Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Часть I

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

 

Часть II

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

БИТВА ВО МГЛЕ

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 13

Что это? Предсмертное видение, зов из потустороннего мира или просто слуховая галлюцинация? Этот голос… он не может быть реальным, не может принадлежать человеку, потому… потому, что этот человек уже умер.

— Марк,— простонал Николай.

— Ты можешь заткнуться и лежать смирно? Охотники совсем рядом. Они ищут тебя… — После секундной паузы лейтенант почувствовал крепкое рукопожатие.— Я здесь, Ник.

Строгов не мог поверить в это чудо. Его лучший друг, безвозвратно сгинувший в водовороте этой страшной войны, тот, по кому он тосковал, кого оплакивал все последние дни. Марк был жив! Ураган счастья ворвался в душу Николая. Он затмил боль, усталость и изнеможение. Он позволил мозгу расслабиться и, наконец, провалиться в спасительное забытьё.

Сознание возвращалось очень медленно. Сначала оно позволило различать звуки, потом запахи и лишь затем, как награда за успехи в этих двух дисциплинах, вернулось зрение. Светлое пятно, которое Строгов видел перед собой, начало проясняться, пока не превратилось в улыбающуюся небритую физиономию.

— Микульский, ты тоже живой?

— Живой, господин лейтенант. Нас оказалось не так легко замочить! — Разведчик приложил руку ко лбу Николая.— Чёрт, вы ещё горите.

— У меня перелом ноги, заражение крови и бог знает сколько рентген для завершения букета,— пролепетал Строгов заплетающимся языком.

— Я знаю, доктор Дэя сутки не отходила от вас. Сейчас состояние нормализовалось, и я её заменил.

Николай вяло улыбнулся. Обвешенный оружием тяжеловес Ян Микульский в роли сестры милосердия! Картина, достойная внимания! Но не только это порадовало лейтенанта. Дэя здесь, а значит, и его люди тоже в безопасности. Но всё же для очистки совести Строгов поинтересовался:

— Моя группа в порядке?

— Они живы. Бувиль перехватил их в главном коллекторе,— в голосе рядового не было радости.

— Ну, договаривай.— Николай почувствовал неладное.

— Лучевая болезнь, господин лейтенант. Восемь человек очень плохи.— Было видно, что Ян не хотел сильнее огорчать раненого офицера. Засуетившись, он встал.— Пойду, посмотрю, вернулся ли Грабовский. Командир приказал известить его, как только вы очнётесь.

— Погоди… — Строгов приподнялся на локтях.— Что с Жересом? Он жив?

— О, если бы это было так, мы бы избежали этого дерьма.— Разведчик безысходно всплеснул руками.— Но, к несчастью, майор погиб. Защитное поле включилось прямо под носом его транспорта, ни свернуть, ни затормозить. Мы проскочили, а они сгорели прямо за нашими спинами.

Микульский ушёл, оставив Николая наедине с его мыслями. В который раз Строгов подивился тому, какой глубокий след в сердцах солдат оставил их командир. Жерес был для них как отец, нет, бери выше, как бог: мудрый, справедливый, непогрешимый. Непогрешимый ли? Лейтенант вспомнил обстоятельства гибели майора. Да, это была страшная ошибка, за которую Жерес сейчас, наверно, расплачивается в аду. Но это там, в другом мире. Здесь же, несмотря ни на что, он единогласно прощён и для своих солдат навсегда останется лучшим и непревзойдённым. Попрощавшись с памятью о командире, Строгов вернулся к действительности.

В голове лейтенанта вертелась масса вопросов. Николай огляделся по сторонам. Они под землёй, в одном из туннелей канализационной системы. Незабываемый аромат не оставлял в этом сомнений. Сектор очень стар. Стены выполнены из огромных металлоплит. Стеклобетон здесь ещё не применялся. Николай посмотрел вверх. Потолок состоял из трёх частей, напоминая торт, разрезанный на троих. Такая конструкция не могла быть ничем иным, как заслонкой, разделяющей соседние линии. Нет, это не туннель! Это скорее отстойник или станция разделения потоков.

Удовлетворившись изучением подземного сооружения, Строгов перешёл к деталям обстановки. Ящики, контейнеры и тюки составляли главную часть интерьера. Одинокая лампа освещала самодельный стол, на котором громоздились информационные носители, пластиковые рулоны планов и карт. В углу монотонно гудел регенератор воздуха. Штаб! Догадку лейтенанта подтвердил видавший виды слит, уныло светившийся своей замызганной панелью контроля.

Лязг металлической двери отвлёк лейтенанта. На тёмном пороге появилось то самое мохнатое существо, которое схватило его там, в зоне С-6. Мгновение они пристально смотрели друг на друга. Затем пришелец закрыл за собой дверь и направился к Строгову. Подойдя к лежанке, он остановился.

— Ну и чучело! — простонал Николай, пытаясь различить глаза, нос и рот.

— Ты всегда был несправедлив к моей внешности.— Вцепившись в свой загривок, чудовище с тихим щелчком оторвало себе голову.

Боевой шлем, оклеенный вонючей, слипшейся шкурой, полетел в сторону. Друзья кинулись друг другу в объятия.

— Если бы ты только знал, как я рад! Как я счастлив, что ты жив! — Строгов схватил Марка за плечи и глянул ему в лицо.— Везучий, чертяка!

— Ты тоже ничего! Выбраться живым из туннеля первого контура! В это даже я с трудом верю!

— Погоди хвалить… — Николай тяжело опустился на импровизированную подушку.— Неизвестно, чем этот трюк закончится. Мы все смертельно облучены. Думаю, доза превысила тысячу рентген.

— Всё будет нормально.— Усевшись рядом, Марк отодрал скотч, который стягивал шкуры.— Пока ты тут валялся, скромные герои Франции не сидели сложа руки. Они рисковали жизнями для спасения своих друзей.

— Сочтёмся.

— Да уж, не отвертитесь.

Марк залез себе за пазуху и извлёк оттуда два стеклянных флакона. Первая бутылочка содержала грязно-зелёную субстанцию с хлопьями жёлтого осадка, вторая светилась чистотой, голубой прозрачностью.

— Одна тебе, другая мне,— Марк протянул другу мутную бурду.— Пей! Дэя только что приготовила этот коктейль из ингредиентов, которые мы раздобыли в опустевшем интергалактическом госпитале Ульфа.

Николай с отвращением повертел в руках цилиндрический сосуд.

— Хочешь жить — пей!

— Чёрт с тобой, не всё равно от чего подыхать. От вашей семейной стряпни или от лейкемии.

Лейтенант опрокинул в рот скользкую солёную кашу. Поморщившись, он заставил себя проглотить эту мерзость.

— Как пошло?

— Замечательно! — Строгов с ужасом выдохнул клуб чёрного дыма.— Это что, горючее для танков?

— Не знаю.— Грабовский аппетитно облизнулся.— Ну, твоё здоровье!

Стоп-стоп! — Николай придержал руку друга.— А ты что пьёшь?

— А больным это нельзя! — тут же отреагировал Марк.— И, кроме того, должен же я поддержать свой организм после изнурительного марш-броска. До госпиталя и обратно немного-немало двадцать километров лёгкого непринуждённого бега.

— Алкоголик!

— В нашем положении остаётся только пить.— Помрачнев, Грабовский глотнул обжигающую жидкость.

— Это точно. Вляпались по самые помидоры… — Строгов секунду поразмыслил.— Но, с другой стороны, мы с самого начала знали, что всё так и будет. Мы шли на это сознательно. Поэтому сейчас надо не скулить, а вылезать из этой передряги.

— И ты знаешь выход?

— Мы пришли сюда за звездолётом. Корабль — это единственный шанс выбраться с Агавы.

— Корабль? Господи, да сколько угодно! На стартовом поле полно кораблей. Бери, какой захочешь, если сможешь, конечно.

— Полно кораблей? — Николай не поверил своим ушам.— Откуда?

— Флот вернулся. Весь. Даже больше, чем весь. Они притащили с собой и наш «Райдхан-1». С виду самодвижущаяся крепость цела и невредима. Наверняка она повторила судьбу «Фантерскрипта». Так что внутри, скорее всего, кровавое месиво. Вряд ли кто-нибудь выжил.

Строгов онемел. Одна новость хуже другой! Возвращение звездолётов говорило о том, что на Агаву прибыло подкрепление. А захват «Райдхана» означал, что у врага теперь есть оружие, намного превосходящее жалкие пукалки «Сахаев». Лейтенант Строгов понял, что действовать нужно немедленно.

— Марк, сколько у тебя людей?

— Осталось семеро, я восьмой.

— Мало… А что с оружием?

— Стрелкового хоть отбавляй.— Грабовский горько вздохнул.— Мы забирали его у мёртвых. Есть гранатомёт, но к нему только шесть ракет.

— Хреново, а у меня положение ещё хуже.

— Знаю. Риньон уже рассказал все ваши новости.— Марк внимательно посмотрел в глаза Николаю.— Что будем делать, приятель?

— То, зачем пришли. Искать корабль. Со мной Риньон, Пери и Рутов. Все они пилоты и должны справиться с управлением звездолётом. Остаётся только его захватить.

Вот-вот, это и есть самое сложное! — Грабовский обречённо опустил голову.— Ты думаешь, мы не пытались? Один раз мы даже пробились внутрь челнока, стоявшего в ремонтных доках вблизи космопорта.

— И что?

— Корабль превратился в ловушку. Слиты, все как один, объявили нам войну. Они намертво заблокировали все системы. Умерло всё, включая освещение и пневматику дверей. Чтобы вырваться, нам пришлось взрывать переборки и шлюзовые камеры.

— Все интеллектуальные системы, до которых только дотянулись морунги, прочно попадают под их зависимость.

— Зависимость? Нет, это не зависимость и не изменение в программе! Машины становятся агрессивными живыми существами. Их невозможно перепрограммировать или выключить, их можно только разнести в клочья!

— Именно поэтому нам предстоит найти звездолёт, до которого морунги ещё не добрались.

— Где же мы его найдём?

— Спросим у местных жителей. У вас с ними как, лады?

— Ещё бы, полная дружба и любовь! — Марк усмехнулся.— Кстати, именно им вы обязаны жизнью. Харририанский наблюдатель засёк вашу группу, когда вы ещё копались под стеной. Он же и сообщил нам об этом.

— Сообщил? У вас есть связь?

— Смотри и удивляйся, мальчишка! Чудо техники! Моя личная разработка.

Грабовский встал и подошёл к небольшому металлическому ящику, висевшему на стене. К его нижней части была приклёпана решётка, в центре красовалась большая красная кнопка, а на крючке сверху болтался потёртый аудиотранслятор. Связка старых, покрученных проводов тянулась от прибора до самой двери, под ободом которой она и исчезала, ныряя в оплавленное пулевое отверстие.

— Что это такое? — поинтересовался Николай.

Тс-с-с… — Марк прижал палец к губам.— Демонстрирую.

Лейтенант снял аудиотранслятор и приложил его к уху. После этого, считая вслух, он пять раз надавил на красную кнопку. Прибор издал звук, напоминающий рёв сливного бачка.

— Ох! — Марк отдёрнул транслятор от уха.— Всё время возникают проблемы с громкостью.

На смену бульканью пришёл голос. Слова мало чем отличались от предыдущих звуков, были быстрыми и отрывистыми.

— Магри анту ху. Хала ната наща,— Грабовский неожиданно залаял на том же языке.— Фалтахон быш! — Марк прервал связь.

— Это что, телефон? — Николай с подозрением посмотрел на изобретение друга.

— Самый настоящий. Телепортационные станции, которыми нас так заботливо оснастили, здесь ни к чёрту не годятся. Это вы уже тоже поняли?

— Поняли,— подтвердил Строгов.— Триста-четыреста метров, и всё! Сигнал забивается каким-то излучением. Странно, что о нём ничего не упоминалось в описании Агавы.

— Конечно, не упоминалось. Раньше его тут не было. Излучение прёт из этого проклятого Лабиринта.

Лабиринт Жизни! Опять Лабиринт Жизни! Прекрасное светлое название, ставшее проклятьем для Агавы. Именно оттуда пришли морунги. Дадек мало что рассказывал об этом. Может, потому, что мало знал, а может, он подчинялся странному табу, которое неведомо почему охраняло эту тему.

— Марк, что ты знаешь о Лабиринте Жизни?

— Что, тоже почуял запах дичи?

— Не выпендривайся… — Николай был не в лучшей форме для пустой болтовни.

— Ульфу больше миллиона лет. Он возник на руинах древней столицы фиолов, самого крупного города в ранней истории планеты.

— Это я знаю. Ты рассказывал мне эту историю ещё на борту «Интеги». Я также помню, что заветной мечтой всех галактических археологов было отыскать легендарный Лабиринт Жизни.

— И они его все-таки откопали. Я видел хронику этого события… — Марк поёжился.— Сразу скажу, что эта информация не разглашалась. Даже сейчас мало кто знает о раскопках.

— Почему?

— Потому, что Лабиринт Жизни в действительности более походил на царство смерти.

— Марк, ради бога, не напускай туман, мне и так тяжело соображать… — Строгов, борясь с головокружением, провёл рукой по лицу.— Что они там нашли?

— Исчезнувших фиолов. Вход в лабиринт предварял колоссальный подземный храм, до потолка заваленный мумиями древних жителей Агавы. Представляешь, там были все, от стариков до детей!

— От чего они умерли?

— От старости.

Николай удивлённо вытаращил глаза.

— Что все? И дети тоже?

— Все без исключения.— Марк хмуро покачал головой.

— Как такое может быть! Ты разыскал кого-нибудь из харририан, проводивших исследования?

— Они тоже мертвы. Археологи, патологоанатомы, историки, все, кто только сталкивался с Лабиринтом.

— Не может быть, чтобы морунги убили их всех.

— Того, кого не достали морунги, догнала болезнь. Страшные мутации. Они похоронили всех свидетелей всего за несколько месяцев. Причём харририане хоронили уже не своих собратьев, а ужасных монстров.

Николай был ошеломлён. Он надеялся приблизиться к разгадке тайны, а получил новое уравнение с бесконечным количеством неизвестных.

— Марк, ты знаешь что-нибудь ещё?

— Знаю, но об этом потом. У нас сегодня насыщенный день. Через два часа мы идём на встречу с харририанами.— Грабовский указал на телефон.— Я только что об этом договорился.

— А что будем делать до этого? Почему мы не можем поговорить?

— До этого? — Разведчик посмотрел на часы.— Поверь мне, до этого у тебя будет чем заняться. Кстати, ничего не ощущаешь?

У Николая действительно вновь стала кружиться голова и начался крупный озноб. Лихорадка навалилась словно лавина. Чувствуя, что теряет контроль над своим телом, он вцепился в кровать:

— Марк, со мной что-то не так.

— Я вижу.— Грабовский подбежал к груде пустых пластиковых коробок, валявшихся в углу, и выбрал самую большую. Поставив её перед Строговым, Марк проинструктировал: — Блевать будешь сюда. Смотри, не промахнись.

— Что происходит? — простонал Николай.

— Это действие той штуки, которую ты только что проглотил. Не бойся, не умрешь. Просто вся дрянь, которой забито твоё нутро, сейчас пойдёт наружу.

Дрянь пошла, и весьма активно. Строгов едва успел сунуть голову в контейнер.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава