали ещё три естественных спутника, а также целая армада более мелких объектов, к происхождению которых природа не имела ни малейшего отношения.

— Это звездолеты,— услышал Жерес незнакомый голос.

Кристиан с трудом оторвался от созерцания этой мистической картины и оглянулся. В трех шагах от него стоял Серж Риньон. Сложив руки на груди, он завороженно глядел на невероятных космических драконов, медленно проплывающих в звездном безмолвии.

— Они великолепны,— лейтенант говорил тихо, словно боялся разбудить спящих колоссов.

— Наслаждаетесь зрелищем?

— Я пилот, поэтому не могу без восхищения смотреть на корабли, тем более, если они так совершенны.

— Пилот? — Жерес был искренне удивлен.— В ваших документах ничего об этом не сказано.

Риньон улыбнулся:

— Это было давно, в другой жизни,— неопределенно ответил он.

— А на чем летали?

— На «Конкорде», второй пилот.

— Ого! И большой налет часов?

— Приличный, почти полгода в воздухе.

— Добрый день, господа,— диалог офицеров прервал новый собеседник.— Поздравляю с прибытием. Наконец-то Хризик перестанет каждое утро надоедать мне рассказами о ваших очередных подвигах. Честно говоря, он мне уже порядком надоел.— У Торна было прекрасное настроение.

— Мы покидаем «Трокстер»? — удивился Серж.— На чем же мы полетим к Теосу?

— Корабль нэйджалов довольно тихоходная посудина,— чувствовалось, что Торн уже весьма поднаторел в земном жаргоне,— мы пересядем на…

— Извините, профессор,— Жерес поспешно прервал ученого,— мне срочно нужно поговорить с вами.— Майор перевел взгляд на Риньона.— Вы свободны, лейтенант. Позовите ко мне Грабовского и Строгова.

Риньон козырнул и с явным неудовольствием отправился выполнять приказ. Оставшись наедине с Торном, Кристиан самым бескомпромиссным тоном обрушился на профессора:

— Уважаемый компаньон, в нашей концессии все новости первым узнаю я! И только я решаю, как и когда довести их до сведения других членов экспедиции.— Жерес буквально прижал к стене тщедушную фигурку.— Именно поэтому свежей информацией о смене корабля вы сначала обязаны были поделиться со мной.

Торн непонимающе хлопал глазами.

— Я хочу напомнить,— продолжал майор,— что мы проводим военную операцию, так сказать, во всей ее красе. Поэтому должны учитывать все стороны дела, включая борьбу со шпионажем и утечкой информации.

Слова майора вызвали полную неразбериху в голове Торна.

— Шпионаж? Утечка информации? Что это значит? Жерес, вы сошли с ума!

Вероятно, профессор поднял бы крик, если бы за его спиной не выросли Грабовский со Строговым. Майор ответил на салют лейтенантов, а затем вновь перевел взгляд на Торна:

— Здесь есть каюта или отсек, где можно поговорить без свидетелей?

Социолог задумался:

— На нижнем ярусе должен находиться отсек реабилитации пилотов.

— Наверное, подойдет. Показывайте дорогу.

Их квартет двинулся по переходному туннелю. Проходя вторую террасу, Торн вдруг занервничал:

— Господа, очень прошу аккуратно отнестись к тончайшему оборудованию отсека реабилитации. Я не хочу вас обидеть, но многие земляне весьма небрежно обращаются с аппаратурой.

— Кого вы имеете в виду? — Строгов негодующе уставился на профессора.

— Да хотя бы вас, лейтенант. В результате вашей чрезмерной любознательности вышла из строя маскирующая система. Второй жертвой стал наружный биологический сканер.

— Какого чёрта! … — Николай задохнулся от возмущения.

«Действительно, так оклеветать порядочного человека! — ужаснулся Жерес.— Спрашивается, какое отношение имел Строгов к биологическому сканеру?»

— Хватит! — пользуясь властью начальника экспедиции, Кристиан прервал назревающий скандал.— На борту «Трокстера» находится двухтысячный экипаж. Разыскивая виновников, мы попусту теряем время.

— Полностью поддерживаю командира,— немедленно согласился Николай.

Отсек реабилитации оказался совсем небольшой квадратной комнатой, вдоль стен которой выстроились пластиковые саркофаги, слегка смахивающие на здоровые бетономешалки. На верхнюю часть каждой из камер был надет хрустальный ежик, от которого отходили многочисленные кабели и шланги.

— И как всегда, ни одного стула,— высказал общее мнение Грабовский.

— Неважно, долгой дискуссии не предвидится.— Майор сразу дал понять, что беседа будет протекать под лозунгом «Командир всегда прав».

Жерес прошел вглубь отсека и жестом пригласил остальных последовать его примеру. Когда коллеги были готовы слушать, он, понизив голос, начал:

— Наблюдая за событиями в «Черной зоне», а также ходом нашей экспедиции, можно заметить некоторые странные факты. Объяснения им могут быть самые разнообразные, однако, на мой взгляд, самой вероятной версией является действие в нашем тылу агентов противника. Я не намерен ожидать новых подтверждений этой гипотезы! Лучше перестраховаться, чем получить удар в спину.

Терпению профессора пришел конец:

— Послушайте, Жерес, вы сегодня целый день рассказываете какие-то ужасы. Или вы знаете больше, чем говорите? — Его черное лицо приобрело фиолетовый оттенок.— Я хотел бы покончить с разного рода недомолвками и тайнами!

— Извольте, именно для этого мы и собрались.— Майор оглянулся на закрытую дверь, а затем перевёл взгляд на Строгова.— Николай, ознакомь профессора со своими открытиями.

Строгов кивком подтвердил готовность:

— Изучая печальный рейс «Фантерскрипта», мы с Марком пришли к выводу, что корабль не стал случайной жертвой «Черной зоны». Нападение было спланировано и подготовлено заранее.

— Это немыслимо! Пока звездолет находится в Z-пространстве, определить его местоположение, а тем более атаковать просто невозможно.

— Если невозможно атаковать звездолет в подпространстве, значит нужно вытянуть его оттуда — железная логика. Для этого как нельзя лучше подходит прозаическая диверсия в генераторном отсеке. Напомню, что именно там исчезли три техника.

— Ещё одна странность,— Грабовский продолжил рассказ Николая.— Как корабль оказался в запретном секторе? «Фантерскрипт» стартовал с Ха-аткума и направился на Лееду — планету, расположенную в семи световых годах от нынешней границы «Черной зоны». У навигаторов «Трокстера» мы поинтересовались о возможности столь неожиданного изменения курса, ведь отклонение тридцать семь градусов — это, знаете ли, слишком. Все они в один голос отрицают вероятность сбоя или ошибки эгиона. С Ха-аткума нам подтвердили предстартовую установку курса до Лееды.— Перечислив факты, Марк подытожил: — Остается лишь одно: перезагрузка нового курса прямо на корабле непосредственно перед стартом. А это, как вы сами понимаете, мог сделать только кто-то из членов экипажа.

— Мне трудно поверить… — Торн был подавлен.— Ничего подобного не случалось тысячи лет! А теперь и внешняя агрессия, и предательство некоторых граждан одновременно. Наш великий Союз стоит над пропастью. Полбеды, если мы будем несостоятельны на полях сражений, но крушение моральных устоев отбросит нас назад в смутные, жестокие времена.

Профессор имел такой жалкий вид, что Жерес не удержался от слов утешения:

— Да полно вам, Торн, ещё не конец света. Мы же с вами пока еще не вступили в дело, а значит, у Союза есть шанс!

Маленький ученый взял себя в руки. Он поднял глаза на Жереса и спросил:

— Мне не дает покоя одна мысль. До случая с «Фантерскриптом» агрессор не утруждал себя охотой за кораблями вне своих, так сказать, владений. И вдруг целая эпопея с захватом. Для чего? У них что, железо закончилось?

— А как вы думаете, зачем нападают на грузовые транспорты? — Майор словно ожидал этого вопроса.

— Неужели из-за груза?

— Четыре миллиона тонн активной биологической массы направлялось на Лееду для клонирования больших леедийских дафилов. Как вы знаете, Лееда — это, по сути, огромная галактическая ферма, которая снабжает животным белком шестую часть Союза.

Мысль Жереса продолжил Строгов:

— Заметьте, профессор, ни на одной из захваченных планет подобных материалов не было. Поэтому вполне логично, что их начали искать вне «Черной зоны».

Сенсационные новости совсем сбили Торна с толку. Едва шевеля своими распухшими мозгами, он задумчиво произнес:

— Ума не приложу, зачем им столько биомассы?

— Есть два варианта,— на лице Жереса не было и тени веселья,— или кому-то недостает пары миллиардов солдат, или свежего мяса. Сразу скажу, что ни первый, ни второй вариант мне не по душе.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава