Главная

В раздел Книги

Оглавление:

Часть I

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

Глава22

Глава23

Глава24

Глава25

Глава26

Глава27

 

Часть II

Глава1

Глава2

Глава3

Глава4

Глава5

Глава6

Глава7

Глава8

Глава9

Глава10

Глава11

Глава12

Глава13

Глава14

Глава15

Глава16

Глава17

Глава18

Глава19

Глава20

Глава21

БИТВА ВО МГЛЕ

скачать книгу ОРУЖЕЙНИК

Уважаемые читатели, здесь вы можете почитать ознакомительную версию романа. Полный текст можно скачать в форматах FB2, TXT, PDF по цене 49 руб.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10

— Напрасно ты отказываешься от эскорта «Сахаев». Шагоходы могли бы сопровождать твою группу аж до самых стен Ульфа,— обратился Фельтон к своему русскому товарищу.

— Опять ты о своем,— Строгов укоризненно покачал головой.— Я отправляюсь на поиски космического корабля, а не на штурм города. Лишний шум мне ни к чему.

— Думаешь, вас не засекут?

— Засекут — не засекут, этого никто не знает. Будем надеяться, что нам повезет.— Строгов перепрыгнул через неширокую трещину и, обернувшись, приготовился поймать контейнер.

— А если нет? — Пьер, размахнувшись, отправил в руки коллеги свою тяжелую ношу.

— А если да? — Николай ловко перехватил металлический ящик, по края упрятанный в солдатский вещмешок. Не желая снова возвращаться к закрытой теме, он предложил: — Давай лучше посмотрим, как обстоят дела у наших ученых умов?

Когда чистилище шлюзовой камеры осталось позади, Николай с удивлением отметил, что обитателей медико-биологического модуля в несколько раз больше, чем необходимо для плодотворной работы. Помимо Дэи, Фалека, Дадека и двух эктонских техников здесь оказались Лафорт, Риньон, Манзони и, конечно же, Легардер. Нетерпение согнало их сюда как мух на мед.

— Совещание продолжается? — козырнув, пошутил Николай.

Продолжается-продолжается,— подтвердил Лафорт.— Лейтенант, вы принесли детектор?

— Так точно,— Строгов поставил на стол контейнер.— Только что демонтировали с «55-й» машины.

— Прекрасно.— Капитан пододвинул прибор к Фалеку.— Наконец-то вы можете завершить сборку.

— Думаю, быстро работу мы эту закончим. 

— Можете не волноваться по поводу детектора,— Фельтон без приглашения присоединился к техникам.— Он уже не понадобится «55-му». Мы приступили к полной разборке машины Кадиса. После атаки вируса она мало чем отличается от старой кофемолки. Грохоту много, а толку никакого.

Эта новость никого не удивила и тут же отлетела в прошлое, уступив место куда более занимательному предмету. Внимание всех присутствующих было приковано к аппарату, который ловкие лапы эктонов готовили для расправы над черной звездой. Это исчадие ада угрожающе поблескивало под двойным бронестеклом изолирующего контейнера.

— Не пойму, как вы смогли его убить? — механический голос остро резанул слух Николая.— Морунги необычайно хитры и изобретательны. Мы оказались абсолютно беззащитны перед их нашествием.

Еще бы! Лейтенант скептически посмотрел на харририанина. Замурованный в регенерирующий комбинезон, с дыхательным шлангом, весь облепленный биоволновыми датчиками, абориген менее чем когда-либо походил на бойца. Он недвижимо восседал рядом с главным слитом, намертво сросшись с ним толстенным жгутом разноцветных проводов.

«Такая судьба ждет каждого, кто в свое время не учил иностранные языки,— подумал Строгов.— Хотя вряд ли Дадек преуспеет в этом деле. Имплантация французского скорее доконает его, чем сделает более или менее сносным собеседником. И дело здесь даже не в речевых выкрутасах или произношении. Просто психология харририан не готова к восприятию жесткой лаконичной информации. Их язык — не что иное, как коктейль из метафор, намеков и эмоций, никуда не годных в обычном человеческом общении. Недаром, понимая это, Фалек предложил приспособить для перевода компьютер!»

