Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Часть I

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

 

Часть II

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

БИТВА ВО МГЛЕ

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 12

— Дэя, ты… — Николай осёкся.— То есть вы уверены, что наши костюмы не выдержат прямого контакта с химическими отходами?

— Проникновение агрессивной среды внутрь весьма вероятно. Униформа недостаточно герметична, так как предназначалась для планет с кислородосодержащей атмосферой. Кстати,— Дэя протянула руки Николаю и Сержу,— предлагаю перейти на «ты». Кажется, эта форма обращения принята между друзьями на Земле?

— Согласен.— Строгов с готовностью принял рукопожатие.

— Польщён.— Наклонившись, Риньон поднёс руку лурийки к своему шлему. Поцелую помешало защитное металлостекло, но всё же благодарную почтительность капитану передать удалось.

— Формальности в порядке. Можем снова вернуться к нашим баранам.— Николай перевёл взгляд на Ульф.

— Не понимаю, где там бараны? — Доктор посмотрела в том же направлении.

— Не там, а тут. Их целых шестнадцать, и они понятия не имеют, как перебраться за городскую стену. Но сделать это необходимо как можно скорее, покуда морунги не хватились своего патруля,— Николай продолжал рассуждать вслух.— Химический отстойник, я так понял, отпадает. Какие мнения будут по поводу реактора?

— Реактор заглушен много лет назад. Уровень радиации уже не тот, что прежде.— Серж поморщился.— Но всё же я не испытываю особого желания туда соваться.

— Нас интересует не активная зона, а туннели циркуляции.

— Да, но это туннели первого контура! По ним не так давно тёк дейтерий, светящийся от радиоактивности!

Слова капитана словно окатили всех холодной водой. Представив разъедаемое радиацией тело, Строгов поёжился.

— Разрешите, господин лейтенант? — Эжен Фогюс поднялся со своего камня и быстро зашагал к офицерам.

То, что капрал решил принять участие в их небольшом военном совете, не стало неожиданностью для Николая. Он умышленно не выключил общий канал связи. Люди должны знать, на что идут, и понимать, что другого выхода нет.

В походке капрала угадывался строевой шаг, плечи расправлены, голова гордо приподнята. Хотя Николай и не видел лица Эжена, но был уверен, что оно полно достоинства и решимости. Для Фогюса имя солдат не было простым звуком. Впитав в себя лучшие традиции французской армии, он весьма щепетильно относился к понятиям «воинская честь», «долг» и «ответственность перед Родиной». Строгов мог с уверенностью сказать, что капрал принял бы участие в экспедиции даже без вознаграждения.

— Господа офицеры,— Фогюс остановился между Николаем и Риньоном,— по сравнению с той ответственной миссией, которая легла нам на плечи, наши жизни не стоят ровным счётом ничего. В этом городе есть звездолёты. Если добраться до них можно только через этот чёртов реактор, то я готов. Смерть от радиации не мгновенна. Мы успеем захватить корабль и перегнать его в пустыню Ядо. Ребята ждут там. Они завершат наше дело. А что касается жизни… — Эжен горько хмыкнул.— Жизнь — штука хлипкая. Мы здесь и так, считай, все покойники.

— Оратор! Аж слеза прошибла.— Строгов дружески потрепал Фогюса по плечу.— Готовь людей к броску. Но только к броску, а не к похоронам. Довожу до твоего сведения, что мы собираемся выжить.

Николай осторожно подобрался к краю скалы и просканировал местность. Чисто! Некоторая активность на юго-западе, но дальномер показывал значительное удаление — более двенадцати километров.

— Должны проскочить.— Шлем Фогюса не замедлил появиться рядом с командирским. — А? Что скажете, господин лейтенант?

— Мы подобрались к самому логову врага. Здесь нельзя ни в чём быть уверенным.— Строгов посмотрел на капрала.— Мы с тобой всё учли?

— Всё, что в наших силах.— Фогюс пожал плечами.

— Кому ты поручил присматривать за Дэей?

— За это дело взялся капитан Риньон. Ему на подмогу я отправил Легардера.

— Хорошо,— Николай одобрительно кивнул.— Как дела с сывороткой? Ребята нормально перенесли тройную дозу?

— Жалоб не поступало.— Эжен отвратно зачмокал губами.— Что за дрянь такая? У меня во рту вкус металла, как будто я сгрыз целую сковородку.

— Терпи. Эта штука поможет крови остаться такой же красной, как и раньше, в тот «замечательный» момент, когда её начнут песочить радиоактивные лучи.

— А я что? Я ничего. Терплю, что ещё остаётся?

— Ладно, хватит болтать.— Строгов перешёл на общий канал.— Всем приготовиться. Действуем строго по плану. Движение с максимальной скоростью. Направление — отдельно стоящие накопители. Основная цель — дальняя ёмкость с символом в виде наклонённой восьмёрки. С богом, господа! — Николай закрыл глаза, мысленно перекрестился и скомандовал: — Вперёд!

Городская стена приближалась очень медленно. Она словно издевалась над землянами, которые не жалея ног мчались навстречу её холодным камням. Солдатские ботинки глухо стучали по ровной как асфальт спёкшейся базальтовой мостовой. С каждой секундой выбиваемая ими чечётка становилась всё неистовей. Бывалые бойцы чувствовали себя здесь как голые. Ничто не служило им прикрытием: снизу камень, сверху звёздное небо.

До стены осталось совсем немного. Вынырнув из темноты, «головорезы» оказались в царстве голубого света, исходящего от противометеоритного экрана. Свечение казалось нежным и тёплым. Оно напоминало о высоких небесах родной Земли, её бескрайних морях и хрустальных водопадах. Но это был обман. Каждого, кто рискнул бы прикоснуться к источнику этой благодати, ждала смерть. Защитный купол продолжал работать, вставая непреодолимой преградой на пути всех непрошенных гостей Ульфа.

Ну что ж, посмотрим, кто кого! Николай с ненавистью поглядел на уходящую в небо завесу. Хватит с тебя Марка, меня ты ни за что не получишь! Клятва подстегнула Строгова. Он неистово рванулся вперёд, заставляя солдат сделать последнее усилие.

Вот она, стена! Лейтенант врезался в каменную кладку. Замер на мгновение, прислушался, обернулся. С колотящимся сердцем Николай оценил обстановку. Большая часть корсиканцев стояла рядом с ним. Припав к прицелам своих винтовок, они прикрывали отставших гранатомётчиков, Дэю, Риньона и Легардера.

Слава богу, всё спокойно! Теперь пятьсот метров вдоль стены, миновать поворот и всё, мы у цели. Николай уже видел громаду первого накопителя, который выглядывал из-за изгиба стены.

— Всё! Мы прибыли! — Риньон буквально налетел на Строгова. Серж и Легардер тяжело дышали. Забег, в котором джентльменам пришлось взвалить на себя обессиленное дамское тело, дался им нелегко.

— Дальше идти сможете? — Николай сочувственно поглядел на коллег.

— Идти да, бежать нет.

— Понятно.— Строгов поискал фигуру Фогюса.— Капрал, на связь! Эжен, возьми с собой трёх человек и быстро отправляйся вперёд. К нашему подходу вы заминируете дальнюю ёмкость. Смотрите, не перепутайте. По нашим данным, только этот резервуар должен быть пуст.

— Будет сделано!

Капрал тут же прервал прямую связь. Краем уха Строгов услышал его хриплый бас на общем канале. Сыпля крепкими выражениями и раздавая ворох приказов, Эжен подбирал себе людей.

— Внимание! — лейтенант заглушил голос Фогюса.— Все вперёд! Колонной вдоль стены. Дистанция десять метров. Шагом марш!

Люди были измотаны. Николай чувствовал это по каждому их шагу, по каждому движению. Последние двадцать часов стали одинаково тяжелыми для всех. И хотя стимуляторы постоянно подстёгивали их силы, подобная гонка не могла продолжаться вечно. Строгов решил подбодрить свою армию:

— Говорит командир. Мы сделали уже большую часть работы. Осталось лишь пробиться сквозь стену. Как только попадём в Ульф, обещаю большой привал.

— Или большую стрельбу,— Серж вышел на Николая по личному каналу.

— Надеюсь, что этого не произойдёт. Нас здесь не ждут.

— Посмотрим, что будет, когда грохнет дейтериевая цистерна. Думаю, что сигнал тревоги поставит на ноги всю Агаву.

— Радостное известие.

— У меня есть ещё одно, в этом же духе. Учитывая остаточную радиоактивность туннеля, наши костюмы и принятые медикаменты, компьютер просчитал граничное время пребывания в опасной зоне.

— И сколько получилось? — Николай бессознательно затаил дыхание.

— Двенадцать минут сорок две с половиной секунды. После этого срока из туннеля можно уже не вылезать.

В голове Строгова помутилось. Время, за которое он надеялся преодолеть городскую стену, значительно превосходило расчёты Риньона.

— Серж, а ты ничего не напутал? Откуда ты взял данные по радиоактивности среды?

— В этом-то и заключалась основная проблема. Мой слит запарился моделировать харририанский реактор. Уж больно мало данных. Если бы не помощь Легардера…

— Ошибка в вычислениях исключена? — Николай не дослушал.

— Рассчитывали тремя методами.

— И каждый раз получалось одно и то же?

— Нет, первый и третий способы дали одиннадцать тридцать пять и двенадцать ноль девять.

Строгов умолк. О возвращении назад не могло быть и речи. Оставалось лишь одно — перехитрить смерть. Лейтенант вызвал Дэю:

— Доктор, сколько стимулятора ещё могут выдержать наши организмы?

— Это шутка? Полчаса назад мы получили инъекцию.

— Судя по походке моих парней, этого не скажешь.

— Медикаменты не всесильны.

— А надо, чтобы они стали таковыми! Поколдуй, у тебя есть пара минут.

— Но…

— Никаких «но». Нам срочно необходимо лошадиное пойло, после которого в заднице заработает реактивный двигатель.— Лейтенант прервал связь.

Дэя справится. Дэя молодец! Строгов подумал о том, каким полезным оказалось участие доктора в разработке боевых костюмов. Аптечка, которой она их оснастила, безошибочно диагностировала организм, а также самостоятельно стряпала широчайший спектр препаратов. Возможности аптечки значительно расширялись, если контроль над ней осуществлял опытный медик… Ох, чёрт! Почувствовав укол инъектора, лейтенант подскочил. Поигрывая ужаленной лопаткой, Николай принялся оценивать каждый новый шаг. Транквилизатор наверняка был хорош, но даже он не мог совладать с безграничной усталостью. Хотя шум в голове исчез, однако ноги, как и раньше, подкашивались словно ватные.

Спасибо и на этом! Строгов не стал требовать от Дэи большего. Он с тревогой посмотрел на приближающиеся кубы накопителей. Теперь самое время подумать о другом. Нужно что-то решать с маршрутом. Николаю не потребовалось обращаться к протонной памяти слита. Он наизусть помнил каждую деталь в схеме охлаждающей системы.

«Накопитель находится в сто двадцати метрах от стены. Циркуляционный канал от него проложен в город. Сначала он тянется вдоль ограды метров на двести пятьдесят, и только затем его запускают в Ульф. Дальше идёт что-то вроде насосной станции с целым лабиринтом фильтрующих систем. Заслонки, конечно, придётся взрывать.— Строгов прикинул время.— Пять минут, а то и больше. Однако тут ничего не поделаешь, путь не сократишь и углы не срежешь. Идём дальше. Насосная станция. Отпадает! Выхода наружу в ней нет. Полностью автоматизированная система, наглухо вмурованная в фундамент стены. Гарантийный срок службы 1,2 миллиона лет. Ремонту не подлежит. Легче разрушить каменную кладку, чем пробиться сквозь кубометры сплавленного стеклобетона. Ладно, проехали. Что потом? — Лейтенант сосредоточился.— А потом у нас спринтерская прямая, причём по колено в воде. Почти километр сквозь ретардер из теплоприёмников, аж до самой зоны энергоблоков. Там есть ремонтные шлюзы. Именно через них можно выбраться на волю. Но Серж… Если Серж прав, то до шлюзов мы доплывём уже вверх пузом. Надо что-то придумать!»

Решение должно было находиться именно на участке между насосной станцией и энергоблоками. Первое, что пришло в голову, это взорвать сам туннель и пробиться наружу. Понятно, будет много шума, но у них есть шанс скрыться раньше, чем появятся охотники. Строгов запросил у слита дополнительную информацию.

«Чёрт, ничего не выйдет! — выругался Николай.— Над туннелем семнадцать метров скальной породы. Мы похороним себя, если попробуем всё это взорвать! — Следующая идея была ещё более смелой.— А что если продырявить дейтериевую ёмкость и просто подождать? Как только откроется проход в защитном поле… Нет, не то! Гостей может быть слишком много».

Должно быть что-то ещё. Интуиция подсказывала Строгову, что ответ существует. Он видел его где-то в далёком прошлом. Прошлое! Конечно, прошлое! Не теряя ни секунды, Николай вызвал древний план города. Лейтенант сразу узнал знакомые очертания. Промышленная зона в целом осталась без изменений. Энергетические установки, обогатительные центры и монтажные корпуса. Всё было на своих местах. Всё, кроме туннелей циркуляции. Их просто не существовало. Древний реактор имел другой принцип работы и не нуждался в столь мощной системе охлаждения. Что ж за невезуха такая! Строгов уже хотел свернуть схему, как вдруг ему на глаза попался тонкий пунктир. Он петлял вдоль крупнейших объектов пограничной зоны. Исключение не составлял и каскад теплоприёмников.

«Что это?» — осведомился Николай у компьютера.

«Дренажная система. Эксплуатация прекращена 1437 лет назад»,— ответ машины был предельно лаконичен.

Строгов сопоставил положение двух подземелий. Ух ты! Это была настоящая удача! Заброшенная дренажная система лежала уровнем ниже и пересекала туннель-охладитель. Точка их встречи находилась всего в двухстах метрах от внутренней части стены.

— Серж, я нашёл! — Николай закричал от радости.

— Какого чёрта, Ник! — Риньон прикрутил фонтан ликования.— У меня чуть барабанные перепонки не полопались.

— Я нашел, как успеть за двенадцать минут!

Капитан, не перебивая, выслушал рассказ Строгова, после чего надолго задумался. Николай не торопил его с ответом, но когда перед ними встали громады накопителей, он всё же был вынужден возобновить связь.

— Каково твоё мнение, Серж? Ты что, онемел?

— Я думаю.

— Уже поздно думать. Фогюс вот-вот рванёт эту бочку.

— На кой хрен здесь нужна дренажная система? На Агаве воды меньше, чем в унитазе. А уж чтобы её отводить…

— Это ты к чему?

— Не попадём ли мы из огня да в полымя? И второе. Ты уверен, что дренажные линии не перерезаны, не засорены или попросту не ликвидированы?

— У нас нет выбора,— напомнил Николай.

— Я понимаю.— Риньон тяжело вздохнул.— Ладно, была не была!

Оставив в стороне первую емкость, отряд подобрался к заветному накопителю. Такого колоссального сооружения Николай раньше никогда не видел. В брюхо этого параллелепипеда можно было легко запихнуть Эйфелеву башню, да так, что места ещё с лихвой хватило бы на Лувр и добрую половину Версаля. Благодаря своей идеальной геометрической форме конструкция выглядела абсолютно нереальной. Разум землян не мог представить столь правильные линии и безупречно гладкие поверхности, доведённые до размеров горных пиков. Строгов попытался обнаружить хотя бы один дефект, одну царапинку, одну выщерблину или червоточину. Тщетно! Презрев все его потуги, рукотворные зеркала гордо отражали холодный блеск звёзд.

— Знаешь, Серж, гляжу я на всё это и чувствую себя жалким тараканом,— вырвалось у Николая.

— Сейчас ты почувствуешь себя ещё и радиоактивным тараканом. Гляди, вон твой капрал уже несётся с радостной вестью.

— Господин лейтенант, всё готово,— отрапортовал Фогюс.— Мы выбрали участок, ближайший к городской стене. Этим мы хоть как-то сократим пребывание в радиоактивной зоне.

— Молодец, соображаешь.— Николай беглым взглядом оценил работу взрывников.— Я надеюсь, заряды точечные? Накопитель не обрушится прямо нам на головы?

— Обижаете, шеф! Всё сделано на самом высшем уровне. Дверца получится красивей, чем в президентских апартаментах.

«Хотелось бы верить! — обнадёжил себя лейтенант.— Прошлый раз в Париже Фогюс говорил то же самое. Но кухни в испанской резиденции как не бывало. А здесь, увы, не Париж!»

Николай огляделся по сторонам. Последние минут десять он не мог отделаться от ощущения, что за ними кто-то наблюдает. Это чувство возникло, как только они подобрались к Ульфу. Сейчас же оно усилилось и окрепло, превратившись в настоящую уверенность. Взгляд без сомнения исходил со стены и был осязаем, словно прикосновение холодной руки. Строгов передёрнул плечами. Ему вдруг ужасно захотелось побыстрее скрыться с открытой местности, пусть даже и в прорву радиоактивного подземелья.

— Ладно, взрывайте! Всем в укрытие!

Взрывы прорезали в зеркале стены узкий неправильный портал, обломки которого вмиг утратили свою прежнюю твёрдость. Потеряв связь со стеной, они превратились в искрящуюся жидкость, очень похожую на ртуть. Два кубометра былой тверди хлынули вниз, образовав у ног землян глубокую серебристую лужу.

Возможно, Строгова и заинтересовал бы этот диковинный строительный материал, если бы не одно «но». От раскатов двух тревожных сигналов сердце ушло в пятки. Они звучали хором. Первый предупреждал о том, что организм угодил в зону сильного радиоактивного излучения. Второй намекал на более материальную угрозу.

— Командир, приближение из сектора 26–3! Объекты нестабильны, растут как на дрожжах и постоянно увеличивают скорость.

— Это невидимки! — вскричал Риньон.— Они нас всё-таки засекли!

Ситуация продиктовала Николаю лишь одно возможное решение:

— Все внутрь, быстро! Серж, помоги Дэе! Легардер, Нангисен, Шредер, ко мне! Остаёмся прикрывать.

Невидимок было очень много, сотня или даже две. Они неслись вдоль городской стены и уже через несколько минут могли достигнуть первого накопителя. От изобилия красных амёб у Николая зарябило в глазах. Проявив заботу о своём владельце, медицинский датчик дал команду на отключение поискового режима «RQ-14». В следующее мгновение всё исчезло. Перед лейтенантом, как и прежде, лежал пустынный пейзаж, подсвеченный голубым сиянием защитного купола.

«Восстановить прежний режим! — Николай ненавидел тупую машину.— Немедленно!»

Не успел Строгов подумать, как перед его взглядом уже снова прыгали алые тени.

— Легардер, испробуй свою пушку. Может, вирус подействует и на медуз.

Короткая толстая труба, напоминающая небольшой телескоп, тут же навелась на цель. Виктору оставалось лишь нажать на спуск.

— Огонь!

Информационный шквал ударил в самый центр надвигающейся армады. Строгов понял это по той каше, которая образовалась в её первых рядах. Авангард морунгов словно налетел на невидимую преграду, столкнулся с ней и как подкошенный грохнулся оземь. Не успев затормозить, на него навалились задние шеренги. Возникшая куча-мала своими размерами могла спокойно посоперничать с городской стеной.

— Неужели действует? — задохнулся от восхищения Шредер.

— Они оглушены.— Легардер пристально следил за копошащимся кодлом.— Но целы и невредимы.

Николай с ужасом понял, что Виктор прав. Невидимки поднимались вновь.

— Назад! Все уходим! Живо!

Десантники как заправские обезьяны вскарабкались к пролому. На площадке, предваряющей черноту, Николай вдруг резко тормознул Шредера:

— Георг, стой! Давай сюда гранатомёт.

— Для чего? — Рядовой торопливо снял с плеча пусковую установку «Апилас-3».

— Что значит «для чего»? Как разговариваешь с командиром? Совсем распустились, бездельники!

Строгов подключил свой шлем к протонному прицелу и пробежался взглядом по возродившейся армии. Полностью оправившись от неожиданного удара, невидимки уже ворвались в зону накопителей. Спокойно! Лейтенант постарался унять дрожь в руках. Он медленно перевёл крестик прицела на необъятное зеркало соседней ёмкости.

— Адиос, милашки! — Губы Строгова скривила кровожадная улыбка.— Счастливого плавания!

— Что у вас там происходит? — взволнованный голос Риньона тонул в гуле радиоактивного фона.

— Делаем шипучку! — прокричал Николай, болтаясь на конце страховочного линя.— Газированные морунги у нас были, водички в соседнем бочонке тоже хоть отбавляй. Оставалось только всё это хорошенько перемешать. Ух!

Последнее восклицание означало прибытие на дно рукотворного океана. Ноги Строгова по колени ушли в холодную колючую жидкость, от которой леденело не только тело, но и душа.

— Ник, вы что, взорвали второй накопитель?

— Угадал. И нам лучше не узнавать, доберётся сюда дейтерий или нет.— Строгов прислушался к рёву воды над головой.— Серж, где вы?

— По моим расчётам, уже прошли под стеной.

— Ищите дренажный канал. Мы идём к вам!

Лейтенант посмотрел на часы. В опасной зоне они находились около двух минут. Непростительная, чудовищная задержка! Где же Шредер?

Последний из группы прикрытия свалился прямо на голову Николая. Став на ноги, Шредер стал сматывать стальную нить.

— Отставить! Георг, брось её. У нас нет времени! — Чтобы быстрее преодолеть нерешительность хозяйственного баварца, Строгов схватил его за плечо и с силой толкнул в темноту.— Вперёд! Бегом марш, если хочешь жить!

— Куда вперёд? Здесь везде вперёд! Куда ни глянь, одно и то же! — Нангисен растерянно поворачивался то в одну, то в другую сторону.

Три минуты! Николай лихорадочно вспоминал схему системы охлаждения. Пару секунд ушло на ориентацию.

— Туда! — Строгов первый кинулся вперёд.

— Командир, там же пустота! Даже стен не видно! — Шредер слегка притормозил.

— Идиоты! Это и есть туннель! За мной, как тени!

Подземелье оказалось воистину необъятным. Наверное, именно так выглядит метрополитен в городе великанов. Николай не видел стен и не слышал плеска воды под ногами. Все звуки исчезали в бездне, словно их засасывал гигантский акустический пылесос. Ориентируясь только по показаниям радаров, корсиканцы бежали вперёд.

Пять минут! Время взбесилось. Оно явно вошло в сговор с врагом и теперь стремилось похоронить людей в тёмной радиоактивной могиле.

— Риньон, как у вас?

— Плохо. Добрались до места, но дренажную канаву найти не можем.

— Пробуйте снова и снова! Не останавливайтесь ни на секунду! У вас осталось всего шесть минут!

Строгов взревел как разъярённый бык. Более глупой и бессмысленной смерти нельзя было себе представить. Залезть в мышеловку и самому захлопнуть за собой дверцу. Осознавать это было хуже любой пытки.

Без паники! Невероятным усилием воли лейтенант взял себя в руки. У нас ещё есть время! У нас вагон времени! Начнём всё заново.

— Метраж… Чёрт, положившись на Сержа, я не засёк метраж! — оглушённый страшной мыслью, Строгов прошептал эти слова вслух.

— Я засёк,— голос Легардера вернул его к жизни.

— Хорошо! Будешь вести отсчёт. Когда щёлкнет семьсот восемьдесят метров, мы приехали.

«Сужение туннеля. Возможен затор»,— боевой слит предупредил лейтенанта тревожной надписью.

— Виктор, сколько?

— Пятьсот двадцать метров.

Эта насосная — главное препятствие на нашем пути, сплошной каскад шлюзовых заслонок и инерционных турбин. Однако что за страхи? Серж прошёл здесь раньше нас. Он уже справился с этой проблемой. Догадка подтвердилась. Из темноты вынырнули первые ворота. Николай поразился их конструкции. Он сотни раз видел этот дизайн на страницах научно-популярных и медицинских журналов. Сердечный клапан! Именно так называлась эта штука на Земле. Никогда ещё вид простреленного сердца не радовал лейтенанта так, как сейчас. Рваное «пулевое» отверстие зияло на самом краю гигантского бионического механизма.

Семь минут! Боже, мы не успеваем! Ребята впереди, наверное, уже не держатся на ногах!

— Быстрее!

Строгов прыгнул в тёмный пролом. Ожидание полёта обмануло Николая. Он с размаху грохнулся на сухую твёрдую поверхность, которая крутой дугой уходила вверх. Сухая! Это была удача! Тут нет дейтерия! Счётчики радиоактивности подтвердили замечательную новость. Словно глотнув успокоительного, они заметно утихомирили своё истерическое визжание.

— Командир, куда дальше? Здесь полно ответвлений.— Легардер, Шредер и Нангисен в недоумении оглядывали множество зарешёченных проёмов.

— Верх, по главному руслу! Рано или поздно все лабиринты сойдутся в один, но основной проток — это кратчайшая дорога.

Кратчайшая дорога оказалась далеко не самой гладкой. Спустя полсотни шагов путь преградил внушительного вида поршень. Своей стальной грудью он перекрыл практически весь туннель, оставив лишь крохотную лазейку у одной из стен.

— Наши прошли здесь,— Нангисен указал на бледный отпечаток ботинка возле самого лаза.

— Сомневаюсь, если, конечно, они не похудели до размеров кошки.— Легардер попробовал просунуть плечо в отверстие.— Ничего не выйдет.

В этот момент где-то вдалеке прогремело несколько взрывов. Строгов почувствовал, как пошатнулись стены, а поршень вздрогнул и продвинулся вперёд.

— Проклятье, он закрывается! — вскричал Николай.— Всем держать!

Четверо мужчин, побросав на пол своё оружие, вцепились в ржавый металл. Напрягаясь изо всех сил, они приостановили медленное сползание огромной плиты.

— Нужно чем-то подпереть! — прохрипел Шредер.

— Бесполезно! Это нам ничего не даст,— в голове Николая созрело другое решение.— Попробуем оттолкнуть поршень взрывом.

Строгов дотянулся до пояса Нангисена и сорвал с него гранату. Чтобы вырвать чеку, пришлось ослабить упор. Почувствовав слабину, коварная плита перешла в наступление и выиграла у людей ещё несколько сантиметров.

— Держите! Нельзя, чтобы эта махина раздавила гранату до взрыва! — Николай едва впихнул взрывное устройство в узкую щель.— Пять, четыре, три, два! Все назад!

Оттолкнувшись от стены, Строгов прыгнул. Взрыв застал его в полёте. Развернув лейтенанта вверх тормашками, ударная волна отправила его беспомощное тело прямо в объятия Шредера. Баварцу не оставалось ничего иного, как ойкнуть и мужественно принять удар командирского шлема прямо в живот.

Первое, что увидел Николай после того как открыл глаза, были часы. Неумолимо отсчитывая время, они показывали девять с половиной минут радиоактивного ада.

— Шеф, получилось! — радостно завопил Легардер.

Поршень действительно сдал свои позиции. Провернувшись на полтакта, он открыл метровый коридор, в котором клубились облака сизого дыма. Виктор заглянул внутрь и поделился ещё одной хорошей новостью:

— Вторые ворота открыты. Можно идти.

— Не идти, а бежать! — Николай сорвал с себя оцепенение.— Мы здесь почти десять минут, а все остальные и того больше.

«Двести шестьдесят метров сухого ровного туннеля. Только двести шестьдесят метров! — твердил про себя лейтенант, задыхаясь от нечеловеческой гонки.— Излучение меньше, чем мы ожидали. У нас есть шанс!»

— Метраж!

— Шестьсот семьдесят девять метров!

Впереди что-то опять грохнуло.