— Скажите, Дадек, неужели вы не пытались сопротивляться агрессии? — прервал мысли Николая Риньон.

— К сожалению, мы догадались о ее начале, когда все уже было кончено.— Синтезатор речи издал что-то похожее на тяжелый вздох. Дадек задумчиво уставился в пространство перед собой.— Каждый метр атмосферы, каждый порыв ветра таил смерть. Невидимки расправились с Ульфом всего за несколько дней.

— Их было так много?

— Миллионы.

— Ого! — Десантники озадаченно переглянулись.

— И где же они сейчас? — осторожно поинтересовался Риньон.

— Шныряют по Галактике. Но, как только узнают о нашем появлении на Агаве, сразу вернутся домой,— Тьюри вслух высказал наихудшие опасения присутствующих.

— Погодите! Как твари, дремавшие в недрах планеты миллионы лет, смогли так запросто вырваться в космос?

— Вы сами ответили на свой вопрос, Николай,— Дэя предупредила ответ харририанина.— В существах, чья эволюция насчитывает миллионы лет, не может не зародиться разум.

— Вы совершенно правы,— Дадек печально опустил голову,— и этот разум оказался свирепым и беспощадным. Для живых существ он означал немедленную смерть, зато машины восприняли его как своего и перешли на его сторону.

— Одна неорганическая жизнь не отвергается другой неорганической жизнью. Они дополняют друг друга и объединяются в борьбе против всего живого,— задумчиво произнес Строгов.

Замечание Николая пролетело мимо ушей харририанина. Он находился словно под гипнозом и продолжал вспоминать:

— Когда первая волна резни миновала, мы попытались спасти тех, кто еще был жив. Путь в космос оставался нашим единственным шансом. Используя подземные туннели очистительной системы Ульфа, мы повели жителей к космопорту. Радости нашей не было предела. Двадцать кораблей по-прежнему находились на взлетном поле. Люки их были открыты, трапы спущены. Мои собратья со всех ног бросились к спасительным звездолетам…

Дадек на секунду умолк. Каждое слово давалось ему с огромным трудом. Несколько свистящих вздохов помогли харририанину найти в себе новые силы.

— Когда до посадочных трапов оставались считанные шаги, все корабли как один включили свои планетарные двигатели. Мир Агавы превратился в огненную бурю, в которой заживо сгорели сотни тысяч моих собратьев.

— Корабли оказались во власти морунгов,— то ли спросил, то ли подтвердил Риньон.

— Да. И через несколько месяцев все они покинули Агаву.

— Совсем плохо! — протяжно простонал Фельтон.— Получается, что теперь мы не сможем полностью положиться на машины.

Слова Пьера пробудили воспоминания о зловещих «Хелинжанах-2000». Строгов помнил, с какой лютой ненавистью они набросились на людей. Роботы сражались до последнего. Грабовскому пришлось прикончить их всех.

— Это так, но есть один нюанс.— Дадек вернул Николая с Эктегуса на Агаву.

— Какой же? — Фельтон пристально уставился на харририанина.

— Свойством воздействовать на другие объекты обладают только звезды. Молодые газообразные морунги не способны ни на что кроме прямых убийств или обслуживания своих старших сородичей.

— Вы считаете, что и звезды, и невидимки принадлежат одному и тому же виду? — заинтересовалась Дэя.

— Полагаем, что да, по крайней мере, они действуют вместе.

— Да черт с ним, с этим родством,— выругался инженер-лейтенант.— Лучше скажите, как практически осуществляется это воздействие? На вид звезда — такой же никчемный булыжник, как и тысячи других, которые валяются у нас под ногами.

— Излучение. Особое психотронное излучение, природу которого мы так и не смогли объяснить. Оно одинаково безотказно действует как на живой организм, так и на компьютерные системы.

«Наверное, страшная штука — попасть под контроль вот такого каменного монстра,— подумал Николай.— Недаром Дадек устроил всю эту свалку при одном только взгляде на Звезду Нума. Бедолага посчитал, что мы все у нее под контролем».

— Не понимаю,— наблюдавший за работой техников, Манзони тоже решил принять участие в разговоре.— Если с помощью этого сраного излучения морунги и так могут держать нас на крючке, то какого черта они залезли в головы доктора Рене и Кадиса?

— Таким образом они обезопасили себя от обнаружения и обеспечили полный контроль над своими жертвами,— ответил за харририанина Фельтон.— Подумай, не мог же Кадис постоянно таскать эту каменюку у себя за пазухой.

— Вы совершенно правы, господин офицер,— Дадек подтвердил догадку Пьера.— Зона влияния звезды на биологический организм невелика. Не более десяти шагов, я думаю. Любое живое существо сопротивляется воздействию извне. Подавить его волю не так легко, на это требуется некоторое время. Но даже если морунг победит, контакт остается непрочным и почти наверняка будет утерян, как только звезда покинет свою жертву.

— А как с машинами? — поинтересовался Николай.

— С интеллектуальными системами,— уточнил хранитель чистоты.— На механические аппараты морунги не действуют.

— А у вас что, есть простые механические аппараты? По-моему, здесь даже зубочистка имеет свои протонные мозги.

— Это правда.— Дадек грустно вздохнул.— Многие из моих братьев погибли именно от рук инфицированных машин. Завладеть протонным разумом оказалось куда проще, чем живым. Все происходит мгновенно, на большом расстоянии, и контроль этот длится вечно.

— Неужели одна звезда может перепрограммировать такую мощную штуку как, к примеру, боевой слит «Сахая»? — засомневался Пьер Фельтон.

— Одна нет. Излучения, генерируемого одной звездой, хватит лишь для подавления небольшого протонного устройства. Однако когда звезд несколько или они чувствуют поддержку Лабиринта…

— Готово! — Облегченный вздох Фалека заставил все взгляды обратиться к нему.— Сделали мы, что могли. Хотя машину эту едва ли совершенной можно назвать, но в тайны звезд смертоносных должна проникнуть она.

«Во завернул!» — Строгов который раз подивился той интерпретации, в которой разум эктонов выплескивал обычные человеческие слова.

— Будет достаточно, если это ваше чудо техники приоткроет всего лишь одну тайну — источник их проклятого излучения,— прорычал Риньон.— Со всем остальным мы как-нибудь разберемся сами.

— Приступайте, Фалек! — не раздумывая ни секунды, Лафорт отдал приказ.

Посмотрим-посмотрим, на что способен этот керогаз! Николай с интересом рассматривал двухметровое сооружение, смахивающее на гибрид фрезерного станка с рентгеновским аппаратом. Смонтированная на скорую руку, машина выглядела нелепым нагромождением блоков и кабелей, в которых лейтенант с удивлением узнавал самые неожиданные предметы. В дело пошло все, от сложнейшей биоэлектроники до прозаического кухонного резака. Рационализаторы не побрезговали даже вытяжным насосом канализационной системы, который как покосившийся обелиск теперь торчал прямо из-под блока управления огнем от лазерной пушки. Все это неописуемое изобилие технических чудес плотным кольцом окружило главную часть агрегата — лабораторный стол, в котором без особого труда угадывалась круглая титановая табуретка. Ее вместе с куском палубы пришлось вырезать прямо из кабины оператора на одном из транспортников «ММ».

— Ну, когда же? — Фельтон с нетерпением наматывал круги вокруг установки.

Один из эктонов уже сотый раз пытался подцепить звезду лапой-манипулятором. Но она всякий раз выскальзывала, словно не желая смириться со своей участью. Не в силах далее наблюдать за этим издевательством Пьер рукой сгреб зловещую гостью и молниеносно водрузил ее на отполированную операторскими задами поверхность.