— Риньон! — заорал Строгов в коммуникатор.— Вы нашли?

— Мы взрываем все пустоты, которые только находит сканер. Разворотили уже половину туннеля, но, увы, всё тщетно. У ребят уже нет сил. Начались боли и рвота.

Голос капитана заставил сердце Николая съёжиться от отчаяния. В нём не было жизни, только уныние и безысходность.

— Держитесь, мы идём!

Николай сам не знал, для чего прокричал эту фразу. Что даст их приход? Несколько слов поддержки плюс горькое право умереть всем вместе. Утешение слабое. Ну, нет! Николая взбесило собственное малодушие. Мы должны сделать невозможное! Стоп! Хватит скулить! Думай, лейтенант, думай очень быстро! Где ошибка? Строгов принялся перебирать все возможные варианты. Первый — дренажная система ликвидирована. Это возможно. Но в данном случае Серж уже наверняка натолкнулся бы на её остатки. Вариант номер два — погрешность в схеме города. Маловероятно! Планы выполнялись скрупулёзными роботами уже после строительства. Что ещё?

Туннель плавно повернул вправо. Чтобы не врезаться в сену, Николаю пришлось рукой оттолкнуться от её гладкой стеклоподобной поверхности. Это касание словно током пронзило лейтенанта.

Метраж! Ошибка в отсчёте! Эта гипотеза могла стать спасительной. Но где, когда и на сколько? Строгов вспомнил каждый метр их пути. Ответ пришёл как прозрение к слепому. Насосная станция! Без учёта осталось искривление туннеля в границах шлюзовых клапанов. Они считали путь, а не перемещение! Истинное расстояние должно быть больше того, на которое рассчитывали первоначально! На сколько? Точного ответа не существовало. Можно было лишь интуитивно прикинуть погрешность.

«Пятьдесят-шестьдесят метров»,— решил для себя Строгов.

Система раннего обнаружения не дала ему придумать что-нибудь получше. «Группа объектов на линии движения»,— замигала она красной надписью в самом уголке глаза. Через секунду алые буквы заменила зелёная строка: «Цель опознана. Свои».

Солдаты сидели, прислонившись к стенам, или, скорчившись, лежали прямо на полу. Что свалило их: радиация, усталость или горькое отчаяние? Этого Николай не знал. Он понял лишь одно: они прекратили борьбу и готовились к смерти. Нет, никогда! Николай не даст им умереть! Он вытянет всех отсюда, даже если для этого потребуется разнести половину Ульфа!

Строгов, не останавливаясь, пронёсся мимо своих людей. Он перепрыгивал через их тела и как обезумевший твердил лишь одно:

— Держитесь, держитесь, держитесь…

— Ник, ты куда? — Риньон еле ворочал языком.

— Спасать ваши сраные задницы! — Самообладание Строгова оказалось не железным.— Капитан, хватит валяться! Поднимай людей!

Серо-чёрные комбинезоны остались позади. Николай с разбегу прыгнул в мир хаоса и разрушений. Риньон покутил на славу! Эскадрилья бомбардировщиков не управилась бы с этим заданием так, как сделали это «головорезы» под его руководством. Вывороченные глыбы, воронки и горы битого стеклощебня перегородили проход множеством баррикад и ловушек. Попав в одну из них, Строгов кубарем покатился по острым камням. Жгучая боль пронзила ногу лейтенанта. Взвыв, он двумя руками схватился за колено.

— Командир, вы целы? — Легардер склонился над Николаем.

— Нога! Помоги встать!

Рядовой забросил FAMAS за спину и подхватил командира под руки. Обняв друг друга крепче, чем братья, десантники выкарабкались на ровный пол.

— Сколько ты насчитал? — превозмогая боль, проскрипел зубами лейтенант.

— Семьсот девяносто.

— Планы меняются. Тормозим на отметке восемьсот сорок!

— Понял.— Виктор не стал задавать лишних вопросов. Он просто взвалил на себя лейтенанта и поплелся вперёд, вслух считая метры: — Восемьсот десять, восемьсот семнадцать, восемьсот двадцать два…

— Стоп! — Николай осмотрелся по сторонам.

— Ещё примерно двадцать метров!

— Нет, это здесь.

Чутьё советского мальчишки, выросшего в котлованах московских новостроек, не могло обмануть лейтенанта. Горбатый пол, битый щебень, просматривающийся сквозь прозрачный стеклобетон, и полное отсутствие сульфатных наплывов говорили об отличии этого участка.

— Командир, сканер молчит,— предупредил Легардер.

— Ставь мину.

Николай, затаив дыхание, следил за тем, как солдат взвёл гранату и включил силовой щит. Голубой купол накрыл фугас с силой двадцати шести тонн, придавив его к полу. …Восемь, девять, десять, взрыв!

Толчок выбил землю из-под ног лейтенанта. Если бы не поддержка Легардера, он наверняка полетел бы на пол. Но Николай словно не заметил этого. Он смотрел туда, где только что полыхнул огненный всплеск. Не было ни осколков, ни пыли, ни дыма. Пол просто встал на дыбы, как будто из него выбрался исполинский червь. Доковыляв до воронки, они заглянули внутрь.

— Ничего.

— Ещё один заряд! Нет, два!

Легардер нерешительно посмотрел на лейтенанта.

— Живо, Виктор! — Николай подтолкнул рядового к самому краю.

— Как дела, Ник? — Риньон в сопровождении передовой группы и двух запыхавшихся гранатомётчиков перебрался через завал.

— Стойте! Не приближайтесь! Мы готовим новый взрыв.

— Порядок! — Шлем Легардера появился над вывороченными камнями.

— Вылезай быстрее!

Превозмогая боль в раздробленном колене, Николай наклонился и схватил солдата за шиворот. И как раз вовремя! Растерзанный вибрационным ударом базальт перестал служить надёжной опорой. Под ногами Виктора он рассыпался в песок, превращая воронку в зыбучую ловушку.

— Ну же, что ты копаешься? Осталось насколько секунд!

Строгов понял, что жизнь Легардера сейчас зависит только от него. Упёршись здоровой ногой и собрав последние остатки сил, он рванул барахтающееся тело вверх. Они покатились по изуродованному стеклобетону, смачно матеря всё Галактическое сообщество, вместе взятое, и «замечательную» планету Агаву в отдельности. Виктор затормозил первым. Поменявшись с Николаем ролями, он потянул лейтенанта в глубь туннеля.

Далеко уйти им не удалось. Фугасы сдетонировали один за другим, точно сымитировав двенадцатибалльное землетрясение. К землетрясению тут же добавился горный обвал и извержение вулкана. Именно так показалось Николаю. Пол начал трескаться под ногами. Он лопался на крошечные фрагменты, которые один за другим устремлялись в бездонную горящую пропасть. Бездна возникла на месте взрыва и теперь с чудовищной быстротой расширялась. Она кинулась в погоню за людьми, рассчитывая поживиться их обессиленными телами.

— Помогай мне, лейтенант! Один я тебя не утащу! — Легардер стонал от натуги.

— Не тяни! Дай мне встать!

Обвал нагнал свои жертвы.

А-а-а!!! — заорали они в один голос.

Стихия остановилась так же стремительно, как и разразилась. Она сбросила с обрыва последние камни и, обессилев, затормозила прямо под задом у лейтенанта. Вцепившись в Легардера, он так и замер, полувися над пропастью.

— Что это было? — простонал Николай, когда его вытянули наверх.

— Это твой дренажный канал, господин археолог.— Риньон наклонился над краем провала.

— А что это там горит внизу?

— Газ. Оказывается, на Агаве дренажные системы отводят не воду, а газ, который мы, кстати, и подожгли.

Господи, что за дерьмо! Кажется, все несчастья мира собрались здесь, чтобы навечно закопать нас в этом подземелье! Позади вода и медные трубы, теперь очередь огня. Сумеют ли наши костюмы выдержать его?

— Придётся бросить оружие,— слова Сержа прозвучали как приговор,— патроны, гранаты и ракеты не выдержат длительного пребывания в огне.

— Это вы серьёзно, господин капитан? — Мысль о расставании с винтовкой была для Фогюса страшнее смерти.— Оказаться в Ульфе, и без оружия?!

— Абсолютно серьёзно, Эжен,— Строгов ответил за капитана.— Или ты предпочитаешь остаться здесь?

Наступило томительное молчание, в котором лейтенант всем своим существом чувствовал, как летят секунды. Они напоминали капли дождя. Промелькнув перед глазами, навечно уносились в прошлое, заодно захватив с собой частички их жизней. Дальнейшие колебания не сулили ничего хорошего. Оставаться в туннеле было немыслимо, ну а в городе всё-таки имелся шанс отыскать уцелевших харририан. Если, конечно, очень повезёт.

— Включить терморежим обмундирования. Полная мощность! — следующая команда далась Николаю с невероятным трудом.— Снять и выбросить всё вооружение! Всё, что может взорваться от температуры, долой! Разрешаю только ножи.

— А пистолеты? — с надеждой в голосе переспросил Фогюс.

— Пистолеты? — Строгов взял грех на душу.— Пистолеты можно спрятать под униформу. Возможно, они не рванут прямо у нас в трусах.

Николай тупо уставился в спину ковылявшего впереди рядового Альберта Жене. Он старался сохранять хладнокровие, убеждая себя, что всё нормально, что заплата на его колене выдержит, а тот жар, который он ощущал под ней, это не что иное, как боль повреждённого сустава. Уговоры действовали, но ровно до тех пор, пока взгляд не соскальзывал в сторону. Ревущая плазма обступала лейтенанта со всех сторон, заставляя поверить в реальность страшного суда. Это не был привычный огонь. Языки пламени остались высоко над головой, а люди оказались на самом дне раскалённого багрового океана.

— Ник,— капитан с трудом перекрикивал гудящее пламя,— я, конечно, доверяю нашим костюмам, но всё же предпочёл бы поскорее отсюда смыться.

— Осталось сто, может, сто двадцать метров. Под хранилищем металлоконструкций должна находиться шахта обслуживания. По крайней мере, на плане она обозначена.

— Сто двадцать метров! Это же ещё чёрт знает сколько времени!

— Возьми себя в руки, Серж! — Николай властно подавил попытку паники.— У нас под ногами битые трубы, прутья, камни и прочая дрянь. Один неверный шаг — и твой костюм превратится в решето. А это смерть.

Не успел Строгов произнести эти слова, как эфир взорвался истошным человеческим воплем. Лейтенанту не нужно было объяснять, что происходит. Бессильный чем-либо помочь, он просто стоял и слушал. Его руки тряслись. Николай шарил ими, как маньяк в поисках жертвы. Он должен отомстить! Но как и кому? Себе за то, что потянул ребят в это огненное пекло? Морунгам за их ненависть ко всему живому? Или всей Галактике за то, что они оказались здесь, на безжалостной звезде Агава? Когда стоны оборвались, Строгов едва мог говорить.

— Кто это был? — прохрипел он.

— Нэвелью из взвода управления и поддержки.— Строгов узнал голос Ришона.— Он шёл впереди меня. У парня сдали нервы. Побежал и напоролся на какую-то железяку. Сгорел дотла.

— Будь осторожен, солдат. Смотри, не повтори его ошибку.— Лейтенант повысил голос: — Уменьшить скорость движения! Идти очень осторожно! Огонь нам не страшен! Охладитель будет держать ещё минимум полчаса. У нас полно времени!

В последнем Николай сильно сомневался. В каком состоянии шахта? Что с люком? Сумеют ли они открыть его без взрывчатки? Вопросы, вопросы, вопросы… ответить на них можно будет только на месте. А, чему быть, того не миновать! Сейчас главное — довести людей до этого самого места.

Погружённый в свои мысли, Строгов едва увернулся от здоровенного разогретого камня, кометой пролетевшего возле самой его головы. Рухнув в двух шагах от лейтенанта, он поднял целый сноп ослепительных искр, которые тут же унеслись к высоким сводам катакомб. Дренажный туннель не выдерживал нагрева. Его облицовка начала крошиться, сбрасывая на дно десятки горящих бомб.

«Мы не должны бежать! — приказал себе Николай.— Спешка принесёт больше смертей, чем даже самый сильный камнепад».

— Всем спокойно! Держать скорость и дистанцию! Включить систему обнаружения и предупреждения! Сосредоточить поиск на верхнем секторе! И не забывайте смотреть под ноги!

Николай споткнулся. Чтобы удержать равновесие и не рухнуть на груду искореженного железа, пришлось пожертвовать больной ногой. На мгновение боль застлала глаза. Строгов покачнулся и руками вцепился в огнедышащую стену. Непроизвольный стон вырвался из его груди.

— Что с тобой, лейтенант? — голос Дэи дрожал от страха, но она старалась этого не показывать.

— Колено. Мне иногда кажется, что я больше не могу сделать и шага.

— Эй, кто там идёт позади лейтенанта? Помогите своему командиру. Живо! — Риньон взял инициативу в свои руки.

— Господин лейтенант, я уже здесь.— Шредер подставил Строгову своё широкое плечо.— Держитесь. Вместе как-нибудь дохромаем.

— Спасибо, Георг.

Николай вдруг вспомнил, что не он один нуждается в помощи. Он включил закрытый канал.

— Дэя, как состояние наших ребят? Какую дозу радиации они подхватили?

— Около трёхсот семидесяти ритов.

— Мне это ничего не говорит.

— Намного больше, чем они могут перенести.

Строгов содрогнулся при этих словах. Он словно увидел всех своих солдат. Усталые и смертельно больные, они, поддерживая друг друга, бредут сейчас по огненному пеклу. Впереди их не ждёт ничего хорошего. Не будет отдыха и лазарета, голубого неба и свежего ветра. Только мрак, кровь и смерть.

— Дэя, что можно сделать?

— Я уже делаю.— Доктор изнеможённо вздохнула.— Мне удалось приостановить процесс разрушения белковых молекул, подстегнуть обмен веществ, а также избежать радиоактивных ожогов.

— Этого достаточно?

— Достаточно, чтобы прожить несколько дней, но дальше… — Лурийка запнулась.— Такие проблемы не решаются в полевых условиях.

— Понятно.— Строгов не стал говорить женщине о том, что несколько дней — это предел мечтаний, на который они едва ли могут рассчитывать. Он предпочёл изменить тему.— Что у меня с ногой, доктор?

— Твой медицинский датчик указывает на повреждение костной ткани. Наверняка перелом.

— Ни фига себе! Как же я ещё шкандыбаю?

— Опорную функцию принял на себя костюм. Это одна из систем боевого обмундирования.

Чёрт, неужели всё так скверно! Николай изогнулся, чтобы посмотреть на охваченную болью ногу. Он протянул руку, рассчитывая пощупать колено, но не успел. Удар по шлему заставил Строгова со всей силой вцепиться в Шредера. Ошарашенный лейтенант поднял глаза. На уровне его головы, прямо из багрового марева, выступала старая грубая скоба. Вторая такая же раскалённая загогулина виднелась метром выше. А над ней ещё одна, ещё и ещё…

— Мы, кажется, пришли! — Николай включил радар.— Так и есть, отверстие в потолке. Уходит высоко вверх.

— Пошлём кого-нибудь на разведку,— предложил Риньон.— Пока подтянутся остальные, ситуация уже будет ясна.

— Согласен.— Строгов повернулся к Шредеру.— Давай, Георг. Надеюсь, сил у тебя осталось больше, чем у других.

— Что ж, попробую.— С лёгкостью, неожиданной для такого рослого человека, баварец забросил своё тело на первую скобу, подтянулся и полез вверх.

— Не так быстро, Георг! Рассчитывай каждое движение, проверяй скобы. Им всё-таки не одна тысяча лет.

Шредер скрылся в вышине. Проводив его взглядом, лейтенант опустил глаза на трёх солдат, стоявших рядом с ним. Жене и Легардер, третьего он не узнал. Это был кто-то из четвёртого взвода, нашивка на рукаве говорила, что перед ним пилот «Сахая».

— Ну, как настроение? — поинтересовался Строгов.

— Живы, с божьей помощью.— Русская речь всколыхнула душу Николая.

— А, это ты, Алексей?

— Кто же ещё, товарищ лейтенант?

— Оставь свои советские остроты. Той армии, в которой когда-то служил капитан Рутов, уже нет и больше никогда не будет.

— А жаль. Мы бы эту паршивую планетёнку живо на уши поставили! Эх, мне бы мою вертушку!

— Русская мафия! И здесь от неё нет покоя! — Худощавая фигура Риньона показалась из огненного шквала.— Наверняка строите свои коварные планы?

— Капрал Рутов предлагает разбомбить люк с помощью авианалёта.

— Прекрасная идея! Сейчас позвоню в Париж. Пусть высылают «Миражи».— Серж посмотрел ввысь.— Что там у Шредера?

— Георг, чем порадуешь? — Николай вызвал баварца.

— Добрался до верха. Здесь нет никакого люка. Просто плита, обычная железная плита.

— Можешь открыть?

Вместо ответа трансляторы передали надрывное кряхтение, подкрепляемое немецкой бранью.

— Тяжёлая! Килограммов двести. Шевелится сволочь, но не идёт.

— Оставь её.— Зная упрямство Шредера, Строгов не мог позволить ему надорваться.— Жди там. Сейчас я пришлю помощь.

— Кто пойдёт? — Серж тут же занялся подбором кандидатов.— Есть добровольцы?

— Отставить! — Николай не мог без содрогания смотреть на своих солдат.— Пойду я и Нангисен.

— Ник, но у тебя же нога!

Во-первых, нога, не рука же. А во-вторых, я не харкаю кровью как большинство из вас. Так что дискуссия закрыта.— Строгов взялся за светящийся от разогрева поручень.— Анри, подсади!

Это выглядело как запуск ракеты подземного базирования. Когда крышка отлетела в сторону, из шахты вырвался сноп яркого пламени. Полыхнув исполинским факелом, оно на секунду осветило уродливые металлические конструкции, которые в невообразимом беспорядке были свалены вдоль стен старого ангара. Как только огонь угас, подземелье изрыгнуло трех странных диковинных существ. Светясь багровыми переливами, они, словно огненные саламандры, расползлись в разные стороны, спеша найти укрытие в самых тёмных, потаённых уголках заброшенного склада.

— Поздравляю, вот мы и в Ульфе! — Николай сглотнул кровавую слюну.— Всё спокойно. Можете подниматься.

Строгов притаился за обрезком толстой изогнутой трубы. Непослушными пальцами он пытался извлечь из-за пазухи пистолет. Наконец ему это удалось, и рифлёная рукоятка «Беретты» легла точно в руку. Ощутив её заветную тяжесть, лейтенант почувствовал себя более уверено.

— Шредер, ты где?

— Я здесь.— Баварец посигналил маяком из-за штабеля гофрированных плит.

— Подберись к двери и займись наблюдением.

— Всё понял, только вот костюмчик у меня не подходящий.

— Адаптивный камуфляж замаскировал нас под цвет огня.— Николай посмотрел на свой комбинезон.— Ну ничего, думаю, через пять-десять минут униформа приспособится к окружающему фону. Снова будем чернее ночи. Ну а пока не очень-то высовывайся.

В ожидании прибытия арьергарда лейтенант принялся строить планы. Вояки мы сейчас никакие. Пятнадцать калек и пять пистолетов. Это не тянет даже на акт самопожертвования. Жертв будет хоть отбавляй, а смысла никакого. Нет, нужно залечь, затаиться хотя бы на несколько дней. Может, за это время Дэя сумеет подлатать наши тела, или, как планировалось с самого начала, удастся связаться с харририанским подпольем».

— Командир, здесь какие-то машины.— Нангисен выполз из своего укрытия и отправился в глубь склада.

— Что за машины?

— Двухместные. Вроде мотоциклов.

Собрав остатки сил, Строгов поднялся. Он с трудом переставлял опухшую ногу, но всё же смог доковылять до двух транспортных аппаратов. Машины выглядели как комические игрушки, которыми забавляли себя земные изобретатели. Два стеклянных диска, поставленные на ребро. Сиденья находились одно за другим и были втиснуты внутрь двухметрового обруча, по внешней поверхности которого бежала широкая резиновая гусеница. Несмотря на одну-единственную точку опоры, дискоходы стояли абсолютно ровно, словно опираясь на невидимые подпорки. Нангисен попробовал толкнуть один аппарат. Тот заколыхался, но вновь уверенно принял вертикальное положение.

— Всего четыре места и полная невозможность скрытного передвижения. Нет, это нам не подходит.

— Согласен.— Рядовой разочарованно вздохнул.

— Ничего, Анри, нам бы только юркнуть в канализацию, а там мы считай в полной безопасности.— Николай краем глаза заметил появление группы Риньона.— Отправляйся помогать нашим парням. Им сейчас гораздо хуже, чем нам с тобой.— Лейтенант вдруг почувствовал, как его оставляют силы.

Нангисен ушёл, а Строгов, привалившись к одной из машин, принялся отстёгивать перчатку. Когда оковы магнитной застёжки спали, он закатил рукав и посмотрел на тонкий металлический обруч. Бесценный дар Дадека тускло поблёскивал множеством полированных граней. Лейтенант горько усмехнулся и набрал код замка. Щелчок, и браслет свалился с запястья. Подхватив его, Николай поискал глазами Риньона. Серж выполз на поверхность последним. Грузно перевалившись через край люка, он несколько секунд изнеможённо лежал среди таких же живых трупов.

— Капитан, подойди.— Невероятными усилиями Николай заставил свои глаза пробить красную завесу, которая всё плотнее и плотнее окутывала весь окружающий мир.

— Я здесь.— Серж поднялся и, покачиваясь, подошёл к товарищу.

— На, держи,— Строгов протянул ему браслет.— Это ключ Дадека. Как пользоваться, ты знаешь.

— Зачем? — Риньон замотал головой.

— Я сдулся. Дальше людей поведешь ты, капитан.

— Но как же…

— Не перебивай! Входы в сеть главного коллектора есть в каждом квартале. Ближайший вон за тем ремонтным блоком.— Собрав последние силы, Николай указал на угрюмую серую громаду, которая виднелась сквозь дверной проём. Она заслоняла собой полнеба.— Бегите, пока здесь не появились охотники. Морунги наверняка уже сопоставили шум за стеной и пожар в дренажной системе.

— Ты хочешь, чтобы мы бросили тебя здесь? Хрена лысого! — Риньон обернулся к солдатам.— Легардер, Нангисен, сюда! Понесёте своего, раненного в голову командира. Будет вырываться, двиньте ему как следует. Только не сломайте вторую ногу.

Неожиданный крик Шредера оборвал приказ:

— Тревога! Два охотника. Удаление пятьсот метров. Идут медленно. Скорей всего, прочёсывают местность.

— Серж, хватай ключ и пистолет! — Строгов с силой сунул в руку капитана свои единственные сокровища.— Готовь людей к обороне. Сейчас командуешь ты.

— Оставайся здесь. Нет, лучше спрячься. Мы сейчас, мы что-нибудь придумаем! — Серж бросился поднимать солдат.

— Беги, капитан… — Строгов с тоской посмотрел вслед Риньону.

Оставшись один, Николай запросил информацию о дискоходах. Управление оказалось элементарным. Биоконтактный разъём в левой рукоятке работал в паре с джойстиком в правой. Вся индикация выводилась на табло, вмонтированное во внутреннюю часть несущего обруча.

— Для ног работы не предвидится,— простонал лейтенант, забираясь на пилотское сиденье.— Вот и прекрасно, а то они у меня сегодня не в лучшей форме.

Вперёд! Строгов до предела вывернул рукоятку контроля. Машина рванулась с такой скоростью, что у него спёрло дыхание. Визжа палёной резиной и поднимая облака дыма, она помчалась к выходу из склада.

— Николай, что ты делаешь? — в голосе Сержа звучал неподдельный ужас.

— Я уведу их за собой! Воспользуйтесь этим. Бегите к коллектору! — Лейтенант вылетел из ворот ангара.— Прощайте, не поминайте лихом!

Сквозь стекло кабины Николай видел охотников. Ошарашенные наглостью своего неожиданного противника, они замерли в ступоре. Их паралич обрадовал Строгова. У него не было другого пути. Он должен был прорваться сквозь эту живую стену. Собрав всю свою волю, лейтенант направил машину прямо на механических зверолюдей. Но замешательство охотников не могло длиться вечно. Опомнившись, они сами кинулись в атаку. Переполненные ненавистью, противники неслись навстречу друг другу. Казалось, столкновение неизбежно. Однако Николай решил по-другому. В последний момент он отключил гироскоп и сорвал свою машину в головокружительное падение. Дискоход упал набок и, окутавшись фонтаном искр, полетел прямо под брюхо одному из охотников. Проскользнув под ним, стеклянный диск вновь принял вертикальное положение. Трюк, взятый из киношного боевика, оказался столь стремительным и успешным, что сбил с толку преследователей. Они попытались схватить ускользающую добычу, но врезались друг в друга и грохнулись на мостовую.

Время, выигранное этим инцидентом, очень пригодилось Строгову. Он восстановил контроль над дискоходом и вновь запустил заглохший двигатель. Оторвавшись метров на сто, Николай вдруг резко затормозил.

«Дурак, что ты делаешь! Нельзя чтобы они потеряли тебя из виду! Ну, идите сюда, милашки…»

Николай осёкся. Какая-то тёмная тень мелькнула на крыше соседнего энергоприёмника.

«Что это? Ещё один охотник? Тогда почему не нападает? А может, привидение, плод воспалённого мозга? Мои глаза сами не знают, что видят, а голова как в тумане».

Но через мгновение Строгов уже позабыл своё видение. Приглашение, адресованное его старым «приятелям», оказалось принятым. Две грязно-серые твари, совершая гигантские скачки, неслись вслед за ним. 

Выбор маршрута не отличался особым разнообразием. Можно было мчаться по прямому как стрела хайвэю, а можно было свернуть налево в узкий и извилистый проезд. На плане проезд вёл к складской зоне С-6. Первый вариант Николай отмёл сразу. Риньону, как ни крути, придётся пересекать этот проспект. Всё может случиться. Вдруг охотникам взбредёт в голову обернуться… Оставалось искать счастья на складах Ульфа. Ни секунды не колеблясь, Строгов свернул налево.

Решение было ошибочным. Лейтенант понял это после первого же поворота. В узких захламлённых лабиринтах С-6 от пилота требовалось истинно цирковое мастерство, которым, увы, Николай не обладал. Увернувшись от штабеля биоконтейнеров, он не смог избежать встречи с многоруким погрузчиком. Покинутый заржавевший робот оказался прямо на пути у Строгова.

Удар был страшным. Опорный обруч дискохода превратился в безобразную восьмёрку, а остекление кабины лопнуло подобно перегретому стакану. Двигатель ещё несколько секунд продолжал истошно завывать, но затем и он захлебнулся на полувздохе. На Строгова обрушилась звенящая тишина. Нет, тишина была неполной! Уже совсем рядом земля гудела от лязга стальных лап. У Николая больше не осталось сил. Всё, что он мог сделать, это разорвать объятия аварийных ремней и оттолкнуть растрескавшееся металлостекло. Умирающий землянин последний раз хотел взглянуть на звёзды.

Вдруг неведомая сила выдернула Строгова из его стеклянной скорлупы и бесцеремонно швырнула в черноту ближайшего стенного пролома. Свалившись на каменный пол, он застонал и инстинктивно попытался отползти в сторону. Но не тут-то было! Какая-то лохматая тварь грохнулась на него сверху и сжала руки в жёстком захвате.

— Не рыпайся, лейтенант,— прошипело чудовище на чистейшем французском,— а то тебя видно за километр. Светишься круче, чем Елисейские поля в рождественскую ночь.

предыдущая глава перейти вверх следующая глава