— Все гораздо проще,— заявил он, вытирая руку о штанину.

— Действительно.— Фалек отобрал у своего молодого коллеги пульт управления.— Начинаем!

— Начинайте, только учтите, что другого дохлого морунга у нас нет,— напомнил Лафорт.

Ничего не ответив, главный инженер включил свою адскую машину. Все узлы и компоненты ее мгновенно ожили. Индикаторы ошалело замигали. Свирепое гудение подтвердило полную мощность. Творение эктонов было готово высосать из каменного чрева ужасной звезды все ее тайны. Николаю даже показалось, что он физически ощущает те миллионы байт, которые вот-вот хлынут в бездонные кладовые памяти главного слита. И этот миг настал. Тончайшие лазерные лучи заметались по каменной поверхности. Совершая свой головокружительный танец, они испаряли атом за атомом, открывая сверхчувствительным датчикам все новые и новые кладовые информации.

— Защитный слой проходим мы,— проинформировал Фалек.— Кристалл это есть. На родине вашей алмазом зовется он.

— Черный алмаз! — присвистнул Манзони.— Ужасно интересно! А как вы думаете, сколько он может стоить?

— Объявляю эти сведения абсолютно секретными! — тут же заявил Лафорт.

— Тому, кто станет болтать об алмазах, я собственноручно засуну эту самую звезду в одно место,— Фельтон усилил робкий приказ капитана.— Не хватает, чтобы ко всем неприятностям добавилась еще и золотая лихорадка! Риккардо, ты понял?

— Угу.— Сержант виновато отвел глаза.

— О чем это вы? — обеспокоенно переспросила Дэя.— Какая лихорадка?

— Это так, крылатое выражение,— успокоил ее Николай.— Давайте посмотрим, что будет дальше.

Три голографических экрана продолжали демонстрировать кристаллические решетки. Но вдруг симметричность картинки исчезла. На смену ей пришел неожиданный пейзаж, образованный четкими извилистыми полосами, вдоль которых выстроились шеренги бесчисленных геометрических фигур. Взгляд мог бесконечно блуждать между пирамид, цилиндров, параллелепипедов и шаров, словно по улицам безбрежного незнакомого города.

— Черт побери! — Николай не верил своим глазам.— Это похоже на…

— Правильно, на потроха радиоприемника. Печатные платы, микросхемы и так далее,— помог ему Фельтон.

— Я понял.

Тихий шепот долетел до слуха Строгова. Повернув голову, Николай увидел Легардера, стоявшего у него за спиной. С тех пор как созданный им вирус вычеркнул из и без того скудного строя бойцов «55-ю» машину, Виктор старался находиться в тени и как можно реже попадаться на глаза начальству. Своим появлением здесь он был обязан Манзони, который таскал его с собой, как поводыря в царстве технических хитростей и научных теорий.

— Что ты понял? — Лейтенант уставился на Легардера.

— Мне кажется, что я понял, как погибла эта звезда. Мой вирус поразил ее точно так же, как и слит «55-го». По своей сути звезды — те же самые машины, только сотворенные совсем не разумом и руками гуманоидов, а самой природой.

— Похоже, все обстоит именно так.— Риньон, ставший невольным свидетелем их негромкого диалога, был не в силах скрыть своей радости.— И это великолепно! Наконец у нас появилось оружие против морунгов!

Последние слова были произнесены столь громко, что заставили исследователей прервать работу. Они с недоумением уставились на Риньона.

— У меня есть ряд предложений… — Серж растолкал опешивших исследователей и занял козырное место рядом с Фалеком.— Первое — нашему гениальному изобретателю позволить нюхнуть поощрительные сто пятьдесят кубиков газообразного алкоголя из неприкосновенных запасов доктора Дэи. И второе — поручить Фалеку одну срочную работу. До похода на Ульф он должен собрать пушку, стреляющую не снарядами, а самым замечательным вирусом, который я только знаю. «Судьба придурка», если не ошибаюсь?

предыдущая глава перейти вверх следующая глава